g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Дьяки управляли древним Псковом

Из истории Псковского края

« БЫТЬ ТОМУ ТАК, КОЛИ ПОМЕТИЛ ДЬЯК»

С укреплением вертикали средневековой власти московские цари постепенно умножали и разнообразили административные должности. И агентура центральной правительственной власти начиналась с дьяков и подъячих. В народе говаривали: «Быть тому так, коли пометил дьяк». А зная о пристрастии государевых людей к мздоимству, добавляли: «Дьяк у места, что кот у теста». Но в старину управленцам первого звена можно было не воровать: в документах о землевладении в Пскове нередко попадаются записи о селах, отданных дьякам и подъячим за верную службу царю.
Добрую память о себе оставил на Псковщине государев дьяк Мисюрь Мунехин, служивший в Пскове 18 лет сразу после утраты вольностей Псковской республикой. Сто лет спустя в древнем Пскове отметился дьяк Иван Грамотин. Но уже как временщик и стяжатель. Служивый служивому рознь…

Менялись наместники, но не дьяк
О жизни до Пскова умного и любознательного человека Мунехина Михаила Григорьевича (Мисюря) мало что известно. Возможно, он происходил от холопа, крымского татарина Мисюря, купленного в 15 веке великим князем Василием Первым у литовского князя Витовта. Потомство этого Мисюря могло со временем обрусеть, принять христианство, всецело слившись с новой родиной.
Но не исключено, что прозвище «Мисюрь» связано с путешествием Михаила Мунехина в Египет в 1490-х годах. На Руси тогда Египет именовался так: МИСЮРЬ, МИНСЮРЬ или МИСИРЬ. Само прозвище было довольно распространённым. Например, в 1553 году в числе русских ясачников упоминается в летописях Мисюрь Лихарев. В разрядных списках начала 17 века назван «Яков Иванов, сын Мунехин, муромец, сын боярский» (не родич ли нашему, псковскому Мунехину?)
Прошедший «истомлённым путем» русских паломников через Синай и Египет, Мунехин совершил также путешествие в Царьград (Константинополь), на Афон, а может быть, и в Рим, Венецию, Солунь. И даже в Святую Землю Палестины. Вероятно, с его слов по возвращении были написаны рассказы о цареградском царстве и Египте. Позже елеазаровский монах Филофей воспользовался устными рассказами Мунехина о Иерусалиме и граде Господнем при составлении хронографа (обзора истории по библейским легендам) редакции 1512 года.
Старец Филофей в 19 веке стал известен своей четкой формулировкой идеи «Москва – Третий Рим». Но мотивы этой идеологии, по мнению дореволюционного ученого Шахматова, отразились в хождении Мунехина в Царьград, который считается вторым Римом. Умный и образованный дьяк Мунехин состоял в переписке не только с псковским иноком Филофеем, но и с астрологом Николаем Немчиным, с писателем-толмачом Дмитрием Герасимовым.
Наместники Василия Третьего в Пскове менялись. И фактически управлял Господином Псковом вездесущий Мунехин. Он выступал и как дипломат, и как военачальник, и как строитель крепостных стен. В 1521 году предпринял все меры против распространения моровой язвы. Именно через влиятельного дьяка архиепископ Ровенский в 1523 году просил у великого князя московского вспомогательную силу против своего обидчика, ливонского орденмейстера. Наконец, при посредничестве этого влиятельного дьяка был заключен в Новгороде мирный договор псковичей с враждебной Ливонией. Выполнялись и другие важные дела… .

Монастырю – «отец и господин добрый»
В 1528 году в Псков приехал новгородский архиепископ Макарий, намереваясь в качестве духовного владыки пожить на берегах Великой целый месяц. Но Мунехин не постеснялся показать ему грамоту великого князя московского, что «ему велено жить 10 дней». Историк Иловайский полагал, что Мунехин стоял за церковное отделение Пскова от Великого Новгорода в особую епархию (разделение случилось фактически в конце 16-го века). А что касается ограничения сроков визита архиепископской свиты в древний Псков, то оно облегчало налоговое бремя псковичей. Ведь на нужды церковной власти выделялись немалые средства. Так или иначе, сердобольный дьяк Мунехин явно стоял за интересы жителей Пскова. А потому неизбежно вызывал к себе симпатии и любовь простолюдинов. Его популярность в народе росла год от года…
Государев человек Мунехин был глубокорелигиозным. Он любил бывать в Псково-Печерском монастыре и «и нача им пещися, яко отец и господин добрый». Эта обитель стала и местом упокоения дьяка в 1528 году. После его скоропостижной смерти нашлись записи о том, сколько казенных денег он раздал в Москве боярам, приказным дьякам и другим чинам. Были это взятки для быстрого решения дел в столице в пользу Пскова? Не исключено, конечно…
Обнаруженную растрату Василий III велел взыскать с себя самого. Но родственники Мисюря были вызваны в Москву и дальнейшая их судьба осталась неизвестной. А любимый его помощник , подъячий Артюша Псковитин был подвергнут пыткам.

Другой дьяк, служивший лжецарям
Если благочестивый Мунехин, судя по всему, не удостоился ни земель, ни простой благодарности от Москвы за верную службу, то другой псковский и московский дьяк Иван Грамотин, служивший в Пскове столетием позже, благ от верховной власти не ждал. Он их брал самочинно. Псковская летопись говорит, что в 1607 году этот чиновник просто самовольно захватил лучшие дворцовые земли в качестве своих поместий и на так называемое «кормление», вроде бы положенное по старым обычаям. То был период Смутного времени на Руси, по сути своей - подлинной гражданской войны.
Грубиян-служака сделался думным дьяком при первом самозванце Лжедмитрии. И вместе с воеводой Петром Шереметевым грабил псковских крестьян, отбирал у них скот и инвентарь. Людей брали в плен, а точнее – в заложники, подвергали мучениям и отпускали только за мзду. Но если Шереметев был казнен в псковской тюрьме в 1609 году, то ловкий Грамотин, то и дело присягавший и отсягавший лжецарям и «полуцарю» Василию Шуйскому, остался безнаказанным. И по службе был необыкновенно живучим. В 1610 году бесстыдный самолюбец определился советником-агентом к польскому королю Сигизмунду III.. Был даже назначен поляками управлять в Москве Посольским приказом в звании печатника (хранителя государственной печати). Позднее втерся в доверие будущему патриарху Филарету, находившемуся в плену в Польше. Так что после возвращения в Москву при законном царе Михаиле Романове (сыне Филарета) сохранил свои прежние звания и земли!
Однако за всякие интриги получивший громкую известность дьяк всё-таки был подвергнут 8-летней ссылке. Но и после неё нанесший родине существенный вред, однако совершенно непотопляемый делец, вновь прильнул к вертикали средневековой власти. И умер он в 1638 году крупным землевладельцем. Это редкий пример политического долголетия «антигероя» псковской и российской истории.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments