g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Воспоминания

ЛЕЛЬ КОЛОБОВ:«Я ПЫТАЮСЬ РАССЕКРЕЧИВАТЬ ЭТУ ТАЙНУ С ДАВНИХ ПОР…»

Л.С. Колобов (слева) 1994

Л.С. Колобов (слева) и Геннадий Егоров, Псков, 1994 год. Собственное фото

ЛЕЛЬ – маленький Бог Страсти. Слово «лелеять» - нежить, любить. Лель метал из рук искры: ведь страсть – это пламенная, жаркая любовь.

                 Из Интернет-энциклопедии «ВИКИПЕДИЯ»

      Сегодня во второй раз пишу о своём старшем друге Леле Степановиче Колобове, годы жизни 1925 -1998. Первая часть была посвящена нашей встрече в Пскове в июле-августе 1994 года, которая оказалась ПОСЛЕДНЕЙ. Сегодня Лель вовсе и не «старший» друг: я сам сравнялся с ним по возрасту (73 года).

       Не каждый знает, что ЛЕЛЬ в мифологии древних славян – это Бог любовной страсти. В своём интервью ПСКОВСКОЙ ПРАВДЕ 3 августа 1994 года Лест (одно из его прозвищ от имени-отчества) так объяснял происхождение своего необычного имени: «В 1920-е годы было модным давать имена революционные – Тракторина, Владлен, Ким, Октябрина. Но я родился почти белоснежным блондином. А чуть ли не накануне отец -офицер Красной армии- побывал на опере «Снегурочка». Увидев меня, новорождённого, он решил, что я очень уж похож на оперного героя. Так и стал я Лелем. Одно время подумывал сменить имя на более привычное, но … зовусь по-прежнему Лелем».

           Лель Степанович всегда был серьёзным человеком, чего и следовало ожидать от кандидата экономических наук. Читателям калининградских газет (в Калининграде жил с 1979 года) он был известен как автор социально-психологических этюдов. Но было у него и хобби, лежавшее вне профессиональных интересов: Лест с молодости был покорён Пушкиным, собирал газетные вырезки о поэте. И состоял на северо-западе членом Пушкинского общества.


      Не все и не сразу друзья его узнавали, что Лель и сам пишет стихи. Самые первые из них относятся к сороковым годам, когда Лель был молод и перманентно влюблён. Стихи были неумелые, наивные, но неизменно искренние. Вот отрывок из стихотворения от декабря 1944 года:

В разгроме лютого врага

Есть лепта и моя.

Фашистов бью, чтоб ты могла

Быть гордой за меня.

Стихи были обращены к матери (отец, командир полка, пропал без вести в 1941 году под Ленинградом), а также к девушке. Примечательно, что девушка была попервости у него не реальная, а воображаемая (виртуальная, как говорят нынче). И любовь к ней – вечная и таинственная мечта. Вот один из стихов целиком:

Незнакомка черноглазая,

НЕ ВИДАЛ ТЕБЯ НИ РАЗУ Я,

Но запал твой в сердце взор.

И не только этим вечером,

Я пытаюсь рассекречивать

Эту тайну с давних пор.

А Луна, ну и проказница,

Мне подмигивает, дразнится:

«Эту тайну не найти».

Я не думаю отчаяться,

Верю я, что повстречаешься

Ты мне на моём пути.

И таким же тихим вечером

Обниму тебя за плечи я

И прижмусь щекой к щеке.

Посмотри, Луна не дразнится –

Скрылась, хитрая проказница,

В тёмной туче вдалеке.

(вторая строка здесь выделена мною - Г.Е.)

      Любвеобильный Лест не был богат женщинами в реальности. Мужчина средних габаритов и немного красивый лишь в молодости, склонный к полноте, медлительный и даже с виду флегматичный, он никогда не значился дон-жуаном. И вовсе не гонялся за каждой юбкой. Но стихов с загадочными женскими инициалами у него оказалось несколько. Стихи эти он вписал по памяти в мою записную книжку при визите в Казань летом 1987 года. Упоминались неизвестные мне З.П., Е.Е., И.Ф. Не буду цитировать эти вирши, чтобы не утомлять читателя. Приведу лишь ироничный стих, характеризующий нравы того времени:

За любовь, её волненья               

Шли мужчины в ад сраженья.

Продирались сквозь метели,

Погибали на дуэли.

Вызывались на парткомы

И не оставались дома.

Покидали жён фригидных

И постов лишались видных…

За таких мужчин – горою!

Я и сам такой – не скрою.

       Я забыл уже, что он рассказывал мне о своей первой жене (кстати, Егоровой по девичьей фамилии). Ничего яркого в их жизни, как я понял, не было. Не было и детей почему-то. Вторая жена Елена, которую я помню по коротким общениям с Лелем у него на квартире в Пскове, производила впечатление скромной, даже заурядной женщины средних по всем «параметрам» достоинств. Кажется, она нигде не работала, родив дочку Надю.

      По видимому, Лель с его любвеобильной натурой хотел чего-то более яркого и волнительного в личной жизни. И он завел роман с почти красивой и пышной Ларисой, имевшей дочь, которая жила отдельно. Вскоре они стали мужем и женой и поселились вдали от прежних мест жительства, в Калининграде. Лариса, преподаватель вуза, была спокойной и покладистой женщиной (моложе Леля на 10 лет). Я их видел не раз вместе в Ленинграде и когда они гостили у нас в Казани. Пара симпатичная и, пожалуй, вполне счастливая!

       Не знаю, как сложилась жизнь Ларисы впоследствии, после кончины мужа, получавшего солидную пенсию ветерана ВОВ и работавшего до 67 лет.

Как выразился один поэт 19-го века:

Мне кажется, с лица земли

И жизнь моя исчезнет вскоре,

Растает, как туман вдали,

И счастье унося, и горе.

      Лель умер, быть может, с надеждой, что живущие ныне друзья его станут время от времени вспоминать. Вспоминать добрым словом. Что и делаю я сегодня второй заметкой о нём. Таких заметок можно написать и больше…

31 августа 2009 года, село КЛЮЧИЩИ


        
Tags: Псков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments