g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

28 октября 2013 года исполняется 20 лет со дня кончины Юрия Михайловича Лотмана

Ю.М. ЛОТМАН


Lotman_um

Фото из Интернета: Ю.М. Лотман

    Сначала вывешиваю текст сообщения, поступившего по электронной почте 25 октября 2013 года в мой адрес от заведующей кафедрой русской литературы Тартуского университета Любови Николаевны Киселёвой:

28 октября 2013 г. исполняется 20 лет со дня кончины Юрия Михайловича Лотмана.
В этот день кафедра русской литературы приглашает всех присоединиться к нам в посещении кладбища Раади. Встречаемся в 17 часов на могиле Юрия Михайловича и Зары Григорьевны (чья годовщина со дня кончины – 25 октября).
Затем в 18.15 в Лотмановской аудитории (Лосси 3-222) состоится памятный вечер:

ЛОТМАНЫ В НАШЕЙ ЖИЗНИ

Члены кафедры, которые учились у Юрия Михайловича и Зары Григорьевны, поделятся своими воспоминаниями, а те, кто знает их только по работам, дополнят сказанное размышлениями о том, какую роль эти труды сыграли в их жизни.

  НЕКРОЛОГ ИЗ «РУССКОЙ ГАЗЕТЫ» (Тарту) от 2 ноября 1993 года:


28 октября 1993 года умер Юрий Михайлович Лотман.
   Ученые всего мира – слависты, историки, культурологи, семиотики, искусствоведы, киноведы – знают Юрия Михайловича Лотмана как одного из основателей Тартуско-Московской семиотической школы. Для нас – тартуских филологов, - ушел из жизни наш Учитель, дорогой и любимый человек.
      Трудно найти исследование в области семиотики, теории и истории культуры, истории русской литературы, в котором не было бы ссылки на издания кафедры русской литературы Тартуского университета – «Труды по русской и славянской филологии», «Труды по знаковым системам», - создателем и вдохновителем которых был Юрий Михайлович.
Идеи Ю.М. Лотмана и его школы органично вошли в работы самых разных учёных нескольких поколений. Список печатных трудов Ю.М.Лотмана насчитывает более 780 названий. Но его влияние, духовные потенции нашли отражение в неизмеримо большем количестве текстов, изменили духовный климат эпохи.
   Ю.М.Лотман был творцом уникального культурного пространства, уникальной позиции ученого, имеющего силу, смелость и духовную свободу анализировать самые сложные проблемы мировой культуры.


 
   Молодой ленинградский филолог, не нашедший работы в родном городе, попадает в 1950 году, в конце сталинской эпохи, в провинциальный Тарту, на случайно оказавшееся свободное место преподавателя в Тартуском учительском институте. Через пятнадцать лет, благодаря Ю.М.Лотману и его немногочисленным единомышленникам, Тарту становится республикой учёных, одушевлённых идеалами свободной и объективной науки.
   Конференции (так назваемые «летние школы») в Кяэрику и Тарту, инициатором которых был Ю.М.Лотман, привлекали участников из Москвы, Ленинграда, Риги, Еревана, Киева, Саратова и других городов. Лотман создал атмосферу продуктивного диалога для учёных разных школ и разных интересов. Сложился общий язык, отличный от идеологизированного языка советской науки. Особая атмосфера Кяэрику была пронизана жаждой свободы. Юрий Михайлович формировал этот дух примером собственного бытия. Он был свободен и, может быть, более других осознавал своё право мыслить.
    Танки в Праге в 1968 году Ю.М.Лотман пережил как личную трагедию и как национальный позор. Реакция, последовавшая за пражскими событиями, сказалась на судьбе тартуской кафедры и школы в целом. Некоторые его участники вынуждены были вскоре уехать за границу, некоторые были арестованы, за Лотманом был установлен надзор. Юрий Михайлович имел все возможности уехать на Запад, работать в самых престижных университетах и научных центрах, но он не считал возможным покинуть свой университет и кафедру.
   В 70-е годы прекратились летние школы. Ю.М.Лотман усиленно работает над завершением исследований о жизни и творчестве Карамзина и Пушкина. Значительная часть замыслов Юрия Михайловича реализовалась в его лекциях, прочитанных в Тартуском университете. Из-за огромной загруженности Юрия Михайловича как преподавателя, руководителя семинаров, заведующего кафедрой, научного руководителя семиотической лаборатории, редактора «Учёных записок», его спецкурсы о Гоголе, Карамзине, Пушкине, Баратынском, Тютчеве, кружках и салонах 18-19 веков в Европе и России так и не были оформлены в монографические исследования. Только их слушатели знают, что опубликованные статьи отражают лишь фрагменты завершенных концепций.
     В 70-е годы Ю.М.Лотман приступает к созданию глобальной теории культурных процессов, которая отразилась в его работах от «Статей по типологии культуры» (1970-1973) до книги «Культура и взрыв» (1992).
    Начав как традиционный историк литературы, Ю.М.Лотман через семиотику приходит к универсальной теории культуры и философии истории. В его эволюции мы видим органическое развитие той духовной позиции, которую он занял в конце 50-х – начале 60-х годов. Академический учёный, сосредоточенный преимущественно на проблемах русской культуры, он осознал необходимость глобального охвата явлений.
    Для всех нас Юрий Михайлович был прежде всего Учителем. Преподавательская работа была для него так же важна, как и научная. Он часто повторял, что профессия учителя – одна из самых сложных. Вспоминая о своих учителях в Ленинградском университете – Г.А.Гуковском,Н.И.Мордовченко, Н.В.Томашевском, Б.М.Эйхенбауме, В.Я.Проппе, - он восхищался не только их научным талантом, но и педагогическим даром. Творческий импульс их лекций в значительной степени повлиял на Ю.М.Лотмана – лектора.
    Его еженедельные спецкурсы воспринимались студентами как событие. С Ю.М.Лотманом уходит целый мир – мир петербургской филологии начала века, атмосфера семьи петербургских интеллигентов, жизнь университетских семинариев.
      Начало 90-ых годов было драматическим. 25 октября 1990 года неожиданно скончалась жена Юрия Михайловича – Зара Григорьевна Минц. Умер ученик и близкий друг – Валерий Иванович Беззубов. Ю.М.Лотман осознавал и конец своего пути. Переживая смерть близких и друзей и собственное нездоровье, он проявил поразительную стойкость. Юрий Михайлович работал до конца: писал, читал лекции, консультировал учеников и коллег.
    Одной из любимых идей Юрия Михайловича была концепция бытового, повседневного поведения как возможности культурного выбора, поля пересечения Личности и Истории. Сам Ю.М.Лотман был всегда полон самоиронии и никогда не вставал на котурны исторического деятеля. Но именно эта скромность, требовательность к себе, подчас беспощадная самокритичность и переводит его биографию в Историю.
   Потеря для нас невосполнима. Но читателям остаются книги. Нам – память сердца и любовь.
Кафедра русской литературы
и кафедры семиотики
Тартуского университета

Компьютерный набор блогера Г-Егорова от 25 октября 2013 года по газетной вырезке 1993 года
Tags: Не моя Эстония, Эстония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments