g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Category:

Физик Лев Николаевич Полянин. Студенческие годы и вся жизнь


 

 

ЛЕВ  ПОЛЯНИН

 

 Улыбка Полянина март 1957

На фото: Лев Полянин – студент третьего курса физмата ГГУ, город Горький, март 1957 года

          Вчера написал рассказ-воспоминание «Серж Омяльев» о скромном физике выпуска Горьковского государственного университета (ГГУ) 1959 года Сергее Ивановиче Омяльеве. А теперь пора повествовать о настоящем, талантливом физике из того же выпуска - Льве Николаевиче Полянине.

           Настоящем потому, что он на всю жизнь сохранил свою специализацию в атомной энергетике (теплофизические расчёты атомных реакторов). Стал доктором наук, почти единственным из всего выпуска физиков того года, автором более 100 научных статей и пяти монографий

      Отличные человеческие качества – выдержанность, доброжелательное отношение к товарищам по учёбе и сослуживцам, честность и порядочность - позволили ему завести много друзей и приятелей. И я бесконечно рад, что оказался в их числе. Вхож в его семью, проживающую в Москве (жена Наташа, дочь Светлана, внучка Сонечка), знал его родителей, видел его брата в молодые годы.

      Несмотря на солидный возраст (77 лет) и ослабление здоровья, Лев Николаевич сохранил работоспособность. А отпуск любит проводить в деревне, в своей малой родине – Кремёнках, что на Волге в Нижегородской области…

 

            На студенческой скамье нас свело, пожалуй,  то, что отцы были у обоих офицерами. Полковник медицинской службы Николай Михайлович Полянин (годы жизни 1911-1984) ещё служил, а мой отец, подполковник, в городе Горьком вышел в отставку в 1954 году, в год моего поступления в университет. На другой год моя семья убыла на родину отца и матери, в Псковский край. И как-то естественно получилось, что весной 1955 года я подселился к Лёве Полянину в снимаемую им комнату в частном доме, неподалёку от памятника Максиму Горькому (общежитие тогда предоставляли немногим, в основном старшекурсникам).

 



          Позднее мы сменили ещё три ветхих дома вблизи улицы Свердлова, 37, где проходили занятия. Наладился определённый режим упорной учёбы и аскетической жизни, потому что жили на строго отведённую родителями сумму (помнится, 50 рублей при стипендии, которую мы не получали, в 22 рубля).

        Грамотный медик Николай Михайлович однажды проинспектировал наш распорядок дня и нашу «диету». И по-военному строго сказал: «Вам надо не только чаёвничать, а наладить  нормальное питание, потому что испортите желудки. В противном случае бросайте университет!».

            Однако родительская дотация при этом не была увеличена. Просто пришлось убавить всякие необязательные расходы, среди которых не было (или почти не было) курева, выпивки, развлечений (разве что немногие молодёжные компании вскладчину и бесплатные вечера с танцами под только что разрешённую джазовую музыку в Старом Актовом зале университета). Правда, любовь к хорошему вину Лёва сохранил на всю жизнь, возможно, от времени жизни до университета в Грузии (Махарадзе), где служил его отец.

     Примечательно, что мы никогда не ссорились, не были в обиде друг на друга. И я, при своём невыдержанном характере, при нём никогда не возбуждался, не повышал голос.

    Помню, что одевались мы зимой легко (никогда не имели зимнего пальто). Лёва до январских морозов ходил в кожаном пальто (единственным на курсе) с непокрытой головой, предпочитая при необходимости не кепи, а шляпу. Девушки всегда обращали на него внимание, но постоянной подруги ни у него, ни у меня не было. Учёба, а потом работа, оставались главным делом.

 

С Полян 1959 год

На фото: красавчики Полянин (справа) и будущий блогер Егоров на старших курсах, 1959 год, город Горький.

             В годы учёбы я с некоторой иронией (которую не выказывал) наблюдал, как студент кафедры теоретической физики Лев Полянин старательно берёт интегралы (его любимое занятие), не поверив, что это у моего приятеля всерьёз и надолго. В 1960 году Лёва поднёс мне с автографом отдельный оттиск своей статьи в журнале «Известия высших учебных заведений. Радиофизика, том 2, 1959». Статья была написана (в соавторстве с Н.Г. Денисовым) на основе его дипломной работы и называлась серьёзно «Флюктуации амплитуды и фазы волны, распространяющейся в неоднородной поглощающей среде».

          Его талант проявился на стыке физики и математики, так что не случайно позднее он стал одним из главных специалистов в Курчатовском центре атомной физики в Москве. А начинал работу после ГГУ Лев Николаевич в солидном машиностроительном объединении на Калининском посёлке в Сормовском районе, в ОКБМ. Тогда это было строго засекреченное учреждение оборонного профиля, сегодня ОКБМашиностроения создаёт мирную продукцию и о нём  напечатана целая книга служебного характера.

     Именно в общежитии для ИТР машобъединения на Калининском посёлке после окончания университета Лёва получил койку. Туда к нему я заглядывал в 1959 – 1961 годах с ночёвкой. По удивительной случайности общежитие оказалось по соседству (через одно здание) с кирпичным домом, в котором жила  в городе Горьком наша офицерская семья Егоровых в 1950-1955 годах (дом и сегодня стоит на пересечении улицы Страж революции и Технического переулка).

       В общежитие частенько заглядывали молоденькие девчонки, неустроенные после школы «»пигалицы» из рабочих семей. Были они весёлыми и шаловливыми, можно сказать, бесшабашными. Иногда мы проводили с ними время, но ни одной из них не «испортили».

       Однако мои наезды в Горький из Пскова, где я жил и работал с 1961 года, стали редкими. Писать письма Лёва не любил и сейчас не любит.  К тому же где-то с 1965 года у обоих из нас пошла довольно активная жизнь со многими переменами. В 1971 году мой товарищ защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата физико-математических наук, в 1988 году стал доктором технических наук. В 1980, 1982, 1994,2004 годах в Москве, в Атомиздате, Энергоиздате, Энергоатомиздате вышли его монографии.

     Лет на 10-15 наше общение, даже эпистолярное, оборвалось. А когда я написал ему в Горький около 1980 года, проживая в Казани, то по старому адресу Льва Николаевича не оказалось.

        К счастью, система справочных столов МВД СССР тогда работала исправно. Горьковский справочный стол указал, что Л.Н.Полянин убыл в Москву, а милиция (московская) помогла мне найти  его московский адрес. Так что в очередную командировку в столицу я после обстоятельного письма с описанием своей жизни нагрянул к студенческому приятелю собственной персоной. Застал его в тёплом кругу жены, дочери и тёщи.

 С Полян 1984 год

На фото 1984 года: умудрённые жизненным опытом, в возрасте почти 50 лет, Л.Н. Полянин (справа) и Г.С. Егоров при встрече в Москве.

      С тех пор мы не прерываем связи, хотя видимся редко (давно уж нет моих командировок в столицу), письма пишет лишь жена Льва Николаевича Наташа. Перезваниваемся только по праздникам, да и не всякий раз. Состарились!

    Сегодняшние фото наши с морщинами и сединой вставить здесь я не решаюсь, но вот наша встреча в начале пенсионного возраста в феврале 1996 года (Москва):

 

  Встреча с ЛН в Москве 1996

   Многих лет жизни тебе, дорогой Лев Николаевич!

Будь здоров и счастлив!

 

Постскриптум:

   Уже когда был написан этот текст, я получил бандероль с двумя книгами Л.Н. Полянина с теплыми автографами:

 Автограф Полянина

     Это монография  «Вопросы теплофизики водоохлаждаемых энергоустановок» (1994) и интересное пособие «Аналитическая аппроксимация экспериментальных данных» (2012). Их по просьбе отца-автора послала мне Светлана. Эти издания собираюсь передать в фонд старейшего книгохранилища России - Научной библиотеки имени Н.И.Лобачевского Казанского федерального университета.



 

 

 

 

 

        

       

Tags: Воспоминания, Воспоминания в фотографиях
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments