g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Ещё раз о физике Бруно Понтекорво

ФИЗИК БРУНО ПОНТЕКОРВО

В ЭНЦИКЛОПЕДИИ И В ЖИЗНИ

       У автора этих строк осталось мало однокурсников по Горьковскому государственному университету (выпуск физиков 1960 года), с кем всё ещё поддерживается связь по переписке, изредка – по телефону. Один из них – АВС (назовём его инициалами подлинных имени и фамилии), получивший в 1960 году направление на работу в Дубну Московской области, в Объединённый институт ядерных исследований – ОИЯИ (до 1956 года – Институт ядерных проблем).

    Как-то я спросил АВС в письме, жив ли физик Бруно Понтекорво (БП), происходивший из еврейской семьи в Италии. Кстати, он в середине семидесятых годов рецензировал кандидатскую диссертацию моего друга по УХН (ультрахолодным нейтронам). В ответ АВС поведал мне всю историю жизни учёного-иностранца. Нравственно чистым и честным, всегда умным и немного наивным представился мне Бруно Максимович по полученным записям…

250px-Bruno_Pontecorvo

На фото: физик Бруно Понтекорво


Ветеран уступает дорогу молодому

   Вот как выглядит биография БП по Большой Советской энциклопедии (БСЭ), том 20:

      Понтекорво Бруно Максимович родился в 1913 году в Пизе (Италия), советский физик, академик АН СССР (1964), член-корреспондент (1958). После окончания Римского университета работал там же в группе Энрико Ферми, затем в Институте радия. В 1940-1950 гг работал в США, Канаде, Великобритании.

      В 1950 году переехал в СССР. С 1950 года работал в Институте ядерных проблем, с 1956 г – в ОИЯИ (Дубна). Основные труды по замедлению нейтронов и их захвату ядрами. Ленинская премия в 1963 году, Государственная премия в 1954 году, награждён 2 орденами Ленина, 3 другими орденами, а также медалями.

       Первое знакомство с маститым учёным и тогда уже член-кором АН СССР у АВС состоялось сразу по приезде в Дубну, что называется, «на свежем воздухе». Однажды молодой выпускник ГГУ в нарушение правил личной безопасности вышагивал по одной рельсине железнодорожного пути, проходившего через жилой массив и институт. Это сейчас на рельсы постоянно садятся или ложатся в знак плохой жизни. А тогда по ним просто ходили: рельсы оказались кратчайшим путём от дома до работы и обратно.

 И вот как-то навстречу АВС на той же «железяке» балансировал уже немолодой, смуглый и худощавый человек с длинными ногами и большим носом. Они приветливо улыбнулись друг другу, и ветеран-физик (это был БП) первым уступил дорогу новичку из провинции. Уважение к молодёжи или привычка человека высокой культуры? Так или иначе смежная научная проблематика сведёт их близко уже скоро-скоро.

«У нас героем становится любой»

      И всё же самой интересной в записях АВС оказалась расшифровка фразы из БСЭ: «В 1950 году переехал в СССР». Это сейчас просто: оформил визу, купил билет, сел в самолёт или поезд. Во времена «железного занавеса» было всё сложнее…

    Соединённые Штаты Америки, 1940-е годы. Тогда руководители американского атомного проекта отказались привлечь БП к созданию супербомбы. Хотя приятель Бруно Понтекорво Энрико Ферми активно участвовал в том начинании (смотри книгу Лауры Ферми «Атомы у нас дома»). Жена-шведка Понтекорво, отец которой состоял в руководстве компартии Швеции, предложила мужу замысловатый план побега из Америки. Который и был реализован. Конечно, не без участия самых компетентных в мире органов, которые в разные годы именовались Чека, ОГПУ, НКВД, КГБ.

    В 1950 году семья Понтекорво выехала из США в Стокгольм якобы в отпуск. В столице Швеции супруги сразу оказались единственными пассажирами самолёта ИЛ-12 (советского «Дугласа»), приземлившегося в Финляндии. А в стране Суоми «отпускников» уже не один день поджидал небольшой советский лесовоз «Белоостров». На него 37-летний атомщик был зачислен рядовым матросом. Разумеется, под вымышленным именем.

     В городе Ленина ничем не приметное судно встречала большая группа офицеров КГБ, вскоре получивших ордена за свою полезную для государства работу.Офицер КГБ, возглавивший операцию по организации бегства физика, который мог хоть что-то знать из американских атомных секретов, стал Героем Советского Союза.

     Есть ли об этом подробнее что-то в современном Интернете? Признаться,ничего нового мы здесь не представим...

Когда свинец – вовсе не металл

      Увы, большими атомными секретами прибывший итальянец не обладал. Да и доверия полного к нему не было: в те годы подозрительность преобладала при оценке кадров. Так что БП не попал работать в Сарово Горьковской (ныне Нижегородской) области, где ковалось советское атомное оружие.

     В Дубне оказавшийся неспокойным человеком, но чрезвычайно грамотным учёным, Бруно Понтекорво быстро стал любимцем коллектива. Каждый диспут или семинар с его участием превращался в живой разговор, в котором неизменно находились ответы на вопросы: «Что, где, когда и почему?». При выступлениях он сильно размахивал длинными руками, дёргался и как бы больше других занимал места в помещении..

         Однажды Максимыч на семинаре сцепился с директором института, партийным ставленником Мещеряковым. Последний, потерпев поражение в научном споре, обозвал учёного предателем своей родины, той, итальянской. Обиженный «Дон-Кихот», тогда едва владевший русским языком, только и смог выкрикнуть от гнева в ответ: «Свинец Ви!». Не сразу, но до всех дошёл «перевод»: «Свинья Вы!»…

Удивлялся, что и на «зебре» давят пешеходов

    Бруно Понтекорво был неутомим и энергичен не только на работе, но и в часы досуга. Он увлечённо играл в теннис, гонял на велосипеде (да ещё сидя в седле задом наперёд, как мой друг АВС), занимался подводной охотой. И впервые внедрил в городе ученых атомщиков водяные лыжи. Потом Дубна воспитала в этом виде спорта двух чемпионов мира и нескольких призёров.

      Наивный иноземец в советской среде обитания, наверное, и впрямь выглядел настоящим Дон-Кихотом. Ведь он возмущался многим по поводу или без повода. Например, его возмущали правила движения на перекрёстках, когда пешеходов бесцеремонно давят и на зеленом свете.

      Когда в Дубне прокатилась волна велосипедных краж, Максимыч предложил наказывать вора пятикратной стоимостью велосипеда. При этом одну стоимость его вносить в детский фонд города, ещё одну – на укрепление городского отдела милиции.

       В конце концов столь желанный для советской науки иммигрант, наблюдая советское бытие, открыто стал оппозиционером. Потому что время от времени открыто восклицал: «Так жить нельзя!».

      В 1970-е годы прошёл слух, что академика А.Д.Сахарова якобы хотят убить «арабские террористы» за его протест в 1973 году против поставок советского оружия в Египет. Тогда Понтекорво не побоялся прийти к президенту АН СССР и открыто заявить, что эти слухи – провокация тех, кто сам готовит физическое устранение строптивого Сахарова.

Эпилог

    Бруно Понтекорво скончался в сентября 1993 года в возрасте 80 лет, проводя много времени в излюбленной Италии. Последние 15 лет он страдал болезнью Паркинсона. И его прах был похоронен в двух местах: как в Дубне, так и в Риме

          Тогда ещё была жива его первая жена. Сожалела ли она к тому времени, что много лет назад сделала выбор для себя и мужа в пользу «самого справедливого строя?».

   Учёный успел застать время «перестройки» в СССР и «новостройки» в России. Новые руководители института были уже не партфункционерами, а коммерсантами. И проводили такие далёкие от физики операции, как переправка за границу лесоматериалов.

Геннадий Егоров по неопубликованной рукописи АВС от 1998 года.

Сетевая версия от мая 2012 года

 

Tags: Погружение в старину
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments