g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Category:

Городские рассказы

         

 Городские рассказы

Б Л А Г О Д А Р Н О С Т Ь

         В жуткое время доживаем мы, пенсионеры, свой жизненный век, начатый при социализме. Теперь в России насаждается ДИКИЙ  капитализм. Построить другой, цивилизованный и гуманный, мы, россияне, видать просто не способны. Кажется, готовы жить по формуле, которой нас пугали при советской власти: «человек человеку – волк»…

         Однако нет-нет да и прорывается эпизодами что-то  доброе в межличностных  контактах, даже сугубо формальных. Даже в совсем казённой обстановке, вроде бы не способствующей теплоте и сердечности. В конце концов всё и всякий раз зависит от поведения конкретного индивидуума, от настроя каждого из нас. Настроя хорошего или злого….

          Вот сегодня проснулся в пасмурную погоду (на дворе октябрь) с тяжелой головой и скрипящей от остеохондроза шеей, плохо выспался (по обыкновению последних лет), давление крови скачет, сустав в ноге побаливает, предстательная железа - на последнем издыхании. После обеда не спалось (а часик бы неплохо вздремнуть). Но кое-как «оклемался», скушав пломбира из холодильника и попив зеленого чая с жасмином (до обеда взбадривал себя не кофе, но кока-колой, совсем на буржуазный манер).

      И, о чудо! Голова просветлела, нога окрепла, шея от упражнений - поворотов расслабилась. Решил: пойду в почтовое отделение оплатить магнитную «Транспортную карту». Оплатить её за ноябрь, хотя ещё до ноября 11 дней. Ведь позднее народу будет набегать много, к окошечкам не пробьешься.

       Обычно работают в нашем отделении три оператора. За окном № 1 принимают и выдают почту, заказную и ценную, посылки. Там  сидит сегодня Регина Хазбулатова (ФИО у каждой на груди, в фирменной табличке). В окошке № 2 гасят счета по ЖКХ и принимают, выдают денежные переводы. Окно № 3 обычно работает также по счетам ЖКХ, на сей час временно закрыто, оператор обрабатывает какие-то поступления.

         Встаю в окошко № 2, где очередь всего 5 человек и в эту смену трудится  молодая девушка Анна Сергеевна. Операторов по имени-отчеству никто не называет, кроме меня. Анна Сергеевна - склонная к полноте и флегматичная девушка  с пышной грудью. Она и сегодня с соблазнительным декольте ( Аннушке только предстоит выйти замуж, зачем скрывать прелести?).   Я помню её ещё с лета, когда приходил за письмами, адресованными мне «ДО ВОСТРЕБОВАНИЯ» (летом, пребывая на даче, я не могу контролировать свой почтовый ящик в подъезде).

        В этот раз Анна Сергеевна работает по-страшному быстро. И когда очередь доходит до меня, я делаю ей комплимент по этому поводу.  И прошу её поберечь себя, ведь смена-то ещё не заканчивается. Девушке приятно, что её хвалят и называют уважительно. Она обрабатывает мою карту, получает  банкноту в 500 рублей, готовит сдачу (карта стоила не так давно 215 рублей, а теперь – 274 ). Мы немножко балагурим, но клиентура подходит и подходит, приходится ретироваться.

         Как раз в этот момент Регина встает из-за своего окна, направляясь к двери, где сидит заведующая. Но, заметив меня, оборачивается и издали мне… УЛЫБАЕТСЯ! Я не знаю её отчества (татарские не всегда запоминаются), но тут же  киваю ей головой и здороваюсь . И быстро догадываюсь, отчего это обычно нахмуренная молодая женщина (думаю, она замужем) одарила меня улыбкой.

        Дело в том, что две недели назад Регина подала мне письма, не спросив моей фамилии и не потребовав удостоверения личности. Потому что уже прекрасно знает, что я есть ЕГОРОВ.

          В тот день очередь стояла большая, я даже и не протиснулся к окошку, а лишь издали поздоровался, не сказав больше ни слова. А вот она, умница, едва взглянув на меня, потянулась к ящику с почтой и подала мне поступившие два письма. И ведь запомнила мою фамилию типа ИВАНОВ-ПЕТРОВ-СИДОРОВ. Нет бы был я Егоровский или Егоршин, или Егорчихин. И то сочнее, памятнее…

        Внимание всегда приятно и мне самому! Я стал раздумывать, как отблагодарить чуткую работницу. Купить шоколадку? Но это банально. И потому на советский манер взял да и написал ей БЛАГОДАРНОСТЬ в книгу отзывов и предложений. Пригласив сначала заведующую и наказав ей беречь такие кадры, как Регина Хазбулатова.

      За истекшие дни признательность, оформленная моим каллиграфическим почерком и красной пастой, дошла до Регинки. Вот она и ответила мне взглядом на ходу и простой УЛЫБКОЙ. А что ещё ветерану труда и отдыха, почти заслуженному, надо?

           Эту форму письменной оценки чужого труда, через книгу отзывов, мы как-то начинаем забывать. Или считаем её излишней. Но вот прошлой осенью я написал благодарность в районной поликлинике медсестре, стройной красавице, словно сейчас сошедшей с подиума, Алисе Астаховой. Она, явно избалованная вниманием мужчин, пусть и поворчав, но сделала мне электрокардиограмму, когда её смена уже закончилась.

         И  я о той записи  проговорился на приёме  своей участковой врачихе Наталье Ивановне и её медсестре-напарнице Мадине Ахметовне. Обе сразу встрепенулись, замокли, посмотрели на меня. А потом дружно, в один голос не то чтобы сказали или воскликнули, а прямо-таки ВЗРЕВЕЛИ:

    - А на – а - ам?!

    В смысле, что же Егоров не напишет благодарность ИМ, моим постоянным благодетельницам? Я тут же пообещал исправиться. Но так и не сподобился написать милому тандему  медиков то, что они явно заслужили. Написать обыкновенную признательность за их труд, который наконец-то стал повышенно оплачиваться.

        Но людям нужны не только деньги и брошенное второпях «спасибо». Нужно ЗАПЕЧАТЛЁННОЕ благодарственное слово!

Город КАЗАНЬ  19 октября 2009 года

ПОСТСКРИПТУМ:

             Вчера, 12 ноября, зашел на почту оплатить счет за квартиру (1060  руб) и за телефон ( 30 руб). Счета гасились в окошке 2, где оператором Гульнара, и в окошке 3, где восседала героиня моего рассказа Регина Хазбулатова. У первой очередь 2 человека, у второй – 4. Так что я, не раздумывая, встал к Гульнаре, стараясь не  попасть на глаза Регинке, явно уставшей к концу рабочего дня и потому почти угрюмой.

         Регина дважды поднималась из-за стола и проходила в комнату почтальонов, так что успел приглядеться к её фигуре. В ней не было «клубничных» мест, но женщина чем-то привлекательна. Особенно её украшает улыбка. И в этот раз она снова УЛЫБНУЛАСЬ! Улыбнулась именно мне, когда проходила на свой пост мимо окошка номер 2.

       По видимому, она меня разглядела ранее хорошим боковым зрением. А очередь моя как раз подошла, и я красовался в проёме окна, не прячась. Подарила улыбку, словно хотела, чертовка, закружить голову старику!

       Я в ответ кивнул  и осклабился чем-то наподобие улыбки. Зашел-то на почту, возвращаясь из процедурного кабинета районной поликлиники. Там получил 4-е внутривенное вливание актовегина против ишемии головного мозга (каждый из десяти уколов – по 100 руб из собственной пенсии).

      При выходе я вдруг решил покуражиться. Слегка оттеснил очередь у окошка номер 1 и спросил оператора: «Анна Сергеевна, а имеются ли конверты с видами Казани?». Я заведомо знал, что конвертов таких нет, но хотел напомнить о себе.

       И уже на улице подумал: а с чего это я взял в октябре, что Аннушке надо выходить замуж? Ей по виду под 30 лет, и она дважды могла уже связать себя узами Гименея и дважды разойтись. Впрочем, о возрасте женщин лучше не загадывать. Можно солидно обмишуриться (читай мой городской рассказ «Как я обидел Карину»).

        А если и в этом рассказе я что-то «сморозил», то есть написал непотребное, то прошу списать на ИШЕМИЮ (плохое кровоснабжение) головного мозга…

13 ноября 2009 года

       
Tags: Ключищи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments