g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

В древнем Пскове ценили демократию!



ПСКОВСКОЕ ВЕЧЕ – ОБРАЗЕЦ ДЕМОКРАТИИ?

Вече в Копе
Иллюстрации – из Интернет-сайтов
 Князья под контролем
      Дореволюционные историки называли строй Псковской вечевой республики народоправством, находя в нём черты чистой демократии. То есть, непосредственного участия людей в государственном управлении. Ещё первый историограф России Н.М.Карамзин считал вечевую республику «державою народною», «действительно имеющей образ демократии».
       Советские историки, следовавшие теории борьбы классов, считали вече фиктивной народной думой. Они полагали, что владычество бояр в древнем Пскове было подавляющим. При этом обычно отвергалось мнение, что вечевой строй сглаживал неравенство в сословиях, что вече было средством единения общества.
     Действительно, знать всегда находила возможности для активного воздействия на политическую жизнь в Псковской земле. Например, через посредство совета старых посадников и бояр. Но политическая самобытность Пскова и Великого Новгорода состояла прежде всего в том, что вече судило и рядило как высшая власть, как орган народа.
       Ни князь, ни посадники, ни церковный владыка никогда не достигали в средневековом Пскове господствующего положения. Они не были избавлены от общественного контроля и от необходимости подчиняться «псковской старине и обычаю». То есть, не писанному, но твёрдо соблюдаемому веками своду правил, законов.
       Значение князя или посадника определялось только их заслугами перед городом. Князь (обычно чужак, приглашенный городом) был прежде всего военачальником местной рати. И был люб до той поры, пока исполнял волю псковского веча. А оно-то уж ничуть не склонно было шутить с инакомыслящими или ослушниками воли народа.
      «Устав» был не нужен
   В вечевом собрании имели равное право участвовать взрослые люди, владельцы дворов, богатые и бедные. Решения веча принимались без подсчёта кворума и голосов, да и вообще не было никакого «устава» веча. И оформлялось грамотой с печатью, закладываемой в ларь. Решение давалось как от «больших», так и «меньших» людей.
        Тяга к соглашению, а не смакование разногласий диктовалась тогда постоянной военной угрозой извне, а также необходимостью противостоять в быту суровым природным условиям. Эти обстоятельства реальной жизни оставляли мало места не только классовой борьбе, но и произволу сильной личности, своекорыстию.




       Вече было не только законодательным, но при необходимости и исполнительным органом, а подчас и высшим апелляционным судом.
      Оно не занималось текущими делами, но без утверждения веча никто не мог занять руководящей должности, оно принимало и отменяло законы, решало вопросы войны и мира, снаряжало посольства и выслушивало их отчёты. В компетенции веча были чеканка монет, построение городских стен, мостов и даже церквей.
Сходка
«Меньшие»люди с большим весом
    Бояре, землевладельцы были, конечно, первенствуюшим сословием в обществе, но их гражданские права были одинаковыми с правами других жителей. Например, псковские бояре не имели возможности вести с собой на вече толпу зависимых от них холопов. Господин Псков был более демократичным городом, чем аристократичный государь Великий Новгород. В отношениях между сословиями на берегах реки Великой проявлялось больше терпения, сплочения, почтения к закону.
       Самостоятельным и численно преобладающим на вече слоем были «меньшие» (или «чёрные») люди: мелкие землевладельцы, общинники, ремесленники. Псковская Судная грамота проявляла покровительство к этому бедному, но вовсе не лишенного имущества сословию. Псковский закон, в частности, защищал порядок приобретения земель и полную собственность «сябрами», то есть пайщиками, покупавшими землю на общий собранный капитал.
    Всё это ставило «меньших» людей в положение, когда на вече они становились влиятельными людьми. Интерес веча они считали своим собственным, поэтому заботились, чтобы вечевые устои оставались неприкосновенными. Историк 19 века И.Д.Беляев относил этих людей к главной массе демократов Псковской республики.
      «Меньшие» люди не дробились на партии, и единство позволяло им расправляться с неугодными. В летописи под 1458 годом читаем: «Псковичи, недовольные распоряжением прежних посадников, убавивших торговую меру … старых посадников избили на вече».
Плач по демократии
     Глубоким было уважение граждан Псковской республики к решениям веча, к «псковской старине и обычаю». Лишь усилившие свою власть великие московские князья в 1510 году смогли сломить псковскую вольницу. Да и то после долгой и упорной борьбы за централизацию русских земель.
        Псковский летописец, сообщая о снятии вечевого колокола с Троицкого собора, заключил: «И тогда отъята слава псковская, и бысть пленён (Псков.-Автор) не иноверными, но своими единоверными людьми. И кто сего не восплачет и не возрыдает?».
        И сам летописец вместе с земляками заплакал и отпел народоправству последнюю, трогательную песню. Эта общая прощальная песня указывает на то, что тогдашние простолюдины-вечники ценили демократические начала в политике.
Геннадий Егоров,
 газета «Так надо!» (Псков) № 37 от октября 2000 года.
Сетевая версия – автора от мая 2012 года



Tags: Погружение в старину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments