g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Феофан Прокопович - государственный и церковный деятель




ЕПИСКОП ФЕОФАН ПРОКОПОВИЧ БЫВАЛ В ПСКОВЕ РЕДКО

75352730_large_Feofan_Prokopovich
     1 июня 1718 года в храме св. Троицы в Санкт-Петербурге епископом Пскова, Нарвы и Старого Изборска был наречён Феофан Прокопович, единомышленник царя-реформатора Петра Великого, яркий проповедник и выдающийся богослов.
        Посвященный на другой день в сан епископа Псковского в присутствии Петра, он бывал в Пскове только редкими наездами, проводя свою шумную и тревожную жизнь на берегах Невы.
       В конце своей жизни теоретик просвещённого деспотизма с большим искусством вёл тяжелую политическую игру, оставшись для врагов злым гением русской церкви.


         Будущий церковный начальник Псковского края родился в 1681 году в Киеве, в купеческой семье. Образование получил в Киево-Могилянском коллегиуме в 1698 году.
          Переехав в Польшу, принял католицизм, чтобы продолжить образование в Риме. Здесь изучал римских и греческих классиков, философию и богословие. Хотя на Западе мог сделать карьеру по своим способностям, он возвратился в православие в 1704 году в Киеве. Стал здесь преподавать в духовной академии.
     В ту пору Петр Первый уже начинал решительную борьбу со старыми русскими предрассудками. И Феофан  выступил восторженным панегиристом преобразований царя. Он выступает с отрицанием авторитета духовенства как учительского сословия по отношению к другим слоям общества. Требует критического отношения ко многим вопросам религии.
       Царь Петр, одобрив образ мыслей Прокоповича, вызвал его в 1716 году в столицу, разраставшуюся на берегах Невы. 9 августа того же года Феофан писал из-под Киева другу Я.А.Маркевичу: «Меня вызывают для епископства. Эта почесть меня так же привлекает и прельщает, как если бы меня приготовили бросить на съедение диким зверям. Дело в том, что лучшими силами своей души я ненавижу митры, саккосы, жезлы, свещники, кадильницы и тому подобные утехи».
      Начав читать в Питере проповеди, он сообщал в Киев, что в столице и во всём северо-западном крае плохо поставлена богословская специальность из-за грубого невежества великорусских (то есть, старомосковских) начетчиков. Они, не изучив ничего серьёзным образом, охотно толковали вкривь и вкось о богословских предметах. «Все догматствуют, все богословствуют, определяют, решают, постановляют», - писал он возмущенно Маркевичу.
       Сам Феофан не устоял перед искушением властью, хотя перед самым заступлением на псковскую кафедру на него поступили доносы о его якобы еретических взглядах. Но Петр ему доверял. И через неделю после наречения Феофана посетил его с большой свитой на псковском подворье Петербурга для 6-часового обеда.
       Так Прокопович стал самым влиятельным придворным иерархом церкви. Патриарха тогда не было, действовал лишь местоблюститель Стефан Яворский, который не слишком-то нравился царю.
      Выкроив время, летом 1719 года, Феофан объехал свою епархию по маршруту Петербург – Ревель (Таллинн) – Дерпт (Тарту) – Псков – Нарва с возвратом на берега Невы. На участке Дерпт-Псков путник ехал через Ряпина и, следовательно, не мог миновать Псково-Печерского монастыря.
       Трудно сказать, какое впечатление произвёл на псковский клир высокообразованный и умный Прокопович. Скорей всего, его встретили настороженно. Точно известно, что из Пскова иерарх вывез 2500 книг, главным образом, на иностранных языках.
      Судя по тому, что книги хранились в псковском арсенале, они были военным трофеем. И привезены на берега Великой в 1704 году из Дерпта вместе с орудиями после победы над шведами. С личного разрешения Петра Первого эти экземпляры пополнили книжное собрание Феофана, которое впоследствии разрослось до 30 тысяч наименований.
      На две трети это были сочинения авторов протестантского толка, взглядам которых Прокопович сочувствовал. После смерти иерарха его уникальный книжный фонд был передан новгородской семинарии (с 1725 года Феофан – архиепископ Великого Новгорода и Великих Лук). Уже в советское время он пополнил собрание публичной библиотеки Ленинграда …
        Едва епископ вернулся из упомянутой поездки, одно за другим на него сваливаются поручения Петра. Например, ответить сорбоннским богословам на предложение о воссоединении католической и православной церквей.
         Любое поручение епископ выполнял быстро и умело, точно угадывая мысли монарха. В 1719 – 1720 годах Феофан не просто написал предисловие к «Морскому уставу», но развил его в великолепное «Слово похвальное о флоте Российском». Не раз выходя с Петром в плавания по морю, он обучился управляться с парусами.
        В 1721 году Феофан написал «Духовный регламент», в котором обосновал новую систему управления церковью во главе с Синодом. Прежде церковного долга он призывал исполнять долг гражданский, служить государству, царю, а не церкви.


i
Духовный регламент Петра Великого. Составлен Феофаном Прокоповичем. Иллюстрация - из Интернет-сайта
      Панегирист Петра и «злой прелестник» Феофан Прокопович скончался на 56-ом году жизни от «каменной» болезни. На смертном одре в 1736 году он философски вопрошает: «О, голова, голова, ты упивалась знанием, куда придётся прислонить тебя теперь?».
      Тело почившего пастыря было перевезено из Петербурга в Великий Новгород и погребено в южной части знаменитого Софийского Собора.
      Всё своё состояние Феофан завещал детям, воспитывавшимся в его домовой школе.
       Геннадий Егоров, газета «Печорская правда»
 Псковской области от 1 июля 2005 года.
  Сетевая версия – автора от июня 2012 года

Tags: Погружение в старину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments