g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

ПРОЕЗДОМ В ПСКОВЕ АЛЕКСАНДР ТУРГЕНЕВ



ФИЛАНТРОП А.И.ТУРГЕНЕВ В ПСКОВЕ.
 7 ФЕВРАЛЯ 1837 ГОДА

А.И.Тургенев
       Похоронив А.С.Пушкина у Святогорского монастыря 6 февраля 1837 года, Александр Иванович Тургенев (годы жизни 1784 – 1845) на другой день около 4 часов утра подъехал к старинному городу на реке Великой. «В ночной темноте раздавался уже гул колоколов древнего Пскова, богатого ими, как Московский Кремль; товарищ мой собрался прямо в Петербург, а я остался на один день в Пскове».
      Так писал тайный советник в отставке, удостоенный ранее звания камергера императорского двора А.И.Тургенев о своей остановке в Пскове в письме сестре А.И.Нефедьевой от 9 февраля 1837 года. К сожалению, это письмо без сокращений опубликовано лишь в ставшем библиографической редкостью сборнике «Пушкин и его современники. Материалы и исследования» (1908 год, выпуск 6).


       «Все нападают на него (Пушкина), …  я заступился»
    Будучи немало загружен служебными делами по разным ведомствам, А.И.Тургенев успевал выступать постоянным ходатаем за приятелей и людей посторонних. В его неугомонной натуре словно жила потребность быть нужным всем, кому грозят неприятности или просто требуется посредник в делах.
       Ныне таких активистов называют правозащитниками. Он принял участие в судьбах А.Пушкина, К.Батюшкова, И.Козлова, Е.Баратынского и других поэтов. Его друзьями были литераторы Н.Карамзин, И.Дмитриев, В.Жуковский, П.Вяземский.





        Очень деятельным был Александр Иванович в переписке. П.Вяземский вспоминал: «Он переписывался и с просителями своими, и с братьями, и с друзьями и знакомыми, и часто с незнакомыми: с учёными, с духовными лицами всех возможных вероисповеданий, с дамами всех возрастов и различных лет и поколений… И письма его – большей частию образцы слога, живой речи».
        С помощью А.И.Тургенева мальчик Пушкин был определён в Царскосельский лицей. Тургенев живо следил за развитием своего протеже и корил поэта-юношу за «площадное волокитство» и нерадение о своём таланте. Александр Пушкин в 1817 году ответил ему стихом, который оканчивался гедоническим афоризмом:
А труд и холоден, и пуст;
Поэма никогда не стоит
Улыбки сладострастных уст.
      В письме 1 декабря 1823 года Пушкин благодарил своего неназойливого опекуна за хлопоты, благодаря которым он получил разрешение переехать из Кишинева в Одессу. Одному из первых сообщил ему, что пишет «Евгения Онегина».
      Причастный к движению декабристов брат Тургенева Николай в апреле 1825 года выехал за границу на лечение, откуда вернуться на родину уже не мог. Последующие два десятилетия и Александр Иванович годами, по собственным интересам, жил за рубежом. Его увлекательные письма из чужих краёв знакомили Пушкина и его друзей с интеллектуальной жизнью Западной Европы.
       В европейских архивах и библиотеках Тургенев заботливо собирал документы и акты из русской истории. Одновременно успевал наблюдать за деятельностью филантропических (благотворительных) учреждений Европы, изучал их постановления, отчёты.
       В дни пребывания на родине Тургенев становился желанным собеседником для Пушкина, который в конце тридцатых годов всё глубже уходил в исторические занятия. Немало знал Тургенев и о семейной жизни поэта. Под 19 декабря 1836 года он записал разговор у Е.Карамзиной-Мещерской о Пушкине: «Все нападают на него за жену, я заступился».
       Не случайно именно А.И.Тургеневу было поручено 3 февраля 1837 года отвезти тело Александра Сергеевича Пушкина из Петербурга в Святогорский монастырь, к месту последнего упокоения.
       Путь туда был спешным, и остановка в Пскове поздним вечером 4 февраля была краткой.
Fuimus – мы были
      На обратном пути из Святых Гор в Петербург 7 февраля Тургенев к заутрене побывал в «новом соборе». Нетрудно догадаться, что речь идёт о только что, в 1836 году, построенном тёплом здании собора Благовещения Богородицы на территории Кремля (снесено в советское время):

Благовещенский собор в Пскове
     Дослушал Тургенев заутреню в церкви Николая Чудотворца, на нынешней улице Советской, дом 19. Обойдя пешком часть города, переоделся на почтовой квартире, дал знать о своём приезде губернатору.
    В десятом часу утра псковский губернатор Алексей Никитич Пещуров лично препроводил Тургенева в Троицкий собор, чтобы подробнее с ним познакомиться: осмотреть старинные образа, поклониться гробнице Всеволода-Гавриила.
      Губернатор представил петербургского гостя неназванному в письме Тургенева по имени архиерею (тогда это был архиепископ Нафанаил Павловский). Беседа с ним заняла около часа. Она, очевидно, была содержательной: собеседник псковского архипастыря с 1810 по 1824 годы занимался религиозными и национальными общинами в России, состоя в должности директора департамента Главного управления духовных дел. Поэтому в цитированном стихотворении Пушкин назвал Тургенева «верным покровителем попов, евреев и скопцов».
           Проехав на губернаторских санях с проводником-поляком к дому, где останавливался царь Пётр («везде Великий»), к Покровской башне и другим достопримечательностям города. Тургенев заметил: «Здешние древности и окрестности Пскова напоминают много славных и примечательных событий. Немногие из развалин русских могут, подобно псковским, сказать о себе римское: Fuimus, то есть «мы были», мы обозначили бытие своё в мире историческими происшествиями».
        Своеобразным путеводителем по городу Тургеневу послужила книга митрополита Евгения (Е.А.Болховитинова) «История княжества Псковского», изданная в Киеве в 1831 году и принадлежавшая Пещурову.
       Тургенев и в Пскове оставался верен своей натуре подлинного гуманиста. Пользуясь тем, что милое семейство губернатора обедает поздно (гость был приглашен на трапезу к 5 часам), он объездил военную и гражданскую тюрьмы губернского центра. При этом он ещё раз убедился (для очередного ходатайства перед властями в столице!), что железные цепи на голой руке мучительнее ножных кандалов. Особенно в зимнее время, когда закованная рука совершенно обмерзает.
      Сожалея, что не довелось взглянуть на Печорский монастырь, на древний Изборск, посланец Петербурга в 8 часов вечера отправился домой, забыв вернуть губернатору книгу Болховитинова.
      Недели через две Тургенев отдал книгу Пещурову через помещика-поэта Николая Александровича Яхонтова, побывавшего в столице. При этом письмом сообщил об исполнении в качестве посредника одного из поручений псковского губернатора к митрополиту Филарету.
     Своё письмо к А.Н.Пещурову от февраля 1837 года Тургенев закончил словами: «По вашему участию во мне долгом поставляю вас уведомить, что предоставленные мною бумаги Государю, приобретённые в Риме и Париже (речь шла о документах по истории России –Автор.), обратили, кажется, особое внимание Государя: он оставил их у себя и читает… Теперь я свободен и спокоен. Откланяюсь, не знаю ещё когда и поеду в Москву, а оттуда во Францию, вероятно, уже весной. Жаль, что дорога моя не на Псков».
Эпилог
    В воскресенье 2 декабря 1845 года в Москве стояла холодная метельная погода. Тем не менее плохо себя чувствовавший Александр Иванович Тургенев выехал с доктором Газе на Воробьевы горы, где ожидалось прохождение колонны каторжников. В который уже раз Тургенев раздал в этот день несчастным несколько тысяч рублей, собранных им от частных лиц, чтобы облегчить участь осуждённых.
        На другое утро, в понедельник 3 декабря (15 декабря по новому стилю) ему стало совсем дурно. И он скончался от инсульта, не дожив до своего 62-летия.   
      К кладбищу Новодевичьего монастыря за гробом филантропа шли дальние родственники и несколько московских друзей. Тургенев, любивший ухаживать за красивыми дамами и делать им заграничные подарки, никогда не имел семьи.
      «Журнал Министерства народного просвещения» (1846 год, часть 49) писал в некрологе: «Светлые воспоминания оставила жизнь его в памяти всех знавших его! Он не разлучался душою ни с кем, кого любил. Он желал как можно больше любить, как можно более участвовать в общей жизни человечества и в подвигах Христианской любви к ближним».
     Примечательно, что долг милосердия к людям, преступившим закон, исполнял человек, получивший алмазные знаки  ордена святой Анны 2-й степени и орден святого Станислава 1-й степени. Занимаясь всю жизнь благотворительной деятельностью, помощью нуждающимся, он, как никто другой из кавалеров ордена Анны, соответствовал девизу этой награды: «ЛЮБЯЩИМ ПРАВДУ, БЛАГОЧЕСТИЕ, ВЕРНОСТЬ».
Геннадий Егоров, газета «Новости Пскова» от 18 января 1996 года.
Сетевая версия – автора от июня 2012 года


        

     


Tags: Погружение в старину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments