g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Мои онкозаболевания лечили в Казани русские, татары, евреи


ОНКОЛОГИ ПОТАНИНЫ – «ОЛИГАРХИ» КАЗАНСКОЙ МЕДИЦИНЫ

7 апреля 1993 года в Республиканском клиническом онкологическом диспансере Минздрава Татарстана (РКОД), Сибирский тракт, 29, мне была сделана операция по поводу опухоли в левом лёгком. Она обнаружилась при плановой флюорографии по месту работы и явилась полной неожиданностью, так как ничем себя не выдавала.
   Оперировался я ещё в старом корпусе РКОД, в 3-этажном здании (справа на прилагаемом из ИТ фотоснимке) диспансера на левом берегу реки Казанки. Корпус, где я пролежал с 1 по 19 апреля помечен мною красной стрелкой:

kod_v со стрелками

На фото: корпуса РКОД Минздрава Республики Татарстан
Сделанный в ходе операции диагноз (по клеточному анализу) гласил: карциноид лёгкого, а именно, потенциально-злокачественная , гормонально-активная опухоль. Любое хирургическое вмешательство в лёгкие не является простым, хотя бы потому, что ведёт к большой кровопотере. И я очень рад, что попал тогда в руки самого заведующего Первым торакальным отделением Владимира Петровича ПОТАНИНА, которому в тот момент ещё не исполнилось 50 лет ( 1946 года рождения):

potanin3


На снимке из Интернета: В.П. Потанин
   Опытный хирург, получивший к своему 40-летию медаль «За трудовое отличие», ещё не был  кандидатом наук, не имел ни одного почётного звания и отдельного служебного кабинета. Он был прост в общении, обаятелен как человек.

   Владимир Петрович отлично выполнил в 1993 году свою работу со скальпелем в руках над моим бренным телом. Но условия тогда в палате старого корпуса были трудными: теснота (до 20 человек в комнате), пациенты кашляют днём и ночью, форточки открываются на короткое время и т.д.  Так что на 12-й день после операции со своей давней гипертонией я совершенно ослаб и даже заикался, разговаривая с женой по телефону.
  До дому добрался лишь на нанятой по знакомству «Волге», поступив под наблюдение участкового врача с предписанием раз в три месяца являться в РКОД. Всё-таки в течение мая и позже меня мучила одышка при ходьбе и при подъёме по лестнице. Но послеоперационный период проходил гладко.
   В июне я попросил участкового закрыть мне досрочно больничный, а на заводе оформил очередной отпуск.  И с наполненным рюкзаком 10-12 июня провёл в Пскове и в Печорах, 12-20 июня – в эстонском Тарту, 21-30 июня – вновь в Пскове. Организм быстро восстанавливал силы и рядом с сыном Сергеем я тогда выглядел вполне здоровым:

Егоровы, отец и сын. Псков, 1993

На фото отец и сын Егоровы, Псков, июнь 1993 года
Увы, через 12 лет мне пришлось снова обратиться в то же Первое торакальное отделение РКОД с жалобой на покраснение и на уплотнения под мышкой. Вскрытие (биопсия) показало наличие нового и совсем другого онкологического заболевания: лимфогранулематоза - сокращённо ЛГМ (лимфомы Ходжкина).
    Характерным признаком второго заболевания является наличие в лимфоидной ткани подозрительных клеток. Заболевание редкое, характерное только в 1% для всех злокачественных новообразований в мире.
    Естественно, что где-то года за два перед этим у меня было неважное самочувствие с потерей веса. И по иронии судьбы диагноз был установлен в РКОД в августе 2005 года в самый разгар празднования 1000-летия Казани. Выданная мне справка с диагнозом датирована 26-м августа, днём, когда в столице Татарстана выступал с приветствием сам В.В.Путин!
«Лечиться надо!» - сказал мне, вручая справку, врач-онколог, 32-летний кандидат медицинских наук Александр Владимирович Потанин.  То был сын Владимира Петровича Потанина, он в 1993 году был ещё … 20-летним студентом Казанского мединститута. Папаша, заведующий  отделением, в августе 2005 года был в очередном отпуске. Но все его достижения в медицине светились на табличке на дверях персонального кабинета: доктор медицинских наук, профессор Казанской медицинской академии, заслуженный врач Республики Татарстан. Я успел с ним поговорить после его выхода из отпуска. Мой доктор через годы стал грузнее фигурой, солиднее в обращении с пациентами, но остался добрым и приветливым человеком.
  А к Потанину-младшему под нож для биопсии (болезнь ЛГМ хирургическим путем не лечится) я попал целенаправленно: попросил о том специально. Александр Владимирович в общении напоминал отца, но его повыше и стройнее.
Поскольку я был жителем города, а не деревни, меня выпроваживали из нового корпуса РКОД (помечен синей стрелкой) в городской онкодиспансер под Казанским кремлём, в здание бывшей с царского времени пересыльной тюрьмы. Там, конечно, теснота и явная перегрузка, но работают также отличные специалисты. Я попал здесь в руки умелых химиотерапевтов-татарок и наблюдающего врача-еврейки Марины Михайловны, рентгенолога Людмилы Михайловны, которым искренне благодарен за проделанную на европейском уровне работу. И если я не совсем выздоровел, то во всяком случае живу в состоянии ремиссии (ослабления болезни) уже 8 лет.
           Умру явно не от онкозаболеваний, а от других болезней, которые на 77-м году жизни вплотную подступили к организму. «Надо смотреть в глаза смерти бодро, без озлобления и без хвастовства, как на явление вполне законное. Смерть надо ожидать, как одно из отправлений природы», - писал мудрый римский император Марк Аврелий.

   Что касается маститого онколога В.П. Потанина с фамилией российского олигарха по никелю (тоже Потанина), то его и после 2005 года продолжают находить почётные награды: заслуженный врач Российской Федерации (2007 год), лучший руководитель научных работ-диссертаций. А по итогам 2012 года Указом президента РТ он стал  лауреатом Государственной премии Республики Татарстан в области науки и техники.
Сердечно поздравляю Вас, дорогой Владимир Петрович,  с этими наградами от лица Ваших благодарных пациентов! Желаю Вам, как и способному продолжателю Вашего рода Александру Владимировичу, доброго здоровья, благополучия и многих лет жизни!








  
     
Tags: Воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment