g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Поэт Случевский плыл из Пскова в Юрьев в 1886 году



К.К.Случевский: нет снетка вкуснее псковского!

снеток

      Более 100 лет назад, в 1897 году, в Санкт-Петербурге была издана книга поэта Константина Константиновича Случевского «По северо-западу России». Том второй книги содержит описание поездки поэта в свите великого князя Владимира Александровича в 1886 году по Прибалтике с заездом в Псков, Гдов, Юрьев (Тарту).

        В Псков путники прибыли на поезде 27 июня, а на другой день на пароходе  «Dorpat» (немецкое название города Юрьева) отчалили вниз по реке Великой.

       Приведём здесь в сокращении и с изменением пунктуации репортаж поэта с борта теплохода.

           В нижней части течения Великая шириной почти с Неву близ Дворцового моста. Вышина берегов близ Снетогорского монастыря близка к вышине Воробьевых гор под Москвой. Тем низменнее казались берега Псковского или Талабского озера. Деревня Муровицы, находящаяся справа, подле самого устья, и следующая за нею – Горки, в 34 крестьянских двора, удивительно типичны. Они поднимаются какими-то конгломератами деревянных построек, жмущихся вплотную одна к другой прямо на сваях, не имеют улиц.

         Можно представить положение людей при ледоходе. Коровы, говорят, спасаются на крышах, а соседи сообщаются друг с другом по жердям, просунутым в окна. Глыбы льда окружают их тогда, и они отрезаются от всего света.

        Вот, действительно, уголок своеобразной русской жизни, достойной художника и описателя! Обыкновенно пасхальный звон церквей во время ледохода и распутицы доносится к ним только издалека. Это не мешает, однако, глубокой вере и сильному развитию молитвословий по всему побережью.

          Камня в местных постройках не видно вовсе, кроме фундаментов снеткосушильных печей, выразителей того снеткового промысла, которым живёт всё население обоих озёр-близнецов, Псковского и Чудского.



         «Нет снетка вкуснее псковского», - об этом скажут вам и в Москве, и в Петербурге, и это совершенно справедливо. И это может подтвердить всякий, кому удалось отведать на месте свежих снетков, вовсе не обладающих нем неприятным запахом, который главным образом зависит от первобытных способов, какими снетки заготавливаются впрок.

         За последние годы местные рыбаки жалуются на уменьшение добычи снетка, но виноват не снеток, а люди с их убийственно мелкими сетями. Крутой мерой против хищников считается запечатывание на время нереста снеткосушильных печей по всему побережью …

     Не только снетка и ряпушку производят здешние воды. Не говоря уже о толстом и неуклюжем соме, встречающемся, впрочем, довольно редко и отличающемся самым невкусным мясом, здесь имеются очень вкусный лещ и судак, направляющиеся для сбыта, главным образом, к Петербургу, щука, идущая в Варшаву, окунь, ёрш и язи, расходящиеся на месте. Но главный продукт – снеток …

       Ловят снеток круглый год. Самый хитростный и трудный – это зимний лов. Тут пускается в ход большой невод. При подобном неводе необходимы 16 рабочих и 8 лошадей, кроме управляющего ловлей «жерника». Все, вместе взятые, называются «дружиной».

ловля снетков гравюра А Зубчанинова

Гравюра А Зубчанинова о ловле снетков из сайта Интернета

        Когда невод подтянут и матка невода находится подле последней проруби, тогда подбегают к ней дети, бабы, старики с ковшами в руках, так называемые «кошовники», и черпают снеток, сколько кому удастся. Несмотря на то, что ковшам достается иногда больше добычи, чем остаётся самому хозяину, никому и в голову не приходит посягнуть на обычай.

      Снеток продаётся обыкновенно на месте, на глазомер, огулом, причём составляется нечто вроде аукциона. Рыбак выкликает свою цену присутствующим тут купцам и владельцам снеткосушильных печей. Если цена высока, последние молчат. Если они согласны, то произносят слово «данотам» - и купля совершена.

        Средним числом вывозится в год псковского снетка около 200 000 пудов, что при цене три рубля пуд даёт валового дохода до 600 000 рублей, из которых на долю промышленников приходится около 440 000 рублей. Так как всех дворов, занимающихся рыбным промыслом, до 1500, то на долю двора приходится 150 рублей. Этого мало для покрытия всех домашних потребностей, и приозёрные крестьяне занимаются ещё перевозкой тяжестей и торговлей глиняной посудой, приготовляемой в Пскове.

         Центром снеткового промысла является посад Александровский, на островах Талабске и Верхнем. Талабские острова имеют 4 тысячи человек населения. Нельзя было налюбоваться чудеснейшей картиной, которая развёртывалась перед глазами.

       Словно нарочно, блеск и самостоятельность картины подняты были до крайних пределов великолепия крестным ходом по воде икон Елеазаровского прибрежного монастыря. Все люди, кроме гребцов, стояли в лодках и над ними высились хоругви и кресты, и стояли обложенные золотом и серебром иконы. «Помощник и покровитель бысть мне во спасение», - слышались слова исполнявшегося пения. Процессия эта ежегодная …

          Озеро блестело и лучилось. Виднелись там и сям по зеркальной поверхности воспользовавшиеся пробуждавшимся слабым ветром так называемые «будары», большие мелкосидящие крылатые лодки с одним прямым парусом, поднимающие до 15 000 пудов. Виднелись и мелкие рыбачьи лодки, встречались суда, нагруженные бочками со снетками. Показался и буксирный пароход лесопромышленника Зиновьева «София».

        Пароход «Dorpat» двинулся проливом из Псковского озера в Чудское и взял курс на Гдов.

Подготовил Геннадий Егоров, газета «Крестьянская жизнь»

 Псковского района Псковской области № 31 от 15 апреля 1997 года.

     Сетевая версия  Г.Егорова от мая 2012 года



    

        

Tags: Погружение в старину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments