g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Зимняя поездка в Тарту (Эстония) в 2004 году. Выписки из дневника




К ЗИМНЕЙ ПОЕЗДКЕ ПСКОВ (ПРОЕЗДОМ) – ТАРТУ – ТАЛЛИНН (ПРОЕЗДОМ) – ПЕТЕРБУРГ. НОЯБРЬ – ДЕКАБРЬ 2004 ГОДА.
ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ (ВЫБОРОЧНО)





Estonia-Tartu-town-hall-in-winter-blog
Фото из Интернета: вид ратуши города Тарту от горки Тоомемяги

           24 НОЯБРЯ 2004 года

Из Казани выехали поездом 22 ноября, 23-го получили визу в Москве при поддержке московской подруги.
В 8=00 час поездом Москва-Псков 24-го прибыли в мой родной город, не собираясь здесь ночевать. У поезда встретил племянник Алеша, 1972 года рождения. Он сразу нас проводил на улицу Мирную, дом 11. Здесь он временно квартировал «на чемоданах» с матерью Ниной Сергеевной в ожидании поселения в Питере в купленной 3-комнатной квартире, в новом доме. С мужем, отставным капитаном ракетных войск, Нина к тому времени разошлась по собственной инициативе.
     Квартира в доме принадлежала другу Алексея Денису и предназначалась к продаже или передаче сестре Дениса, так как он тоже собирался купить жильё на берегах Невы. По совпадению, в этом доме № 11 на Мирной в 1968 - 1975 годах жил наш отец Егоров С.В. Дочка Нина с ним квартировала в этом доме, пока не справили её свадьбу в 1971 году с молодым офицером, тогда уже получившим назначение на ракетную базу под городом Выру в южной Эстонии (служил там с 1971 по 1987 годы).
     Жена моя Деля ходить по Пскову отказалась и осталась с Ниной Сергеевной в квартире Дениса, пока мы с Алешей 2 часа бродили по древнему заснеженному городу, нигде долго не задерживаясь. Ведь около полудня должны сесть на автобус Псков-Нарва до Тарту через Печоры.
    С Алексеем в темпе прошли на могилу моей матери Марии Ивановны (годы жизни 1912 – 1968) на Мироносицком кладбище. Два дня назад выпал пушистый снег и было пасмурно, но морозно. Перед этим я впервые увидел памятник Святой Ольге скульптора Церетели, что поставлен у гостиницы «Рижская». После кладбища прошли пешком к гостинице «Турист», где я впервые осмотрел часовню Св. Ольги после её восстановления. Пешком двинулись к памятнику Св. Ольге в центре Пскова архитектора Клыкова. А после захода на 25 минут в областную библиотеку программа-минимум свидания с родным городом после 2001 года (предыдущий проезд) была выполнена.
Далее читать под катом

      Покушали на Мирной улице все вместе к обеду сваренного густого супа. И в сопровождении Нины с Алексеем убыли на автостанцию. У станции зашли во вновь выстроенную часовню по случаю отречения от престола у Пскова царя Николая Второго в 1917 году. Заметим, все перечисленные архитектурные объекты были новенькие и ранее невиданные мною.
    Эстонский автобус шёл до Печор практически пустой: пятеро сели в Пскове и ещё трое по пути к Печорам. После пересечения границы он стоял 45 минут, чтобы войти в расписание. И я один прогулялся по свежему снежку вдоль железной дороги в сосновом лесу, которая теперь бездействовала. Путь до Тарту от границы (100 км) уже в сумерках и в темноте занял 1,5 часа.
   Жадно всматривался в автобусное окно, с удивлением обнаружив, как аккуратно эстонские дети у дороги носят светоотражающие элементы на одежде (взято с Запада?).
    Моя сестра Зоя с мужем Рейном встретили нас в Тарту у новой автостанции на недавно купленном «Фольксвагене-Пассат» выпуска 1995 года с пробегом 200 тысяч км.
   За торжественным ужином я выпил ликеру «Вана Таллинн» (мой излюбленный крепкий напиток), заедая его всем, что подали к столу:  жареной рыбой, какой-то вкусной колбасой, холодцом, солеными грибами (закуска под водку!). Деля пила сухое красное вино «Лидия», тоже её любимое.
    После ужина я не усидел дома и отправился на прогулку в город до улицы Кастани. У железнодорожных путей поскользнулся и сильно упал на бедро. однако по ходу на улице Найтузе любовался новенькими 4-этажными домами, очень лёгкими, с большими стеклянными окнами и стеклянными дверями с кодовыми замками. Опять же что-то западное? Вообще заметил, что в большой России все такие новшества появляются, но позднее, чем в маленькой Эстонии …
30 ноября 2014
   Сегодня утром и вечером прогуливался с лохматым чёрным пёсиком Патей. Он резвый, так что немного бежал за ним, чтобы не сдерживать его чрезмерно поводком.
     Днём с 11 до 13 часов присутствовали на похоронах в 10-15 км от Тарту и в Тарту. Провожали в Мир Иной последнюю тётку зятя Рейна по материнской линии. Линии, ведущей начало от немца-сапожника Иоханна Розенштейна. Он был приглашен графом фон-Маннтейфелем с женой-немкой прямо из Германии, чтобы обшивать кожаными изделиями всё  семейство графа.
     По отзывам Алли Розенштейн была добрым человеком и дожила до 82 лет (я приезжал с Рейном на их хутор в 1981 году за отловленными окунями и сделал один фотокадр). Алли единственной из большого семейства Розенштейнов в память о деде-немце удалось сохранить его фамилию при замужестве. И передать эту фамилию двум сыновьям и внукам.
   Из сыновей один с женой-эстонкой народили семерых детей, трое из которых присутствовали на похоронах. Второй сын тоже был, но он разведён и своей дочери, живущей с женой, не знает. Так что прямого потомства от Алли осталось четверо. Троих детей первого сына ещё в малолетстве постигла трагическая судьба. Оставленные на хуторе без присмотра, они развели костер прямо на полу дома. При пожаре не выбежали из дома, а забились под кровать. Совсем не обгорели, но задохнулись от дыма.
   На Фольксвагене Рейна мы прибыли на хутор первыми. Но буквально за 20 минут подъехали 13 легковушек и человек 40 стали молча слушать отпевание лютеранского пастора. Унылую музыку играли три музыканта-трубача. После отпевания ритуал продолжился на городском кладбище Рахумяэ. На церемонию главный пастор города Тарту отрядил своего высокого стройного сына лет 20 с красивым голосом, возможно, ещё студента-богослова.
   Хотя морозец был лёгкий и ветер слабый, я очень замерз ногами, и на поминки в городское кафе не поехал.
    Через 20 лет я, наконец-то, увидел праправнука немца-сапожника, которого наблюдал в Тарту ребёнком. Это Марко П., 1969 года рождения, живёт в Таллинне и вращается в тамошнем бомонде, потому что выбился в миллионеры. Марко выше среднего роста, худощав, заработал в Таллинне на собственный 2-этажный дом перевозками подержанных легковушек из Западной Европы с участием помощников. Я хорошо знал и его отца Густава П., который давно в разводе с родной сестрой Рейна (то есть Марко Рейну племянник).
     В разговоре со мной 35-летний предприниматель сказал, что дела у него идут хорошо, отдыхал в Испании, часто бывает в Швейцарии. Не женат, но его видели по ТВ Эстонии с некоей Электрой. Мама Марко очень огорчена, что сын ещё не семейный человек.
5 декабря 2004
   Почти весь день посвятил хождению на богослужения в действующие церкви Тарту разного вероисповедания. Ведь сегодня воскресенье и тартусцев тянет помолиться. В лютеранской церкви святого Паулюса застал около 300 человек. Все сидят на скамейках. Икон нет, посреди алтаря огромный крест из стекла с мозаикой. Играет орган или клавесин, поёт небольшой хор.
   Через 40 минут я пошел к началу службы в методическую церковь, улица Валликраави, дом 16А. Паствы тут человек 45 (церковь заново выстроена, но по площади тесноватая). В основном пришли молиться женщины (только 11 мужчин насчитал). Прислуживал мужчина лет 40 в обычном гражданском костюме. Алтарная стена пуста, только справа внизу иконка с изображением Христа. Нота бене: к иконке никто ни разу не подходил (облобызать или покреститься).
     Тепло и идеальная чистота кругом. В туалете есть унитаз для колясочников. Вёл службу молодой пастор в очках. Присутствующие приветствовали друг друга (явно давно знакомы) возгласом «юмала рахус» (мир с Господом)…
     В евангелической церкви на улице Вески служба закончилась к моему приходу туда (я эту кирху хорошо разглядел внутри в 2001 году). В католическом костеле заканчивалась обедня. Нравится мне у католиков больше всего! Пол добротный, выложен плиткой. Я сразу вспомнил недавно посещённый в Тарту православный Успенский собор с провалившимися половыми досками и жутким холодом.
     Церковные записи резко сократил при компьютерном наборе. Добавлю, что в воскресенье 12 декабря сходил отдельно на богослужение на улицу Сыбра в апостольскую общину от Константинополя, которая снимает подвал в неработающем храме Александра Невского. Служили четверо молодых священников в светло-желтых мантиях с крестом мальтийского типа на спине. Подпевали им 2 молодые женщины. А паствы было кроме нас с Делей … одна старушка!  Появились четверо молодых людей, но через 3 минуты ушли.
      Баптисты на улице Тяхе начинают молиться лишь в 13 часов, вечеря у них в 18 часов (заутрени нет).
6 декабря 2004
   От снега, выпавшего в конце ноября, ничего не осталось ни в городе, ни на полях. Что часто бывает в Эстонии, как и в Пскове, Ленинграде-Петербурге.
    С утра прогулялся за город в сторону выезда к городу Вильянди (до Вильянди 80 км от Тарту). Сразу за городом расположено озеро Эрика. Около него появились не коттеджи российского образца, но новые аккуратные домики на одну семью с лужайками за лёгкими проволочными заборчиками. Вышагивал я в больших сапогах Рейна, но в толстых шерстяных носках.
       Дома вчерне нарисовал родословную схему в 6 поколений, которая идёт от немца-сапожника Иоханна Розенштейна. Внучки Зои и Рейна уже прапраправнучки этого умельца, так угодившего графу фон-Маннтейфелю, что он наградил его 50-ю гектарами земли. На этой земле с лесом теперь дача нашего гостеприимного семейства.
      К 15 часам Рейн подбросил меня на Фольксвагене в центр Тарту, на улицу астронома Струве. Здесь стоит  вкопанная двумя этажами в землю библиотека Тартуского университета. Здание долго-долго строилось в советское время на моих глазах. Но заглянуть в него после пуска в эксплуатацию я столь же долго не решался, считая, что туда могут и не пустить. Но в этот раз наведался в храм знаний без труда, предъявив паспорт и уплатив всего 5 крон (столько стоит батон).
     Пробыл в здании оригинальной архитектуры 5 часов. Работа в библиотеке организована по западным стандартам. Пользование фондами свободное, кроме редких и неходовых изданий. Есть 2 компьютерных зала по 40-50 столов, на стенах целые выставки цветных фото и живописи.
    Вначале я повидался с заведующей отделом редких рукописей и книг, которой я передал в фонд 18 фотографий от 1926 года эстонского происхождения. Они находились у меня в Казани около 10 лет и изображали учёбу и службу кавалеристов первого эскадрона третьего корпуса кавалеристов Сил обороны Эстонской Республики, квартировавшего близ Вярска на юге страны.
     Фотографии стали бесхозными, когда умер бывший кавалерист Энн Таммисте, дядя Рейна, сменивший из патриотизма своё имя и фамилию Йоханнес Юрсон на «более эстонскую» Энн  Таммисте. Копии переданных фотографий, где есть и изображение Энна, я не оставил, но в облике гражданского лица Энна я вывешивал в своём блоге. Похоронен он около 1978 года на кладбище Раади в Тарту (его могилу я не нашел, хотя у меня были ориентиры для поиска).
        10 декабря 2004 года
        Как и обещал, ровно в 9=30 час на своём Вольво серебристого цвета, подъехал наш замечательный друг-эстонец Михкель. В машине уже сидели его вторая супруга Хельве и её внучка от первого брака Мариан, 13 –ти лет.
    Курс – на Таллинн, от Тарту – 180 км. При безветренной погоде и хорошем настроении отправились в путь.
      В дороге Хельве много шутила. В частности, про замок пристяжного ремня: «Гена, ты не здесь ищешь дырку, ты тычешься ведь в моё тело!». Мы как раз сидели с ней на заднем сидении рядом.
   Проездом через Пайде зашли в придорожное кафе и съели по бутерброду. У меня – острый, венгерский за 14 крон плюс у всех по чашечке кофе за 10 крон ( 1 крона = 2,4 рубля). Туалет здесь – в идеальной чистоте.
   Километров за 100 до Таллинна нас накрыл плотный туман, но скорость 110 км в час Михкель не сбавлял. Вот и Таллинн, доехали от Тарту за два часа или чуть больше.
    Припарковались в самом центре. Пошли сначала на главную площадь эстонской столицы Вабадузе с близкой горкой, очень памятной мне по первому посещению столицы Эстонии в 1962 году со служащими Псковского завода радиодеталей. В большом корпусе и ресторан, в котором мы были с однокурсницей моей сестры Зои – Дориной Глузкатер -  в феврале 1963 года (она до сих пор через Зою шлёт мне приветы из Израиля, где живёт уже давно).
    Прошли на Тоомпеа – Вышгород. Тут погода прояснилась, стало совсем тепло. Посмотрели здание парламента – Рийгикогу. Рядом православный собор Александра Невского, где я купил 5 подвесных иконок по 15 крон: святая Зоя, святая Нина (моя вторая сестра носит такое имя), святой Геннадий , Неопалимая Купина, виденная вблизи мною на Синае в 2002 году), святая Тамара. Кинул в копилку 5 крон на ремонт собора.
       И перешли в лютеранскую церковь Тооме кирик, где посмотрели фамильные гербы и гробницы выдающихся деятелей, в том числе – Крузенштерна. Внёс снова 5 крон, расписавшись в книге спонсоров.
   В туалет зашли в здание … Художественного музея: пустили в порядке исключения, взяв с каждого из пятерых по 5 крон.
   И вот Ратушная площадь! Здесь – оживлённая предрождественская торговля. Но цены «кусаются», ничего не купили. Съели по салату и выпили по чашке чая в тесном, но романтичном кафе прямо в здании ратуши.
      Затем прошли в галерею витражных картин некоей Долорес Хоффман. Наши друзья-супруги купили одну картину за 2200 крон (ого!). Прошли к воротам Виру, затем – к машине …
     От Таллинна до Хаапсалу промчались за 1 час 40 минут, не сбавляя скорости 115 км в час при густом тумане и на мокрой дороге. Заметил, что наш бравый водитель не сбавляет скорость даже на изгибах дороги! Прибыли в 5-м часу пополудни, много времени уделили супермаркету, купив питание и алкоголь.
      Гостевой домик «Пчёлка» стоял в Хаапсалу на самом берегу моря. Три комнаты плюс кухня, уют, натоплено дровами. Хозяйка, ранее отличившаяся приёмом гостей, оставила нас после встречи. Я на ужин выпивал коньяк «Наполеон» (бутылка стоит недорого, 100 крон) и красное вино эстонского производства «Пыльтсамаа».
     После ужина навестили давнюю знакомую Михкеля и Хельве художницу Ирму Илиссон. Женщина лет 55-ти с приятным лицом и пронзительными глазами, исповедует медиум. Так что все картины её – абстракционистские. Мы получили с Делей от художницы на двоих 4 картины – копии размером 13х18 см стоимостью 100 крон каждая.
    Попрощались с Ирмой очень тепло. Сразу легли спать, немного посмотрев телевизор.
11 декабря 2004 года
     Спал плохо после того, как Деля разбудила меня из-за моего храпа (что с ним поделаешь?).
    Однако встал минут на 30-40 пораньше других, прогулялся к морскому заливу Балтийского моря. Было светло, почти солнечно, но ветрено.
  После завтрака все вместе пошли пешком вдоль берега залива, отметившись у «скамьи П.И.Чайковского», у скамьи и музыка, и текст от экскурсовода в записи на магнитофоне. Чайковский отдыхал в Хаапсалу летом 1867 года, скамья из бетона поставлена в 1940 году к 100-летию композитора (1840 – 1893 года жизни).
     Прошагали набережной, вдоль которой прогуливались до революции петербургские дамы, проходившие курс лечения грязью. Здесь и бюст эстонского лекаря от старого времени. Вдали, где свободная вода, разглядели 5-6 лебедей …
    Свернули затем к орденскому замку (его развалинам). Уцелела одна башня и примыкающая католическая церковь с окном «Валге даам» (дама в белом). По легенде в окне появляется девушка-ключница в белом одеянии, которую замуровали 700 лет назад при строительстве замка: был такой обычай – замуровывать живьём невинное существо.
    Вблизи замка стоит лютеранская церковь и тут же памятник павшим в Освободительной войне 1918 – 1920 гг с именами погибших (освобождали Эстонию от отрядов Красной армии). Как сказал Михкель, в отличие от других эстонских городов, здесь памятник стоял и в советское время, но без имён.
    От замка сразу вышли на главную улицу. Зашли в маленькую картинную галерею, где я расписался в толстой тетради посетителей. Тетрадь уже кончалась, и записей на русском языке почти не было.
    Зашли и в магазинчик с печкой-камином прямо в торговом зале. Здесь Михкель купил мне фарфоровую кружку за 35 крон с видом замка и автографом художника. Заглянули в магазинчик народных промыслов с живописью, кружевами и прочем. Купил Михкель вязаную игрушку для Мариан.
     Немного перекусили в «Пчёлке» сверх завтрака, трогательно простившись с радушной хозяйкой, уже пенсионеркой лет 65 Эрной Вирро. Успели с ней немного откровенно поговорить. У неё две грамоты на стенах от местных властей за хороший приём гостей к 750-летию города и за удачную покраску дома, за благоустройство прилегающей территории.
   Счётчик от Тарту до Хаапсалу показал 340 км. В машине бак на 70 литров горючего, можно продолжать путь без дозаправки. Бензин АИ-98 стоит 12 крон, тогда как в 1992 году, когда вводились кроны, он стоил 3-4 кроны. Одна заправка обходится Михкелю 840 крон, однако один раз в неделю неугомонные супруги предпринимают дальнюю поездку в какой-нибудь уголок республики, особенно любят острова, куда ходит паром.
   Ночлег в частном домике недорог: 200-250 крон за 1 человека. Наш домик в Хаапсалу стоит на улице Вяйке-Лосси. Рядом – два здания с национальными флагами: магистраты волости и северо-запада Эстонии.
    При наступающих слегка сумерках, около 13 часов, выехали в Тарту несколько кружным путём: Лихула – Пярну – Килинги-Нымме  - Вильянди – Пухья – Тарту.
     Чтобы не утомлять читателя, здесь описание остатка пути опускаю. Всего накрутили 615 км. Подъехали к нашему дому в Тарту в полной темноте в 17=55 час, а Михкель обещал утром по телефону сестре Зое, что доставит нас в 18 часов. Прибалтийская точность!
    Как и при поездке в 2001 году на остров Сааремаа, в дороге не встретили НИ ОДНОГО полицейского. Верится в это с трудом, но это так!
    Дневник за этот день я закончил словами: спасибо гостеприимному Михкелю! Спасибо его общительной супруге Хельве! Людям, которые верят в медитацию и сверхобычную энергетику. Один день ранее мы провели  на их уютном хуторе в 15 километрах от Тарту.
На берегах Невы:
   Через два дня, а именно, 14 декабря 2004 года, мы через Нарву рейсовым автобусом прибыли в Санкт-Петербург, где пробыли трое суток, сев на поезд Петербург-Казань. Питер нас встретил и проводил жуткой пасмурной погодой с лужами под ногами!
    Радостно было застать в Питере сестру Нину, её сына и друга сына Дениса, с которыми обедали проездом в Пскове 24 ноября. Теперь они постоянно поселились на берегах Невы в 3-комнатной квартире новенького дома общей площадью 92 кв. м (с кухней и подсобными помещениями). Куплена была квартира за 54 тысячи долларов в 2003 году. А деньги заработаны племянником в 2000 – 2003 году в Лондоне (то отдельная интересная история, которая попала в псковские газеты).
ПОСЛЕСЛОВИЕ 10 лет спустя:
Сестра Нина, умерла в 2009 году от диабета, хотя была на 9 лет меня моложе.
  Теперь подошла и моя очередь перейти в Мир Иной. В Тарту с Делей (скончалась в 2013 году) мы ещё съездили летом 2007 года. Потом Деля берегла деньги на совершенные ею без меня поездки в излюбленные Карловы Вары. Одному ехать в Тарту я посчитал неприличным. А с 2012 года  по здоровью не могу никуда выезжать. Кстати, в Питер не тянет, а вот на Тарту и тамошних родственников хотелось бы взглянуть! Но, увы, весь организм с головы до ступней ног опутали болезни, часть которых я в блоге упоминал.
     Таким образом, мои поездки в Тарту продолжались 47 лет (без малого полвека): с 1960 по 2007 годы. И ощущение такое, что в Эстонии у меня прошла отдельная большая жизнь, как в трёх других городах, где я много жил, учился и работал: в Горьком (Нижнем Новгороде) – 10 лет (1950 – 1960), в Пскове, в котором родился в 1936 году – 16 лет (1961 – 1977), в Казани – 37 лет (с 1977 года).
«Потомкам приветствие из гроба!» - воскликнул однажды историк России Н.М.Карамзин. Конечно, это гротеск.
       Но как верно заметила на-днях моя давняя псковская приятельница, Господь отпустил мне лет жизни щедро и сетовать на близкий конец неразумно.
Геннадий Егоров
  Компьютерный набор фрагментов рукописного дневника выполнен в Казани специально для вывески в блог
в ноябре 2014 года
Tags: Моя Эстония, Эстония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments