g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Древний Псков


ВЛАСТНЫЙ НОВГОРОД И СТРОПТИВЫЙ ПСКОВ : БРАТЬЯ-СОПЕРНИКИ?

img4
Исторические пути двух древнейших поселений на болотно-лесистом северо-западе России, Пскова и Великого Новгорода, оказались в тесной взаимозависимости. Судьбы этих двух «изстаринных» городов-республик предстают как в поразительном сходстве, так и в своеобразии…

Столицы озерных земель
Главным общим признаком этих суровых территорий было народное управление, которое основано на древнем славянском начале единогласия, столь характерного для вечевого строя. Если Новгород в средние века стал символом богатства , вольности и народной свободы, то таким же символом можно считать и Псков . Хотя он был меньше и слабее своего могучего соседа. Начинал Псков как составная часть Новгородского государства. И прошёл путь от пригорода до брата Великого Новгорода, пусть и «молодшего».
Ученые, однако, расходятся во мнениях о подлинном характере обоих городов в
Х-ХУ веках. Есть суждение, что звание «молодшего брата» исключает самостоятельность и независимость. Но и вассальными назвать их отношения язык не поворачивается. Одно бесспорно: Псков и Новгород- столицы вечевых республик- были стражами-оберегателями Руси от врагов с запада и севера (Литвы, Ливонского ордена, Швеции, Дании). «Кто против Бога и Великого Новгорода?». Это громкое изречение (которое так и хочется дополнить словами «и против Пскова?») было серьёзным предостережением для любого захватчика. О нераздельности двух озерных земель говорит и народная присказка: «Сердце на Волхове, душа – на Великой»…
Псковичи против новгородских олигархов
В средние века любили клятвы, придавали вес обетам, ценили честь. Но всё это куда-то отступало, когда речь заходила о реальных жизненных интересах. Когда решался вопрос «быть или не быть». Поэтому взаимодействие властного Новгорода и поначалу робкого, но потом более строптивого Пскова складывались непросто, Имели место совместные боевые походы, полный союз. Но были и «рагозы», то есть распри, Порой «софьяны» (от святой Софии- главного храма Великого Новгорода) проявляли чрезмерное своекорыстие, а псковичи- не вполне оправданный сепаратизм.
Новгородские олигархи с берегов свинцового Волхова подчас не шли на помощь «вольным мужам псковичам», возлагая только на их плечи всю тяжесть битв и вражеских осад. Это видно на примере летописного сообщения 1409-го года: «Князь Местер (то есть ливонский магистр) събрав силы своя и Литву, повоева многы волости Псковскыя, а новгородци всего того не брегоша, а на перечину псковичем». Так что Псков опасливо и осторожно поглядывал на «старшего брата», который был не прочь использовать «младшего» как разменную монету в своих хитроумных политических комбинациях. И для новгородских богачей не раз главным врагом были не Литва или Орден, а собственный естественный союзник Псков. «Мнимая наша братия» - такой термин проскальзывал порою, когда новгородские верхи говорили о псковичах. Это ли не было обидным?
Иногда Новгород и сам ходил «воевать» непокорный пригород Псков, не подчинившийся обычаю, который гласит: «На чём старшие задумают, на том и пригороды станут». Хотя, особо заметим, до кровопролития дело доходило редко.

На Новгород надейся, а сам не плошай
Историк С.М.Соловьев замечал, что недостаток единства между Псковом и Новгородом пролагал путь к усилению власти великого князя московского, Оставленный без помощи Новгородом, более слабый Псков был вынужден обращаться к сильной Москве. А с последнего года Х1У века Псков принимал князя не от Новгорода, а от Москвы. И это при том, что псковичи издавна желали иметь князя «своего», независимого от чужой воли.
Здесь пора сказать, что Новгород (а тем более Москва) не делился с пригородом и младшим братом доходами от богатой торговли и собранных налогов. Значит, Псков никаких дотаций и траншей, говоря современным языком, сверху не получал. И средства на существование и развитие добывал самостоятельно.
До конца ХУ1 века Псков оставался в подчиненном положении в вопросах церковных. Поборы новгородских церковных иерархов – частая причина недовольства псковичей. Псковичам доводилось и насильно выдворять волховских владык с вроде бы законного, но излишне затянувшегося «подъезда» с поборами в Псковский край. Вынужденное церковное подчинение подогревало антиновгородские настроения в псковском обществе. Оно и объединяло гордых псковичей в их стремлении сохранить самобытность во всех сферах жизни…
Трагическая напряженность возникла в 1470-х годах на псковских рубежах, когда Москва решила покончить с новгородской независимостью. В 1471 году началась кровавая и беспощадная война. Последняя война на Северо-Западе Руси, страшная тем, что русские подняли оружие против русских. Псковичи тогда выступили против своего «брата старейшего» на стороне великого князя московского. Независимость Новгорода была уничтожена в 1478 году. Но тем самым была предрешена и участь Господина Пскова. Лояльность псковичей к Москве ненадолго отсрочила ликвидацию псковской «старины», то есть местных законов и правил, и их замену новыми московскими порядками.

«Святая Троица» была демократичней
Служба неусыпного и неустанного пограничного стража закалила древний Псков и его жителей. В жизни псковского общества не было такой ожесточённой, как в Новгороде, борьбы партий и полного принижения низших сословий. «Святая Троица» была более демократичной, чем «Святая София». В отличие от аристократичного Новгорода среди граждан Пскова имелось больше единения, терпимости и уважения к старине и обычаю, к древнему законодательству, Да и психологически, как отмечали дореволюционные этнографы и историки, пскович и новгородец являли собой разные типы. Близость беспокойной границы не давала псковичу возможности расслабляться. Потому он не складывал сказок и былин (как новгородец о Садко и Буслаеве), не выказывал особой удали. Да и просто не мог широко гулять, радуясь мирной жизни, когда она внезапно наступала.
Добавим ещё, что древний Псков был центром не только политическим и экономическим, но и центром культурным. На берегах реки Великой формировались собственные направления в архитектуре, живописи, литературе. Даже обликом своих храмов города-соседи различаются. В новгородском искусстве мы видим больше торжественного и монументального. А в псковском – больше интимного, соразмерного человеку. И потому, например, внутренние конструкции псковских церквей на редкость целесообразны. Или взглянем на псковские иконы. Они уступают новгородским в твердости рисунка и в живописной сноровке. Исполнение их несколько тяжеловато и лишено внешнего блеска. Зато псковская икона всегда поэтична, её жгучие краски полыхают внутренним огнём, вкладывают дух страсти в знакомые нам по Библии сюжеты.
Не уступает Псков Новгороду в летописании, в количестве уцелевших древних русских рукописей. «По своей воле живяху в нём (то есть в Пскове) сущии люде» - это место из псковской летописи можно считать главным девизом всего древнего Псковского края, имеющего завидную историческую судьбу.
Tags: Новгород, Псков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments