g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

В Пскове меня оперировал в 1973 году отоларинголог Валентин Иванович Козьминых






ДОКТОР В.И.КОЗЬМИНЫХ (ПСКОВ) – БОЛЬШОЙ СПЕЦИАЛИСТ,
ДОБРЫЙ И ЧУТКИЙ ЧЕЛОВЕК



Доктор В.И.Козьминых, 1973 год, Псков
Фото из газеты: доктор В.И.Козьминых
       Женщина, боясь переступить порог палаты, что-то говорила и знаками звала Василия Петровича. А он недоуменно смотрел на пышный букет в её руках и не двигался с места. Он хотел объяснить ей, что ничего не слышит, но не успел дотянуться рукой до забинтованной головы, как она, решившись, вошла в палату и протянула букет. «Передайте цветы доктору Козьминых Валентину Ивановичу» - донеслось до него.
    «Цветы доктору … Цветы доктору… Цветы доктору!» - колоколом стучало в его голове. Это были первые услышанные им после операции слова. Василий Иванович стоял, крепко прижимая к груди букет, и по впалой щетинистой  щеке его покатились крупные слезы. Значит, операция удалась! Значит, доктор Козьминых вернул ему слух!
     … Беда уже давно подстерегала Василия Петровича. В тот день, придя с работы, он присел на скамеечку в саду. Над цветущими яблонями звонко жужжали пчелы, у скворечника пел скворец. Внезапно наступила тишина – исчезли все эти привычные звуки.
   «От усталости, что ли!» - подумал Василий Петрович. И вдруг сердце словно обожгло чем-то. Вспомнились слова врача о том, что болезнь прогрессирует и только операция может сохранить слух. Но он тогда от неё отказался. Он всё ещё на что-то надеялся.
    Даже сейчас, когда почувствовал неладное, он утешал себя: «Пройдёт». Но взглянув на скворечник, оторопел. Черная с фиолетовым отливом птица то открывала, то закрывала клюв, а песни её не было слышно. Василий Петрович подошел к яблоне. От налетевшего ветерка заволновалась, задрожала нежная весенняя листва. И снова ни звука. Стало страшно от этой тишины …


  Поместили Василия Петровича, решившегося на операцию, в четвертую палату отоларингологического отделения городской больницы. Время тянулось медленно. Во второй половине дня к новому больному зашел доктор Валентин Иванович Козьминых. Присел на краешек кровати и молча смотрел на пациента. «Какой мягкий и приятный был у него голос, - подумал Василий Петрович. – Говорят, специалист первоклассный. Зря не послушал его совета. Он заглянул доктору в глаза и увидел в них упрёк.
   А Валентин Иванович в это время решал трудную задачу. С момента потери слуха  прошло много времени. Обычная, так называемая санирующая операция, уже не даст эффекта. Он оценил сложность предстоящих дел, затем вырвал из записной книжки листок, написал: «Завтра операция». Подал листок Василию Петровичу, добродушно улыбнулся.
    Наступал день, которого так боялся Василий Петрович, так отдалял его. Может быть, потому, что кое-кто из знакомых утверждал, будто слух всё равно теперь не вернуть. Василий Петрович перечитал множество медицинской литературы, узнал, что проводимые ранее операции, действительно, лишь избавляли больного от головных болей, других неприятных последствий, а слух не улучшали. Позднее хирургам удалось разработать методику операции уха, при которой поврежденная барабанная перепонка заменялась искусственной.
     Несколько таких операций удачно провёл в Псковской городской больнице и врач-отоларинголог, хирург первой категории Валентин Иванович Козьминых. Он вернул слух токарю Псковмашобъединения В.И.Николаеву и двадцатилетней Ларисе Покровской.
   К этой сложной операции Валентин Иванович готовился долго. Пожалуй, всё началось шестнадцать лет назад … В тот год из города Кирова в Пермь уехали два друга – Валентин Козьминых и Виктор Фетинин.
   Пролетели студенческие годы. Друзья дали клятву Гиппократа, получили дипломы врачей и направления на работу. В одно место – в Омуткинскую районную больницу, что в Кировской области. Виктор стал хирургом, а Валентин – врачом-отоларингологом. Он, еще учась на четвертом курсе, отдал предпочтение этой специальности, после того, как прослушал цикл лекций профессора Б.Н.Лебедевского.
   В больнице небольшого городка молодой специалист Козьминых получил основательную врачебную практику: всё приходилось делать самому.
       Свою первую операцию Валентин Иванович запомнил на всю жизнь. Провёл её он как полагается, без погрешностей, даже избавил больную от беспокоивших её сильных головных болей. Но слуха, из-за которого решилась старушка на операцию, не вернул. Не мог он тогда делать пересадку тканей, ремонтировать «изношенные» детали слухового аппарата.
     Потом были другие подобные операции. Проходили они успешно, но доктор Козьминых не испытывал чувства удовлетворения. Он настойчиво стремился к своей цели, познавая секреты и тонкости операции, которая приносит человеку слух. Побывал на курсах усовершенствования врачей, получил разрешение съездить поучиться в Москву. И добился своего.
  И вот очередной больной. Случай весьма сложный… Операция продолжалась около трёх часов.
  … Василий Петрович недоуменно смотрит на пышный букет в руках женщины и слышит: «Передайте цветы доктору Козьминых Валентину Ивановичу». Первые слова! Какую радость доставили они ему.

В.Богорев, корреспондент «Псковской правды» (в сокращении)
от 21 марта 1973 года
Фото И.Саламатова
Сетевая версия блогера Геннадия Егорова (Казань), которого оперировал в Пскове по поводу давнего и потому опасного отита В.И.Козьминых
в феврале 1973 года

Дополнительное примечание:
Через 10 лет после описанного случая Валентин Иванович Козьминых был уже заведующим отделом отоларингологии Псковской областной больницы. И охотно принимал меня для профилактического осмотра в своем кабинете.
    Он был ненамного старше меня. и сейчас в возрасте 80-85 лет должен быть жив.
   СЧАСТЬЯ И ДОЛГОЛЕТИЯ ДОБРОМУ ДОКТОРУ И ПРОСТО ХОРОШЕМУ ЧЕЛОВЕКУ!





         
Tags: Из газет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment