January 6th, 2010

огонь

псковская старина

КНЯГИНЯ ОЛЬГА – ДОЧЬ БОЛГАРСКОГО ЦАРЯ ?



234-340_(242-348)_img_125


Княгиня Ольга, эскиз картины В.М. Васнецова ( из Сети)

   Лаконизм летописных источников, их хронологическая противоречивость, а также вековые наслоения в виде легенд и народных преданий и сегодня ставят в тупик ученых-историков. В частности, по вопросу происхождения древнерусской княгини Ольги, приведённой князю Игорю «в лето 6411 (то есть, в 903 году) из града Плескова» согласно древней «Повести временных лет».

    По одной из версий Ольга могла быть скандинавского происхождения по отцу, а по матери принадлежала к славянскому роду. Называют её и половецкой княжной, и дочерью легендарного новгородского князя Гостомысла. Но раньше всего возникла гипотеза о болгарском происхождении святой Ольги.

    Ученый из Болгарии Иордан Табов в своей книге «Когда крестилась Киевская Русь?» (издательство «Нева», СПб, 2003) собрал все аргументы в пользу «болгарской теории». И вот что у него при этом получилось…

Открытие архимандрита Леонида

    Сначала заметим, что И.Табова смущает советская научная печать, которая, по его мнению, либо замалчивала «болгарскую теорию» об Ольге, либо очень неуклюже преодолевала летописные противоречия о происхождении Ольги. В отличие от некоторых болгарских ученых (А.Чилингарова, В.Николаева, П.Димитрова), которые и во времена Тодора Живкова «не забывали» предположение о том, что великая княгиня Ольга родилась в Болгарии. И даже могла быть дочерью болгарского царя и императора римлян Симеона Великого (годы жизни 893-927).

     Иордан Табов главу об Ольге в своей книге начинает с открытия, сделанного в 1887 году известным знатоком русской старины, архимандритом Леонидом, настоятелем Троицко-Сергиевой лавры.

     Этот священник, описывая рукописи библиотеки графа А.С Уварова, нашел рукописный сборник «Краткий Владимирский летописец» 16-го века. В нём, в отличие от «Повести временных лет», написано под 903 годом: «Игоря же жени в Болгарех, поят за него княжну именем Олгу, и бысть мудра велми». Архимандрит посчитал, что Ольга происходила из болгарской столицы Плиски, которую в старых документах называли похоже с Псковом.

    Историк И.И.Малышевский из Киева в 1899 году возразил преосвященному Леониду: во времена Ольги русский «Плесков» ещё не существовал или не назывался так. А составитель «Летописца» смешал «ПЛЕСКОВЪ» (Псков) и болгарский «ПЛЪСКОВЪ» (Плиска), исходя всё из того же убеждения, что Псков был основан Ольгой. И родиться, следовательно, в нём она не могла. Текст же «Жития» святой Ольги мог быть искажен в ещё большей степени…

     Так или иначе упоминание Болгарии в «Кратком Владимирском летописце» современные болгарские авторы считают прямым аргументом в пользу Ольги-болгарки. Пусть и единственным из прямых доводов. А с десяток других аргументов являются косвенными. ИорданТабов перечисляет их…

Далее читать под КАТОМ:

Collapse )


                                                 

    

        
огонь

псковская старина


 

 

Могила на погосте

 

Ах, невеста, где твой милый?

Где венчальный твой венец?

Дом твой – гроб, жених – мертвец…

            В.А.Жуковский, «Людмила», 1808 

 

      Вот есть обыкновенное,  совсем небогатое кладбище. Есть на нём могила, не привлекающая внимания краеведов и туристов. Но надгробие сохранилось сквозь бурные десятилетия 19-го и 20-го веков. И содержит вполне конкретное имя, отчество, фамилию. Годы рождения и смерти. Можно ли СЕГОДНЯ что-то узнать о человеке, жившем полтора века назад? Узнать быстренько, не роясь в государственных архивах, не просматривая библиотечные каталоги, не листая подшивки пожелтевших газет? Ещё  лет 10-15 назад ответ на этот вопрос был  отрицательным. А вот с открытием Интернета, этой Всемирной Паутины, за час-два можно если не всё, то многое выяснить из неблизкого прошлого. И даже протянуть ниточку в день сегодняшний…

     Расскажу здесь подробно об экспресс-исследовании, проведенном мною в конце сентября 2008 года. Проведенном спонтанно, импульсивно. Буквально за полдня, за два полуторачасовых выхода в Виртуальный Мир, наполненный, однако, вполне реальным содержанием…

ПОГОСТ  КАМНО

            Сын Сергей Егоров, проживающий в Пскове, скинул мне на ноутбук недавно несколько видов погоста Камно, что в 4 километрах от Пскова в направлении на Ригу. В 1960-е – 1970-е годы, проживая на берегах реки Великой, я любил заглядывать в это местечко, рыская на велосипеде по окрестностям старинного города (сегодня этим же занимается Сергей, работают гены от отцы Гены?).

               Камно – местечко красивое, тихое, с действующим кладбищем вокруг Георгиевской церкви. Здесь начинается мелкая (а когда-то полноводная) речка Каменка. Место, кстати, пушкинское. Потому что, по легенде, здесь гостил однажды А.С.Пушкин у помещика Яхонтова. И, лаская его маленького сына, предрекал тому поэтические успехи. Поэтом малыш и вправду стал, хотя и не выдающимся…

      От Сергея с его цифровой фотокамеры прилетели в Казань отличные кадры: родничок, с которого начинается Каменка, узкий извилистый ручёёк, петляющий посреди широкой долины, виды церкви и кладбищенской ограды.

       За истекшие 40 лет здесь почти ничего не изменилось. Разве что добавился маленький киот у родника и деревянная часовенка в истоке ручейка, под холмом, на котором стоит погост. Деревенька с господским домом давно сгинула. А  недавно исчезли и бобры, которое шумно плескались в ручье и строили здесь свои хатки. Но к потерям мы быстро привыкаем. Вот уже и весь Псков становится урбанизированным городом в ущерб старине…

Заложив сыновние фотоснимки в блок памяти ноутбука, я попросил Сергея в один из заездов в Камно сделать кадры могильных плит Яхонтовых . И сфотографировать  могилу с надписью на потемневшем от времени белом мраморе:

АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА ФОНЪ МОЛЛЕРЪ

Родилась 4 апреля 1839 года

Скончалась 7 февраля 1881 года

 

        Женщина эта истории Пскова неизвестна. Хотя, как сказать,  ведь если порыться в псковских архивах, то что-то о ней и её родне обнаружится?

       Облегчая свой личный архив, я уничтожил и несколько фотоальбомов, которые уже просо надоели и занимали место на стеллаже. В том числе с видами Пскова и его окрестностей, включая Камно. Но отдельные листы из альбома сохранил, как и надгробие упомянутой молодой женщины. Оно снято в 1969 году (ровно 40 лет назад!) дешевенькой фотокамерой ЧАЙКА с уменьшенным вдвое форматом кадра. Такая камера давала возможность отснять на одной пленке 72 кадра вместо 36, разумеется, в ущерб качеству.

        Надгробие я тогда снял не только с лицевой стороны, но и с обратной. И на обратной стороне еле-еле через лупу просматривается на снимке строка:

        АЗ  ЕСМ  ВОСКРЕСЕНИЕ  И  ЖИЗНЬ …(далее неразборчиво, так как поросло всё мхом)

ГЕНЕРАЛЬСКАЯ  ДОЧКА

     Но всё же, кто она, эта Александра Александровна, умершая совсем нестарой, в 41 год? Фамилия фон Моллер ничего не говорит мне, краеведу средних, если не самых начальных, знаний из истории Пскова.

      Решил набрать в поисковой системе ЯНДЕКС Интернета слова МОЛЛЕР ФОН АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА. Но ничего подходящего на мониторе в ответ не появилось. Однако при наборе слов ФОН МОЛЛЕР всплыли 17 тысяч страниц, которые стал просматривать выборочно. По интернетовскому  обыкновению в сопровождении со всякими ненужными данными.

     Начинаю читать о генерале фон Моллере АЛЕКСАНДРЕ Федоровиче, годы жизни 1796 – 1862, на сайте www.hrono.info/biogr/. Место его рождения не указано. В 1825 году – он полковник, командир лейб-гвардии Финляндского полка. Был членом тайного общества декабристов, знал о планах восстания, но отказался в нём участвовать. В день бунта был при Николае Первом, так что к суду не привлекался. В 1843 году уже генерал-лейтенант, в 1855 году – помощник начальника Отдельного корпуса внутренней стражи. Генерал от инфантерии (очередное повышение в звании)  - с 1861 года.

      Но уже в следующем году А.Ф. фон Моллер умирает в Петербурге в возрасте 66 лет. Вполне годится в отцы «моей» Александре Александровне, тем более что женился он в 1836 году. И дочка родилась примерно в это время. И если она замуж не выходила, то всё в моих предположениях неплохо сходится: она – генеральская дочь и вот он, её папаша...

       Однако, однако… не хватает упоминания о ПСКОВЕ. Оп ля, да вот же оно это

 упоминание! В самом конце биографии военачальника отмечено, что тело его после смерти было перевезено во … ПСКОВ!

      Но почему именно во Псков, а не, скажем, в Новгород, в Москву или в Прибалтику, где среди тамошних немецких баронов водились фон Моллеры (о том скажем чуть позднее)?

ГЕНЕРАЛЬСКАЯ  ЖЕНА И  ЕЁ  ОТЕЦ

       Дело в том, что женой Александра Федоровича была Екатерина Николаевна МУРАВЬЁВА (годы жизни 1814 – 1890), у которой родной брат Муравьёв Валериан Николаевич как раз в год смерти её мужа служил … псковским губернатором (на этом посту он пробыл 8 лет, с 1856 по 1864 годы). Вполне возможно, что овдовевшая генеральша с детишками (включая 23-летнюю дочь Александру) решила перебраться жить на Псковщину, поближе к влиятельному брату. Особенно, если брат получил в наследство или купил вблизи Пскова землю.

        Надо сказать, что семейство Муравьёвых во главе с Николаем Назарьевичем (дедом Александры и отцом Екатерины Николаевны) было интересным. Дед, живший с 1775 года по 1845 год, имел во владении село Покровское (ныне в городской черте Петербурга). И, несмотря на сложный характер, сумел сделать неплохую карьеру: был тайным советником и статс-секретарём Николая Первого.

       В отставке занимался экспериментами в сельском хозяйстве и литературными сочинениями (известна его книга «Забавы отдохновения»). Вероятно, Николай Назарьевич сам себе сочинил любопытную эпитафию (надгробную надпись) такого вот содержания:

ОН ВСЕГДА ИМЕЛ ПРЕД ОЧАМИ РАЗУМЕНИЯ СВОЕГО СУЕТУ СУЕТ И ВСЯЧЕСКУЮ СУЕТУ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО И ЧУВСТВОМ СВОИМ БЫЛ НЕ ЖИТЕЛЬ МИРА СЕГО .

        От первой жены, умершей совсем молодой, возможно, при родах, он имел 3 сыновей и 4 дочерей. И воистину прославил это семейство не псковский губернатор Валериан (годы жизни 1811-1869), а другой сын, тоже губернатор, Николай Муравьев. Он вошел в историю России присоединением дальневосточных земель, включая реку Амур, отданную было Китаю в 1689 году. И с 1847 года 14 лет прослужил на посту генерал-губернатора Восточной Сибири.

ЗАСЛУГИ  МУРАВЬЁВА-АМУРСКОГО

           Заслуга второго из названных сыновей перед Отечеством была оценена добавлением к фамилии  Муравьев приставки «АМУРСКИЙ». А в 1891 году  РОДНОМУ ДЯДЕ нашей скромненькой Александры Александровны фон Моллер в Хабаровске был воздвигнут на берегу Амура памятник известного скульптора А.М.Опекушина. При советской власти памятник был снесён (генерал-то ЦАРСКИЙ!). Но в 1992 году восстановлен. А в 2006 году изображение памятника появилось на новой российской банкноте достоинством в 5000 рублей. Вот она, ниточка в ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ от скромной могилы на погосте в Камно! Ниточка от Амура до реки Великой…

      Был, однако, резкий поворот в судьбе Муравьева-Амурского, подтверждающий, что нет пророка в своём Отечестве. Он в 1861 году оказался неугоден властям. И последние 20 лет жизни провёл в Париже. Умер В ТОТ ЖЕ ГОД , что и его псковская племянница, упокоившаяся на погосте Камно, а именно в 1881 году. Но в отличие от А.А. фон Моллер был похоронен на знаменитом кладбище Монмартра. И только в начале 1990-х годов его прах возвращен на родину и перезахоронен в центре города Владивостока.

«ДОМ МОЛЛЕРОВ»  В  ПЕТЕРБУРГЕ

         Любопытно, что Муравьевы прочно породнились со знатной дворянской фамилией фон Моллеров. Если Екатерина Николаевна вышла замуж за генерала Александра Федоровича фон Моллера, то её сестра Александра (не в её ли честь названа наша героиня?)  сочеталась браком с генерал-лейтенантом Федором Федоровичем фон Моллером, выходцем, однако, из другой ветви прибалтийских Моллеров.

          Но вернёмся ненадолго вновь к Николаю Назарьевичу. В то время как его детишки от первого брака только подрастали, он вдовствовал всего 4 года.  И в 1823 году взял в жены 16-летнюю Елизавету Антоновну фон МОЛЛЕР. Да, да снова всплывает фамилия Моллер, но уже с женской стороны.

         Елизавета Моллер (она же Юлия Лииз фон Моллер) была дочерью адмирала и морского министра Российской империи Отто Вальтера (Антона Васильевича) фон Моллера. Обрученная была на 32 года моложе жениха, родила петербургскому вдовцу, имевшему уже семерых детей, еще семерых (!), из которых трое, правда, умерли в младенчестве. А родовым гнездом всех фон Моллеров был остров Эзель, он же Сааремаа в Эстонии, который автору этих строк довелось изъездить вдоль и поперёк в 2001 году.

         Примечательно, что породнившись с родом Муравьевых, Моллеры совершенно «заполонили» село Покровское в северной столице, так что позднее господский  дом стал называться «домом Моллеров». Сейчас он располагается на углу проспекта Обуховской Обороны и Железнодорожной улицы…

ЗВЕЗДА ДАВИДА

      Генерал от инфантерии Александр фон Моллер, с которого мы начали повествование, скорей всего сохранил лютеранскую веру и на российской службе. И в 1862 году был погребён на католическом (немецком) кладбище Пскова, ныне сравненным с землей (в середине 1950-х годов я застал отдельные надгробья здесь ещё не поваленными). Могилу его супруги Екатерины Николаевны Муравьевой, пережившей свою дочь Александру на 9 лет, мы вряд ли обнаружим. Да и кто её искал-то?

         А место вечного упокоения её дочери Александры Александровны, оставшейся девицей, вот оно, в псковском пригороде Камно! Спи спокойно, уроженка Санкт-Петербурга с эстонскими корнями. Теперь мы о тебе знаем если не всё, то многое. Всего-то после 2-3 часов блуждания во Всемирной Паутине.

      На этом наше путешествие в 19-й век закончилось. Добавим, что хотя на надгробии А.А.фон Моллер шестиконечная звезда Давида (гексаграмма), она умерла православной верующей. Это подтвеждает выбитое на постаменте и цитированное  нами изречение от Иоанна. Да и гексаграмма – это не собственность иудеев, хотя она помещена на флаге Государства Израиль. Это знак издавна используется в исламе и православии. И по одной из трактовок символизирует 6 дней творения мира, отражает модель мироздания (сведения опять же из Интернета)…

ПОСТСКРИПТУМ:

           Вышеизложенный текст был написан мною от руки на бумаге 30 сентября 2008 года. Но печатать его я воздержался. Грыз меня «червь сомнения». А вдруг я ошибся?

        Написал о дворянской фамилии фон Моллеров и надгробии в Камно маститому псковскому краеведу Натану Файвесовичу Левину, домашний адрес которого мне любезно предоставил Лев Маркович Шлосберг, директор независимой газеты «Псковская губерния». Н.Ф.Левин именно в 2008 году получил звание «Почётный гражданин города Пскова» за неустанные исследования по псковской старине и заслуги в сохранении древностей. Ответ от Левина не замедлил себя ждать. Связавшись для верности с петербургскими краеведами, Натан Файвесович ПОЛНОСТЬЮ подтвердил все мои предположения, в том числе то, что Александра Моллер умерла девицей. Поправка была только одна: лютеран в Пскове хоронили не на немецком, а на отдельном лютеранском кладбище (вблизи ныне действующего Димитровского), которое исчезло  ещё раньше.

         Попутно заслуженный  краевед похвалил мои публикации по истории Пскова, назвав их СОДЕРЖАТЕЛЬНЫМИ. И даже пригласил участвовать в очередном издании, которое он готовит (я, однако, отказался из-за скудности материала, которым  располагаю по предложенной теме).

 

 

 

                    
огонь

псковская старина

    

На погосте Камно: телу – сон, душе - покой

 

Господь, зовущий всех спастися,

Внемли рыданью моему,

От слёз моих не уклонися,

Как от ненужных никому!...

        С.ПОНОМАРЕВ

              В июле этого года я написал очерк-исследование по поводу интересного надгробия в погосте КАМНО, местечке, расположенном в 4 км к западу от древнего города Пскова. Могила (см. фото на стр. 2) принадлежит девице Александре Александровне фон Моллер, жившей в 1839-1881 годах. И нам удалось с помощью Интернета исследовать генеалогию этой скромной личности.

        Мой интерес к захоронениям на погосте Камно восходит к 1968 году, когда в дни очередного отпуска в уже далеком 1968 году я создавал любительский фотоальбом под заглавием НАД ВЕЧНЫМ ПОКОЕМ, Объехал с фотокамерой тогда все кладбища Пскова, Печор, Изборска. Любопытно, что только в Камно мне попался своеобразный «монолог мертвеца», явно из народного творчества. В нём и лирика, и вера в Бога, и философия:

Прохожий, пойдёшь мимо –

Помяни мой прах.

Я – дома, ты – ещё в гостях.

Я устал, иду к покою.

Боже, очи мне закрой.

Дай мне всех грехов прощенье,

Телу – сон, душе – покой.

Тише листья, не шумите,

Не мешайте душе спать.

Скоро Бог её разбудит,

На суд страшный нужно встать.

         Могилы в живописном местечке Камно теснятся вокруг Георгиевской церкви с пристроем во имя преподобного НИКАНДРА. Того псковского пустынножителя, который по преданию молился на этом уединенном месте над тихим  родником, дающим начало когда-то полноводной речки Каменки. Недалеко от  Каменки находились владения святой российской великой княгини ОЛЬГИ. Здесь ещё в раннее средневековье древние псковичи били завоевателей – ливонских немцев…

        Вообще-то преподобный Никандр (годы жизни 1507 – 1582) был пострижеником Крыпецкой обители (это от Пскова километров 40). Но верующим всегда хочется, чтобы святой человек был как бы «вездесущим».

       А он и в самом деле вряд ли прошел мимо Камно. Ведь по Житию преподобного Никандра, когда он был ещё мирянином, простым крестьянским сыном Никоном, то исходил многие обители Псковской земли. Следовательно, вполне мог оказаться в Камно, где вблизи чистого родника утвердился в мысли удалиться от суетного мира.

         Размышления будущего досточудного отца были ясными и понятными людям. Вот они: «Трезвись умом и трудись, старайся быть доброй землёй, а не каменистой почвой, чтобы всеянное свыше в сердце твое могло принести плоды, чтобы не изсыхало оно от зноя и уныния и небрежения».

          Монастыря, правда, в Камно никогда не было. Но смиренный и терпеливый Никон не мог не знать об этом уединенном местечке вблизи Пскова, когда пришел в старинный город из своего родного села Виделебье. Пришел в Псков изучать грамоту и читать Божественные книги. Его заветной целью было угодить Господу и спасти свою душу на пути иночества и пустынножительства.

          Позднее силой молитв преподобный победил слабости плоти, человеческое  недоброжелательство и дьявольские страхования.

        Преподобный НИКАНДР упокоился в пустынном месте между Псковом и Порховом. И над его гробом, давно потерянным, позднее была воздвигнута церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы.

         Сегодня над родником его имени в погосте Камно восстановлен скромный киот. А верующие люди приходят сюда с благоговением испить святой водицы.

                    Цветные фотографии киота, родника и погоста представлены в Интернете на сайте palmernw.ru/kamno/.

      

 

        
огонь

Феномен Фаддея Булгарина

       

ФЕНОМЕН ФАДДЕЯ БУЛГАРИНА

5 июля 2009 года – 220 лет со дня рождения писателя и журналиста Ф.В.БУЛГАРИНА

Булгарин1

Портрет Ф.В. Булгарина из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона

        К автору этих строк обратилась постоянная подписчица «Печорской правды» учительница К.И.Матвеева ( теперь она на заслуженном отдыхе): «У меня к Вам один вопрос: когда день рождения Булгарина? Напишете ли Вы о нём в нашу районную газету? Он, конечно, считается противником Пушкина, но был не таким уж плохим, чтобы его не вспомнить».

      Да, да, уважаемая Кира Иоханнесовна, уже пишу о нём! (мой адрес ветеран Печорской средней школы № 2, уроженка Эстонии, узнала в редакции газеты и вот уже 6 лет общаемся по почте)…

«ВИД МОНАСТЫРЯ С БАШНЯМИ – ПРЕЛЕСТЕН!»

         Фаддей Венедиктович Булгарин не просто литературный оппонент великого русского поэта, но и вполне самодостаточная личность в российской литературе и журналистике первой половины 19-го века. Не случайно и термин «феномен Булгарина» ныне стал в ходу.

      Мне удалось ещё в 1996 году опубликовать в печорской районной газете заметку «Фаддей Булгарин путешествует…». Там подробно расписано, как Булгарин проехал в 1835 году через весь псковский край по пути из Дерпта (современного эстонского Тарту), где имел два поместья, в Белоруссию. Тема путешествий Булгарина чуть позднее привлекла внимание ученых кафедр русского языка и литературы Псковского пединститута, Тартуского университета и была отработана на высоком уровне.

           Псково-Печерский монастырь при своём проезде Булгарин назвал «твердыней древней святой Руси»: «Вид монастыря и стен с башнями между холмами и оврагами – прелестен!». Путник напомнил историю создания монастыря, отвесил поклон магистрату, бурмистрам и чиновникам печорского посада. Изборскую долину он посчитал просто сказочной. И воскликнул: «Сюда, русские художники! На вас лежит священная обязанность… показать целой России места подвигов и могущества предков!»

       Булгарин родился в Польше от польских родителей и назван в честь борца за свободу Костюшко (полное имя писателя по метрике Jan Tadeusz Krzystof Bulharyn). Отец его попал в Сибирь за убийство царского генерала, и мальчик с матерью в 1797 году переехал в Петербург. Там в 1805 году окончил кадетский корпус. Что касается сведений о его военной службе, то они противоречивы. Сначала он служил корнетом в уланском полку в Ревеле (Таллинне). Но в 1811 году перешел в польский корпус армии Наполеона, воевал в Испании, а потом якобы в Литве и Белоруссии против России в кампанию 1812 года.

        Получив полное прощение и вновь обосновавшись в северной столице, военный отставник занялся литературно-журналистской деятельностью. Дружил с писателем А.А. Бестужевым-Марлинским, поэтом А.С.Грибоедовым, общался с руководителем декабристов К.И.Рылеевым. Погрузившись в литературные дела, он стал пионером в таких жанрах, как исторический роман, очерк нравов, фельетон, военный рассказ, утопия и антиутопия. Основал ставшую популярной газету «Северная пчела». Не отличаясь особым талантом, Булгарин писал живо, интересно, профессионально, западая на всё модное, что находило спрос у тогдашней публики.

ДОНОСЫ ИЛИ ЗАПИСКИ КОНСУЛЬТАНТА?

      Конечно, мастер пера стремился угодить больше читателям, чем Музе. Книгоиздание и журналистику он поставил на коммерческую основу, что тогда было непривычно. Хотел угодить царю и цензорам, прославлял русский патриотизм. Его главный роман нравов «Иван Выжигин» сегодня скучноват. Но в пушкинское время роман создавался словно бы в сотрудничестве с тогдашним обществом, вкусам которого целиком соответствовал. Да и сегодня погружение в переизданные произведения писателя (а они не печатались повторно до 150 лет) бывает захватывающим. Интересны и современные романы о самом Булгарине и его жизни, творчестве, избавленные от идеологических предрассудков..

      Шеф жандармов Бенкендорф признавал, что Булгарин оказывал ему услуги составлением записок. Но то были не докладные платного агента спецслужбы, а записки консультанта или эксперта, практикуемые при любой власти в разные времена. Это доказали современные учёные, прежде всего А.И.Рейтблат, М.Г.Салупере, А.Г.Алтунян. «Доносы» Булгарина были открытыми, касались зачастую его собственных проблем. А нередко и содержали критику структуры власти в России с явным желанием повлиять на управление страной. Например, описывая картину всеобщего «бюрократизма, деспотизма и сатрапства», Фаддей Венедиктович усматривает в них причину недовольства и ожесточения простого народа.

       Что касается литературной дуэли с Пушкиным, то она началась с обвинения Булгарину в плагиате (хищениях текста и идей) из пушкинской трагедии «Борис Годунов», когда писался булгаринский роман «Дмитрий Самозванец». Увы, никакого плагиата фактически не обнаружилось, когда сегодняшние ученые сличили тексты Пушкина и Булгарина. А сколько в прошлом было страсти и огня!

     Со временем всё утряслось. Пушкин вошел в историю русской литературы как гений, что и предсказывал ему ещё при жизни его «противник». Занял в ней собственное заметное место Булгарин. Хотя судьбу художественного наследия выходца из Польши трудно назвать счастливой.

«ВЕЛИКАЯ ЖЕНА СЛАВЯН – КНЯГИНЯ ОЛЬГА»

      Приведём один пример, когда уже самого Булгарина просто «обокрали». А именно, в 1837 году вышли 4 тома солидного труда «Россия в историческом, статистическом, географическом и литературном отношениях. Ручная книга для русских всех сословий» .Автором всех томов еще при жизни Булгарина стали называть питомца Казанского императорского университета Н.А.Иванова, продолжившего образование в Дерпте. В Дерпте и создавался этот труд, написанный Булгариным в части истории ( два тома) и Ивановым в части статистики (два других тома). В истории славян, начиная от первого тысячелетия, Булгариным здесь было сказано новое, интересное и умное слово. Министр народного просвещения представил тогда четырехтомник императору, тот принял его, а Булгарину было объявлено монаршее благоволение.

       В наше время убедительно доказали авторство Булгарина по разделу истории тартуские исследователи В.Тамул и М.Салупере. Поселившись в Дерпте в 1831 году на целых шесть лет, писатель досконально изучил и блестяще осветил славянский и варяжский периоды истории России. Кстати, в них уже поруганный сторонниками Пушкина «Флюгарин» пишет и о великой княгине Ольге, выделяя в оглавлении «мудрые дела Ольги». Вот лишь одна цитата: «У русских-славян была Великая жена, пользовавшаяся властью и имевшая сильное влияние на народ. Великой Княгине Ольге обязана Россия попечением о первых семенах христианства, насаждённых в древности, но подверженных опасности быть вовсе искоренёнными приманчивым Муххамедданством (исламом – Г.Е.)». И добавил: «Со времени Ольги начинается цветущее состояние Пскова, возведенного Ольгою в число торговых и судных городов».

         Конечно, Булгарина и его сочинения невозможно охарактеризовать двумя - тремя словами, тем более типа плохой он или хороший. Ныне о его наследии ежегодно защищаются диссертации ученых и в России, и за границей. На одной из защит в Тартуском университете в 2007 году мне довелось познакомиться с видными булгариноведами Малле Салупере, Натальей Вершининой (Псков), Татьяной Кузовкиной, а также с крупными знатоками русских традиций в культуре Эстонии эмеритус-профессорами Сергеем Исаковым и Леонидом Столовичем.

От первой из них я получил тогда неизвестную российским читателям родословную схему потомков Булгарина. Схема была составлена и опубликована в США праправнучкой писателя Мариной Булгариной-Гэй. Салупере же пишет о литераторе 19-го века целую книгу-монографию и молит судьбу дать ей для этого огромного труда сил и здоровья…

БУЛГАРИН – РАННЕБУРЖУАЗНЫЙ ИДЕОЛОГ?

                  Согласно одной из ученых версий, Польша, извечно ориентированная по духу и культуре на Европу, всегда сохраняла влияние на воззрения Булгарина. И в будущем ему виделась городская Россия с уважаемым средним классом, просвещенным дворянством, ориентированным на службу Отечеству, и грамотным крестьянством. В главном романе Булгарина «Иван Выжигин» отчетливо слышен голос буржуазной России.

         Фаддей Булгарин выступает за развитие промышленности, торговли, распространение науки. Если угодно, то он – раннебуржуазный идеолог. Его лояльность режиму Николая Первого – это всего лишь стремление к личному и профессиональному благосостоянию, а не глубокое политическое убеждение монархиста. Булгарин был прагматиком. Свою стратегию европейской ориентации он маскировал подчеркнутым русским патриотизмом. Его герой Иван Выжигин говорит: «Радуюсь, что я Русский, ибо невзирая на наши странности, причуды, неразлучные с человечеством как недуги телесные, нет в мире народа смышленее, добрее, благороднее нашего!»

       Бывая частенько в Тарту, всегда прихожу на кладбище Раади к могиле Ф.В.Булгарина. На его надгробии с давно снесенным каменным крестом выбиты годы жизни: 1789 – 1859. Прихожу с цветком и свечей: человек действовал, радовался, страдал, творил.

       И сегодня мы всё ещё учимся, как его читать и понимать…

    Опубликовано в газете «Печорская правда» Псковской области 24 июля 2009 года

  
огонь

псковская старина


         

 

Е.Л.Томановская (Дмитриева) – российская комета в небеПарижа

 

     Не так уж много иностранцев пришли на помощь восставшим пролетариям Франции в 1871 году. Перечислить из них российских эмигрантов – хватит пальцев одной руки. Коммунар Луи Барон записал в дневнике 23 мая: «На рассвете отряд воинственных женщин, с ружьями на перевязи, … появляется для защиты коммунального дома. Во главе их, как капитан, шествует княжна Дмитриева с длинными волосами, развевающимися по ветру, с грудью, покрытой красным шарфом».  Отважной россиянкой-«капитаном» была Елизавета  Лукинична Томановская-Дмитриева, которой в том грозном мае исполнилось всего 20 лет…

     Жители Псковщины вправе считать её своей землячкой, так как родилась и подрастала она в селе Волок Холмского уезда, входившего в ХIХ веке  в состав Псковской губернии. Ныне усадьба Волок, расположенная в бассейне рек Ловать и Кунья, относится к Тверской области. Но от  псковской границы до неё всего-то 15 километров…

 

ПОКЛОННИЦА И АГЕНТ МАРКСА

     Впервые имя Дмитриевой появляется не в воззваниях женских организаций Парижа, ею подписанных, а в документах Первого Интернационала, Международного товарищества рабочих. Его Русская секция возникла в Женеве в 1869 году. Накануне 17-летняя Лиза со своим мужем, полковником в отставке М.Н.Томановским, совершала первое заграничное турне. Муж был вдвое старше Лизы и болел чахоткой, так что есть основания считать их брак фиктивным. Проводив супруга на родину, она внезапно решила поселиться в Швейцарии и заняться политикой.

     Вскоре по поручению основателя Русской секции народовольца Н.И.Утина Дмитриева (то была её конспиративная фамилия) становится  связной между Женевой и Лондоном, где обосновался Генеральный совет Первого Интернационала.

    Приехав в столицу туманного Альбиона 12 декабря, молодая россиянка знакомится с Карлом Марксом и становится желанным гостем в его семье.  Годом раньше Маркс писал: «Каждый, кто сколько-нибудь знаком с историей, знает также, что великие общественные перевороты невозможны без женского фермента». До начала восстания в Париже, куда  Елизавета прибыла уже как агент-информатор Карла Маркса, оставалось три месяца.

      При этом связная выступает анонимно как «хорошо осведомленная особа» из Лондона. Лишь в 1906 году историк Парижской Коммуны Джеймс Гильом расшифрует: «Эта особа было Дмитриева, друг Утина, русская еврейка, как и он сам. Госпожа Дмитриева, известная также под именем гражданки Элизы, - фанатическая поклонница Маркса, которого она называет, в стиле синагоги, современным Моисеем. Она только что пробыла некоторое время у Маркса в Лондоне и затем поехала в Женеву, по-видимому, снабженная конфиденциальными

 инструкциями».

          Западные историки конца  ХХ века подтвердят, что Маркс более похож не на ученого-социолога, а на апостола Павла, миссия которого началась с видения по дороге к Дамаску. Они заметят, что написав в 1844 году антисемитскую статью, идеолог пролетариата словно бы защищал самого себя: смотрите, он – не еврей, он – интернационалист. Историк  Гэри Норт убеждён: «Марксизм – понятие религиозное, это религия революции»…

 

ТАКИЕ  РАЗНЫЕ  РОДИТЕЛИ

     Бакунист М.П.Сажин, общавшийся с Дмитриевой в Париже, отметит  семитскую внешность своей знакомой. Она имела чёрные вьющиеся волосы и выразительные черные глаза. Высокая, стройная «гражданка Элиза» была если не красавицей, то женщиной привлекательной. Бельгийский социалист Брисме всякий раз, когда вспоминал о Дмитриевой, темпераментно восклицал: «О, чёрт возьми, как она прекрасна!»

       Мы можем предположить, что героиня Парижа была похожа на свою красавицу-мать. Эта добрая сестра милосердия, прибывшая на Псковщину из Прибалтики, хорошо владела немецким и латышским языками. Судя по написанию её фамилии (Каролина-Доротея Троскевич), она могла быть полячкой. Но польского языка не знала, зато умела разговаривать по-еврейски. Молодая мещанка Троскевич, поступив на службу к уже стареющему помещику-дворянину Луке Ивановичу Кушелеву, за 13  лет родила от него пятерых детей. В том числе Лизу.

     Кушелев жил в своей усадьбе Волок Холмского уезда в разъезде с женой и тремя законными дочерями. А прижитых ребятишек называл «воспитанниками». Он гордился своей родословной, восходившей к 1471 году. Тогда «Севастьян Кушелев послан был Иваном Великим в Псков собирать псковскую рать против новгородцев, которую он привёл к  великому князю на берега Шелони» (по записи в родословной книге).

     Отец Луки Ивановича, дед Лизы, был сенатором при императоре Павле Первом и тайным советником при Александре Первом. Жизнь при дворе в Петербурге, а может быть, и мотовство трёх сыновей, служивших в армии, расстроили состояние сенатора. И когда Луке Ивановичу было 32 года, за отцом числилось в Псковской губернии всего 109 душ крестьян. Разбогател майор егерского полка Л.И.Кушелев, лишь выгодно женившись на 16-летней А.Д.Бахметевой.

    Изрядно угнетавший крестьян помещик Кушелев был жестким по характеру и корыстолюбивым. И потому его семейная жизнь очень скоро расстроилась. Лишь за три года до своей кончины он узаконил связь с Каролиной, так что побочные дочери не остались бесприданницами…

     Первый биограф Е.Л. Томановской-Дмитриевой, а именно, И.С.Книжник-Ветров  долго размышлял, что именно привело Лизу, получившую хорошее домашнее образование, к увлечению идеями социальной справедливости. Ведь труды Маркса до глухой провинции не доходили. Его, как и всех советских исследователей женского движения, устроило предположение, что она могла начитаться статей революционного демократа Чернышевского.

 

НА  ЖЕРТВЕННИКЕ  КОММУНЫ

     Семьдесят дней Парижской Коммуны  Е.Л.Томановская-Дмитриева, пожалуй, вспоминала всю  жизнь. Ведь это был её звёздный час. От ЦК Союза женщин она воодушевленно выступала во всех округах Парижа. Когда полы её черного манто эффектно раскрывались, всем обнажались красный шарф и маленький револьвер.

 

        Темы её речей – о гражданской войне, о Коммуне, о предательстве Тьера. Они были внушены Бенуа Малоном, членом ЦК Национальной гвардии. По мнению упомянутого здесь Сажина, Дмитриева была интимно близка с Малоном. Впрочем, шлейф сплетен всегда тянется за яркой женщиной. Даже шпион Тьера в командовании Коммуны, полковник Барраль де-Монто доносил парламентской следственной комиссии: «Госпожа Дмитриева – любовница Урскина [ так искажена здесь фамилия Николая Исааковича Утина – ГЕ ],  председателя Женевского комитета Интернационала. Он держит в своих руках Комитет женщин… Комитет был под руководством одной Дмитриевой и работал только на Интернационал».

       На жертвеннике Коммуны Елизавете Лукиничне было, скорей всего, не до сердечных или телесных утех, хотя Малон явно был её поклонником. Она сообщала  в Лондон в конце апреля, что очень больна бронхитом и лихорадкой. И добавляла: « Я жду смерти в ближайшие дни на баррикаде, … думаю, что всё зависит от случая».

     «Русской княжной» заинтересовались и российские дипломаты. Через месяц после поражения восставших секретарь русского посольства в Париже писал: « Какова судьба этой сумасшедшей? Казнили ли её среди других, не установив личности? … До сих пор невозможно узнать что-либо на этот счёт».  Агент царской жандармерии сообщил из Франции, что Дмитриева «присуждена к ссылке в крепости». Наконец, случился и курьёз. Кто-то из агентов царя посчитал женщину-легенду Гончаровой, одной из сестер жены А.С.Пушкина! И якобы помог ей бежать из Парижа убийца поэта Жорж Дантес, тогда и в самом деле здравствовавший сенатор и генерал Франции.

          Между тем случай, а скорее Всевышний, и впрямь хранил отважную россиянку. Получив ранение в боях, она ускользнула от версальцев и благодаря своему паспорту с фамилией Томановская незамеченной вернулась в Женеву, а осенью – в Петербург…

 

ОНА  ЛЮБИЛА  ЗВЕЗДЫ

    Мужа бывшая коммунарка застала умирающим от чахотки и оставила его на руках возмущенных её поведением Томановских. Она знакомится и тотчас влюбляется (впервые в жизни?) в своего ровесника Ивана Давыдовского, промотавшего своё имение дворянина. Рожает от него двух внебрачных дочерей, которых воспитает так, чтобы они ничего не знали о революции, о прошлом матери.

      Утин, проведав издалека об увлечении  «дочери нашего полка» (его слова!), собирает сведения о Давыдовском и убеждает её, что тот «всегда был негодяем», умоляет избавиться от «иллюзии». Но психически надорванная революционным порывом женщина остаётся со своим  неудачливым избранником. Она регистрирует брак с ним, когда тот был уже под следствием по делу мошенников – «чёрных валетов». До конца жизни она останется убежденной, что Давыдовский был невиновен, что его подставили уголовники. Вслед за осужденным мужем с двумя дочерьми мчится в Сибирь…

       Прожив в сибирской глуши четверть века, Томановская-Дмитриева-Давыдовская замкнулась в себе. Ведь ссыльная колония политических считала её прошлое подозрительным. Дышавшие идеей народного счастья люди и в мыслях не допускали, чтобы «секретарь Маркса» и боец Коммуны  связала свою судьбу с уголовником.

 

 Самоизгнанница терпеливо вела домашнее хозяйство, ухаживая за коровой и лошадью, тогда как муж не обременял себя «мелочами быта». В редкое свободное время она о чём-то много писала, сидя в избе под православными иконами. И любила целые ночи проводить во дворе, даже на морозе, глядя на звёзды. Оттого многие посчитали её ненормальной.

       Когда Давыдовский отбыл срок, то ушёл из семьи. Дмитриева через Москву в 1905 году перебралась в до боли знакомую ей Женеву, чтобы дать уже 30-летним дочерям образование. Около 1909 года втроем они тихо вернулись в Москву. И с тех пор о них ничего не известно. Правда, их имена в 1916-1917 годах ещё мелькнули в книгах прописки  Москвы (эти книги в те годы печатались). Но даже когда конспирация была совсем не нужна,  российская героиня Парижа не объявилась…

        Энтузиаст библиографии И.С.Книжник-Ветров (настоящая фамилия Израиль Самойлович Бланк) взывал к Давыдовским в 1929 году со страниц газеты «Правда» с просьбой откликнуться. Использовал он и другие периодические издания для этого. Но всё было тщетно. Странное семейство словно бы вознеслось на небо, превратившись в звёздную пыль…

      
огонь

псковская старина


       

 

ГЕНЕРАЛ М.М.ФИЛОСОФОВ: «ВСЕ СЛУХИ О ВОЛЬНОСТИ СУТЬ ЛОЖНЫЕ»

     В 2007 году исполнилось 275 лет со дня рождения генерала М.М.Философова, выходца из старинного дворянского рода (годы жизни 1732-1811). Генеральское звание он получил в конце Семилетней войны 1756-1763 годов в возрасте 30 лет. Будучи весьма образованным человеком, Михаил Михайлович по просьбе императрицы Екатерины Великой преподавал основы математики и военного искусства её сыну, будущему императору Павлу Первому. Он выполнял ряд дипломатических поручений в странах Европы. А подав в отставку, поселился в своей новоржевской вотчине (села Богдановское и Усадище, ныне Бежаницкого района Псковской области). Занимался хозяйством, чтением книг, переводами и сочинением стихов и прозы.

      В декабре 1797 года Павел Первый назначил своего уже 65-летнего наставника военным губернатором Пскова и управляющим гражданскими делами Псковской и Смоленской губерний. Император лишь второй год находился на троне и был полон реформаторских мечтаний. Но все его преобразования в конце концов свелись лишь к военной реформе. Крестьяне же, как издавна повелось на Руси, надеялись на очередного доброго государя, который принесёт им облегчение повинностей…

      Не дождавшись желанных послаблений, крепостные люди пришли кое-где в возбуждение. Волнения, в частности, вспыхнули в Холмском округе, который тогда административно относился к Псковщине. М.М.Философову удалось унять непослушных без карательных войск, можно сказать, за счёт своего красноречия. При этом он показал себя верным слугой верховной власти, что было естественным в его положении. Составленное генералом «Объявление» от 1797 года было найдено в архиве Псковского окружного суда и напечатано в журнале «Русская старина», том 36, 1882 год.

       Приводим текст «Объявления» с небольшими сокращениями…

 

     Объявляю, что некоторые из обитающих в губернии крестьян, безрассудно прельщенных ложными слухами злокозненных людей, впали в неустройство. Они возомнили, что при вступлении на престол Императора Павла Петровича, будут иметь какую-то вольность. А именно, освобождение их от обязанностей и платежа податей, какие выполнять они должны по установлениям со времён древних.

     Они вымышляют ложно, что есть о том и указы, но от них оные таятся. Делают между собой нелепые толки, переговоры и даже сходятся в сборища и скопы. При этом, забывая об истинном праве и положении по своему быту, оказывают явное неповиновение своим помещикам. Они тайно от властей и помещиков отправляют поверенных с ложными и выдуманными жалобами. И возмущают тем самым спокойствие Его Императорского Величества.

    Сии волнования происходят более от невежества и легковерности, нежели от противуборства власти. Возмутительные водители и злотворцы восприяли в различных местах и селениях должное по законам возмездие наказанием. Оно соразмерно кротким мыслям Его Величества, кои питают любовь и милосердие к народу, в благотворительной Его душе, пекущейся о благе оного.

      Посему я, как обязанный прилагать всё моё тщание о сохранении спокойствия своего Государя, сим открыто объявляю: все указания касательно до повиновения и послушания крестьян своим помещикам, которые ранее изданы, по сие время не отменены. И все слухи о вольности суть ложные и затеянно вымышленные.

    Во отвращение бедствий строжайше приказываю всем поселянам пребывать в совершенном повиновении и покорности властям, а господским крестьянам – своим помещикам. О неблагомыслящих людях, кои разносят столь вредные слухи, давать знать своим помещикам и исправникам. Приходским священникам пастырское своё тщание устремлять согласно с постановлением восточной церкви к содержанию народа в безмолвном, неропотном послушании самодержавной власти. Ослушным и возмущающим себя поселянам и крестьянам, кто б они не были, не избегнуть строгого истязания.

    Я со своей стороны, яко блюститель высокомонарших Его Императорского Величества узаконений, предписываю: сие моё объявление во всех городах и их округах, на торговых площадях по нескольку раз прочесть. И дать всем вразуметь, что общее благосостояние и твердость государственная ничем иным не подкрепляются, как совершенным подчинением и повиновением Государю, предержащей власти и установленному от неё начальству и помещикам.

    Мирные и добрые поселяне, провождающие жизнь свою благонравно и тихо, не могут относить сего объявления касающимся до них. И да удалятся они в недрах спокойной и мирной жизни от пагубных заблуждений.

                            Генерал МИХАЙЛО ФИЛОСОФОВ

                     
огонь

городские рассказы


     

 

 

Больше кирпичей от волжских ключей!

 

 

За ночь ровно на этаж

Подрастает город наш…

      Из популярной  песни времён панельного домостроения

 

        Этот городской рассказ – с уклоном в дачные рассказы. Потому что и сегодня, когда благодатная дачная пора закончилась, он возвращает нас к красивому селу КЛЮЧИЩИ, славному своей историей, вкусными вишнями и холодными, бьющими из недр земли ключами…

         Где-то у меня есть точные цифры, но прошу читателя и без них поверить, что Казань по объемам строительства, в том числе жилищного, вышла на третье место в России после Москвы и Петербурга. А это ведет к росту индустрии стройматериалов. Вот и на окраине села Ключищи быстро и незаметно вырос … кирпичный завод! Завод, вставший прямо около оврага с ручьем, хорошо просматривается с Волги, когда мы подплываем к своей пристани. До недавно открытого производства от берега – рукой подать, что-то около 500-700 метров.

       Близко к заводу мне подходить не довелось (сейчас прогулок по окрестностям садового товарищества делаю мало), но издали объект выглядит  аккуратным и вполне современным сооружением. Подведена к нему отличная дорога, для которой поперёк оврага пришлось насыпать дамбу. Сооружение принадлежит солидной фирме домостроения под коротким названием ФОН, где директором господин… господин…(забыл фамилию, хотя мимо его коттеджа-дворца на самом берегу у Нижнего Услона проплываем «кажинный» раз!).

                    Любопытно, но сооружать кирпичный завод в этом же месте лет 10 назад начинал близлежащий колхоз. Уже были наполовину возведены стены, территория обнесена бетонным забором, откуда-то завезены тяжеленные и очень старые пресса, мокнувшие под открытым небом. В общем, начало стройки было типично социалистическим…

         Но уже пришло время капитализма, пусть и ненастоящего, дикого. Колхозная стройка вдруг резко затормозилась. Едва начатый строительством объект окрестное население растаскивало по блоку и кирпичику на личные нужды (тут инициатива «била ключом»!). Видать, колхозу (или как там сельхозкооперативы после 1991 года называются?)  не хватало денег, хотя замысел был явно неплохой…

              «Капитал победит!» - говаривали псковские мужики из крестьян во время гражданской войны 1918-1920 годов, взвешивая шансы белых и красных. Тогда предсказатели ошиблись. Его Величество Капитал побеждает лишь 90 лет спустя. И побеждает деньгами, правда, не столько на моей родной Псковщине, сколько вот здесь, под Казанью. Современнейший завод встал быстро, уверенно и наглядно! Почему НАГЛЯДНО, сейчас читатель узнает после некоторого отступления…

             Когда я поселился на 10-м этаже дома номер 11 по улице имени старого большевика Адоратского, сданном в 1990-м году, то в нем уже успела пожить внучка Фарида с родителями и её дядя, вскоре умерший. В момент моего заселения в августе 2001 года перед окнами с балкона открывался  вид с густой зеленью на реку Казанку с дачными участками горожан. Участки, правда, уже были отчуждены государством под жилищное строительство. Но НИ ОДНОГО ДОМА ещё НЕ БЫЛО. Не было ни напротив, ни направо. Лишь слева возвышался микрорайон жилых домов с подступившим задом ко мне солидным центром торговли под именем НОВО-САВИНОВО.

        Прошло всего лишь 8 лет и вот уже перед окном красуются 13-15 жилых домов оригинальной архитектуры (с замкнутым  и охраняемым внутренним двором), возведенных той же строительной фирмой ФОН. Дома росли прямо на глазах! Обычно добавляют, как грибы. И это так. Публика в домах не быстро, но селится. Жильцы всё солидные, с личными автомобилями, которые, как и везде в крупных городах, ночуют прямо перед окнами.

              Жилой массив, однако, закрывает чудный зеленый ковер по берегам Казанки. Чудный, правда, только издалека, так как ближе к воде берег низкий и топкий. Сейчас там идет намыв песка под новостройки УНИВЕРСИАДЫ – 13 (всемирных соревнований студентов в 2013 году).

           В совершенной «закупорке» я окажусь к осени будущего года, когда через дорогу от нашего дома номер 11 встанет 14-этажный жилой дом, методично возводимый (в месяц по одному этажу) той же фирмой ФОН.

Возводимый, не смотря на экономический кризис. От этого дома шумнее, душнее и пыльнее станет в квартире. Ведь машин мимо окон уже стало ходить очень много. Особенно с завершением рядышком строительства объездного 2 и 3-рядного (в каждую сторону) автобана. На углу нашего и соседнего домов даже установили светофор (см. фотографию с видом с балкона вправо, где вдалеке сверкает Казанка). Пустили перед моим балконом и линию троллейбуса, но тот хоть не даёт ядовитых выхлопов …

         Трогает душу лишь одно обстоятельство: дом кладут из КЛЮЧИЩЕНСКОГО КИРПИЧА! Вывеска об этом любезно извещает, приводя и правильное название завода: «КЛЮЧИЩЕНСКАЯ КЕРАМИКА». Тут же нарисована оранжевая эмблема производителя с изображением то ли чайки, то ли аиста. Приятно оглядывать новостройку, хотя мне самому в этом доме не жить…

 

ПОСТСКРИПТУМ: Уже когда был выключен компьютер,  я вспомнил фамилию владельца фирмы ФОН. Это некий господин Левада. В 1997 году, когда на нашем ЭЛЕКОНЕ появился новый генеральный директор, то он назначил своим замом по делам строительства как раз этого Леваду. Хотя тот уже имел собственный бизнес и на совещаниях в ЭЛЕКОНЕ появлялся всё реже и реже…

       
огонь

городские рассказы


       

 

 

 

Швейцария: Чортов мост и пион-пионные атомы

 

Я – позитрон, входящий в мю-мезон,

Вселенная, скуля, мне в палец тычется

            Поэт Николай Грибачёв (1910 – 1992)

 

      Ну вот и свершилось знаменательное событие в российской истории! На этой неделе (конец сентября 2009 года) впервые глава российского государства посетил с официальным визитом Швейцарскую Конфедерацию.

          Молодой Д.А.МЕДВЕДЕВ и его супруга подарили одному из зоопарков двух бурых МЕДВЕЖАТ, ставших в сибирской тайге сиротами, предложив назвать их Маша и Миша.

      Господин Медведев вместе с главой швейцарского государства подъехали к альпийскому перевалу Сен-Готард, где давно установлен памятник русским воинам. Преследуемые французами, они героически преодолевали Чортов мост над пропастью и перевал. Русские богатыри под началом фельдмаршала А.В.Суворова ровно 210 лет назад, в сентябре 1799 года, спешили в сторону Германии, чтобы помочь такому же русскому отряду Римского-Корсакова, зажатому под Цюрихом вместе союзными австрийцами.

      В беспримерном по суровости походе россияне выдюжили. Но на выручку своим опоздали: Римский-Корсаков уже потерпел поражение от искусных в воинском деле французов, сторонников Директории. А вскоре император Павел Первый разорвал союз с австрийцами и отдал приказ Суворову вернуться на родину. Здесь полководец сразу попал в немилость и уже в мае 1800 года скончался.

     Строго говоря, выбор Павлом в качестве главнокомандующего Суворова был бессмысленным. Александр Васильевич со своим девизом «Пуля – дура, а штык  молодец» по военному опыту был грозой только лишь магометанцев-турок да славянских братьев-поляков. Но он долго стоял вдали от европейского военного театра, где практиковались совершенно новые приёмы ведения войны.

          Суворов, не имевший при себе генерального штаба, понимал, что секрет его побед в нём самом, в его твёрдости и силе духа, в темпераменте, которые хотя и отдавали чудачеством, но сливались с военным организмом его армии. А проще говоря, полководец умел вдохновлять своих мужиков с ружьями.

             Суворов, которого мы помним в виде сухопарого, маленького старичка-аскета, умер в возрасте 70 лет. И сегодня мы, выпускники физфака Горьковского университета 1960 года, уже старше гениального самородка, который воевал, как сказывали, не глядя на карту.

          Однако автор этих строк нет-нет да и поглядывает на карту Швейцарии, потому что оттуда  приходят сообщения, например, о пробном пуске мощного ускорителя протонов – КОЛЛАЙДЕРА. А  ещё вот мой друг-физик А.В. Стрелков (сокр. АВС) напишет об очередной командировке в Женеву  по линии ЦЕРНа – Международной организации физиков - нашего скромного приятеля,  Александра Васильевича КУПЦОВА. .

             Да и Антон ВОЛОДЬКО, тоже из наших, из Женевы уже много лет просто не вылезает. Потому что Антон  возглавляет в Дубне, в Объединенном Институте ядерных исследований (ОИЯИ),  целый отдел международного сотрудничества при дирекции ОИЯИ.

            Что я, ЕГОРОВ Геннадий, защищавший в ГГУ в 1960 году диплом на тему ЗАПУСК  ИНДУКЦИОННОГО УСКОРИТЕЛЯ  ЭЛЕКТРОНОВ (БЕТАТРОНА) С ЭНЕРГИЕЙ  ИЗЛУЧЕНИЯ  ДО 15 Мэв, а затем прочно забывший ВСЮ физику, могу об этом сказать? Даже не сказать, а воскликнуть? Да только одно: ЗНАЙ  НАШИХ (но не меня лично)!

               Так вот это именно в Швейцарии, при ЦЕРНе, развернута и запущена в 1998 году нашим скромным другом  А.В.Купцовым огромная  ( 10 метров в длину и весом 150 тонн )  экспериментальная установка ДИРАК, насыщенная компьютерами и прочей электроникой. Эту прекрасную установку тихо-тихо, без помпы и шума, создал многолетними усилиями малоразговорчивый сын нижегородского крестьянина.

           На установке, на удивление коллегам, были ВПЕРВЫЕ зарегистрированы нейтральные атомы не из протонов и электронов, а из положительных и отрицательных частиц – пионов, крутящихся вокруг друг друга. Связывает их всем известная со школьной физики кулоновская сила, а расталкивает – центробежная сила. В  2006 году установка была модернизирована, что позволило детектировать на ней также пион-каонные атомы.

         В упомянутом 2006 году Саша Купцов в письме ко мне  объяснил, почему он за 50 лет после выпуска из университета, НИ РАЗУ не появлялся на встречах с однокурсниками: «В отличие от Саши Стрелкова, который помнит ВСЁ  ОБО  ВСЕХ и до мельчайших деталей, я очень мало помню из прошлого и, опасаясь конфуза не узнать сокурсников, я не приезжаю».

        До нынешнего года у Купцова неплохо было со здоровьем, хотя он много работал, курил и  в меру выпивал (в тройке нижегородских дубненцев сызмала и принципиально игнорирует алкоголь лишь АВС).  Крепость сердца  наш ученый физик объясняет своими любительскими марафонными забегами в 1970-х годах. Увы, нынешним летом жене, единственной дочери и шестерым внукам экспериментатора пришлось озаботиться состоянием здоровья мужа, отца и деда: его тряхнул инсульт и сердце стало биться с повышенной частотой 160 ударов в минуту постоянно. За друга-сокурсника нам тревожно, так как он медлит с обращением к специалистам в Москве, полагая по обыкновению, что всё само собою должно прийти в норму. Дай-то Бог, но …!

          Увы, пошатнулся могучий организм  и Антона Володько, который 9 лет назад схоронил жену, но не унывает. Переехал в новую квартиру, играет в шахматы и философски смотрит на мир, полагая вместе с АВС , что все мы живём по открытому ими ЗАКОНУ ПОГЛОЩЕНИЯ ЗАРЯЖЕННЫХ ЧАСТИЦ.

                 Это такой естественный закон природы, по которому фотоны, гамма-лучи, нейтроны, нейтрино поглощаются в веществе по экспоненте и ВЫШИБАЮТСЯ  (исчезают) из пучка за ОДНО столкновение. Тогда как заряженные частицы (протоны, электроны, альфа-частицы) поглощаются в толще вещества постепенно, отдавая энергию на МНОЖЕСТВЕ столкновений. Когда заряженная частица, как бы уставшая двигаться, наконец, останавливается. Ну  совсем КАК ЧЕЛОВЕК, которому в определенный момент предписано судьбой  (или Всевышним) сойти с дистанции Жизни…

            Дай-то Бог сердцу  человека, который перешагнул суворовский рубеж по возрасту, подольше не останавливаться! Два физика, герои нашего повествования, тут показаны рядышком в кадре в 1988 году на 50-летии Антона (он – слева, Купцов - справа).

Сашу Стрелкова кто-то снял совсем недавно с грибочками около срубленной его руками избы в глухом керженском лесу в Нижегородском крае.

            Антон с некоторых пор увлекается стихосложением и мне, ГеННадию, прислал такую виршу:

Слыхал восточную я мудрость:

Коль одинаковых две буквы

Найдешь ты в имени своём –

Удачлив будешь ты во всём!

       Спасибо, спасибо, дорогой Антон!  Вот только не было мне такой удачи - побывать на Женевском озере. Дальше Карловых Вар в западной Европе я не продвинулся, да и та поездка была лишь однажды. А вот моя внучка-школьница Фарида в 2003, 2004, 2005 годах могла где-то в Женеве, по крайней мере, в аэропорту, столкнуться с вами совершенно нечаянно. И даже наступить на ногу по неосторожности дяде Купцову или дяде Володько. Она тогда летала через Франкфурт – на Майне в летний спортивно-учебный лагерь при элитном институте Ле Розей, что в 60 км от Женевы. И многому там научилась! (и, между прочим, ОТЛИЧИЛАСЬ в языках и в рисовании). Вручила мне в качестве сувенира флажок любимого всеми олигархами государства, который уже пять лет стоит у меня дома на телевизоре (фото на первой странице)…

       А Саша Стрелков поглядывает уже несколько лет на Швейцарию СВЫСОКА, подлетая к Парижу. В Париже он садится на поезд и двигается на юго-восток, в предгорье западных Альп. Здесь, в спортивном Гренобле (когда тут прошла Всемирная зимняя олимпиада?), в не менее знаменитой Нейтронной лаборатории, наш сокурсник развернул свою тяжеленную установку для регистрации экспериментов с нейтронами (вёз её на грузовике через всю матушку Западную Европу).

           От Гренобля до Женевского озера по прямой каких-то 100 километров. И где-то в этом месте другой Александр Васильевич, а именно Суворов, втайне мечтал 210 лет назад, двинуться из завоеванного им севера Италии не на губительный Сен-Готард. А двинуться на Париж, чтобы поддержать французскую монархию: водворить Людовика 18-го в его столице. В политике Суворов разбирался плохо, но кое-какие амбиции имел.

             Через 15 лет после прохода Чёртового моста наши предки и в самом деле взяли Париж, преследуя Наполеона Бонапарта! Так что их потомки сегодня неплохо себя чувствуют и в Германии ( мой дачный рассказ «Ви альт бист ду? или Откуда берутся красивые девчонки?» ещё пока не вывешен в блоге), и во Франции (ожидай мой городской рассказ «А.В.Стрелков в Гренобле»), и в Швейцарии (дневниковые записи в компьютерном наборе Фариды Газизовой могут быть высланы по запросу)…

       Увы, имена моих сокурсников из Дубны оказались неназванными в сборнике материалов, изданных в Нижнем Новгороде к празднованию в декабре 2009 года 50-летия физфака ННГУ. А они ведь были из самого ПЕРВОГО выпуска и кое-чего в физике добились…

 

 

 

         
огонь

дачные рассказы

       

 

 

День « красного петуха »

 

       Вот и первый дачный рассказ 2009 года. По весьма грустному поводу, как повелось у меня с дачными рассказами, начиная  с 2003 года…

      День этот выпал на злосчастный вторник 23 июня 2009 года.. А рассказ пишу прямо на ноутбуке (кажется, ВПЕРВЫЕ без бумаги) ровно через неделю, в Ключищах на Волге. Красивый ключищенский косогор с вызревшей земляникой чуть не стал местом огромного ПАЛА (если не пожара) в этот самый день. Причём по МОЕЙ собственной вине.

               Именно вине, а не ошибке или неосторожности. Потому что я хорошо знал, что июньская ЗЕЛЕНАЯ трава, особенно в сухую погоду, горит хорошо. Хотя бы потому, что в ней ближе к почве затаилась старая, прошлогодняя «подстилка» (не знаю, как её называют агрономы по-научному). И когда мы года 2-3 тут готовили пищу на костре (ещё не было электропроводки), в том была возможность убедиться. Да и форменный пожар по траве прошел у нас как-то лет пять назад, когда брат жены Дели, отдыхавший  на участке, зажег маленький костерок. Хотя в тот год не было засухи и трава стояла невысокая, мы с ним вдвоём с большим усилием забили палками «красного петуха», побежавшего по растительности…

           20-21 июня в Прибалтике как раз был День Янки Купалы, когда по народному поверью жгут костры. В Эстонии  без такого развлечения не обходятся уж совершенно точно (вот и кадр нашелся в памяти ноутбука именно эстонский). Но у меня и в мыслях  не было что-то запалить. А вот 23 июня после обеда где-то вдалеке ремонтировали электролинию. И без энергии мотор не закачал воду из родника в громадную поливочную цистерну.

             Пополудни включают воду в 16 часов на 1-2 часа. А в этот раз её не было. И казалось, что «делать нечего», хотя по большому счёту на дачном участке разная работёнка НИКОГДА не кончается. Но тут ещё с прошлого года мозолила глаза кучка бытового мусора (мы его вообще-то относим в контейнер) и ветвей от обрезки плодовых деревьев и кустов. Я их 1-2 раза в год сжигал весной или осенью, стараясь не накапливать. При этом всякий раз принимал меры осторожности от распространения  пламени, например, делая мотыгой на почве «круг безопасности». Попросту говоря, заранее разгребая старую «подстилку». И, конечно, выбирая не слишком ветреную погоду.

        В тот злосчастный день погода была ветреной лишь слегка. Правда, я не подумал о том, что давно не было дождя. И  вновь, как и прежде, сначала принес к постоянному кострищу кирку, палку, грабли. Это место снаружи участка, где нет соседей (мы на самом краю всего товарищества), Но окапывать будущий костер на сей раз просто поленился. И только оттащил подальше самые крупные высохшие ветки. После чего решил поджечь маленькую часть мусора, ну как бы на пробу. Чтобы посмотреть, куда дует ветер.

       Увы, куча через мгновение вспыхнула как порох. И ВСЯ сразу! Пламя поднялось выше меня ростом. И занялось с жаром и копотью, почти без дыма. Было это неожиданно, но ведь вполне предсказуемо. Если думать заранее…

       Первое время я хладнокровно смотрел и проверял, летят ли в открытое поле ИСКРЫ от пламени. Ветер поддувал именно туда, на северо-запад. С запада и севера никаких строений не было, но стояла высокая трава, которая начала гореть… Гореть ПРОТИВ ветра, расширяя медленно но верно фронт бедствия…

        НАДО ТУШИТЬ! С огнём я оставался один-на-один: соседи с восточной и южной стороны если и были на участках, то внутри домов и никто ничего не видел. А бегать по домам и звать на помощь – это потерять дорогие минуты.

           Я стал граблями бить по горящей траве, сначала сбив огонь с юга, где начинались в 50 метрах чужие строения. Да и трава в ту сторону, где сами топаем до ворот, была ранее скошена электротриммером. Через проволочный забор огонь пошел без препятствий на восток внутрь нашего участка, но здесь тоже я поработал ранее косилкой. И языки пламени далеко не уходили, разве что на 3-5-7 метров, подпалив молодую вишню, грушу и два куста терновника (это я разглядел уже после «сражения»).

      Итак, огонь опасно шел на запад и на север. На два фронта тушить я не поспевал. Сосредоточился на самой опасной западной стороне, так как  к северу пламя двигалось медленнее. Уже через пять минут я почувствовал, что махать граблями – огромная физическая нагрузка для моего слабого организма. Использовать палку я даже не попробовал: трава слишком жесткая.

                Решил поменять тактику борьбы.  Побежал за ведром к бочке с водой. Но это 15 метров туда и 15 обратно. И воды требовалось много. Я снова стал задыхаться от перегрузки…

        Решил комбинировать полив и топтание огня калошами из резины. В калошах (они с подошвы оплавились) была толстая кожаная стелька и плотный шерстяной носок. Так что жар пятки мои выдержали. Каким-то чудом не вспыхнули  брюки. Видать, я невольно смочил их водой, плеская влагу прямо под ноги .

     . Я задыхался как от тяжести работы, так и от жара и копоти, недостатка кислорода. Как-то ещё держалось моё бедное сердце. Только потом я подумал, что лучше всего помогла бы старая брезентовая (очень плотная) куртка, которую   где-то подобрал  давным-давно. Вот бы смочить её и кидать на пламя (но подумалось это потом, да и если бы сразу, то бежать до сарая было далековато).

           Однако, однако… полосу огня мне удалось с западной стороны сузить с 7 метров до 1-2 метров! На север огонь постепенно продвинулся вдоль забора на 20 метров. И здесь стоял угловой столб нашего участка. Дальше огненного змея пускать было нельзя. Он уже выходил бы на «оперативный простор».

          Я решил, что буду кататься по горящей траве и тушить её СОБСТВЕННЫМ ТЕЛОМ , как Александр Матросов в войну под городом Великие Луки (между прочим, Матросов был татарином и круглым сиротой). На мне была распахнутая штормовка, и я мог успеть её сбросить с плеч, если загорится.

      Силы уже оставляли меня. Но выдохся и огонь. Я потушил его остатки у этого пограничного угла. Мелкие всполохи внутри нашего участка опасности уже не представляли.

         Борьба закончилась успехом. Тут-то в  50 метрах от меня вышла из своей каморки бабка, южная соседка. Она показала мне кулак и что-то прокричала.

       Я зашел на веранду и первым делом осмотрел своё лицо в зеркало. Думал, что оно обожжено до пузырей на коже. Глаза предохранили темные очки из натурального стекла, которые я не снимал во время баталии, длившейся минут 20. Ещё хватило сил моих помыться водой из бочки,  Простернул запотевшую и прокоптевшую одежду…

        И приготовился через день получить заслуженную нахлобучку от Дели. С её приездом подошла и подруга Тамара с дочерью Галей. «Тунгусский метеорит здесь упал?» - спросила Галя в шутку. И мы вместе рассмеялись. …

      А ведь ничего смешного не было. Я ругал себя, что не сделал ПРАВИЛОМ  мудрость «не жечь костра летом». Наказал сам себя по-стариковски. И только тем я был доволен, что не сдался в опасную минуту. ВЫСТОЯЛ всё-таки перед опасным противником!

                                            С ело Ключищи  30 июня 2009 года

         
огонь

дачные рассказы

    

 

 

Цифровые «джунгли»

 

            Хорошо, однако, имея за плечами лет 70 или побольше, дожить до сегодняшнего дня! Я здесь не хочу говорить о политике, экономике или нравственности в нашем времени. А хочу сказать о техническом прогрессе.

         Техпрогрессе в быту. Он для меня олицетворяется не стиральной машиной с программированием или домашним кинотеатром с цифровым телевизором. Эта техника мне, пенсионеру, недоступна по материальным обстоятельствам. Но что оказалось достижимым – это компьютер (с выходом в Интернет), пусть и не самый навороченный, то есть не последнего года выпуска.  И  цифровая фотокамера (на Западе называют её дигиталь-камерой), пусть и самая дешевая. Но они наполнили мою жизнь, уже клонящуюся  к закату, новым содержанием и интересом.

        Конечно, оба чуда техники оказались в моих руках не без помощи спонсоров – молодой семьи Газизовых (ноутбук РОВЕРБУК  Эксплорер РТ 5 - это просто-напросто их подарок, за который не устану  благодарить). Цифровая фотокамера казалась мне одно время совершенно недоступной по цене. Но стоило совсем немного поднатужиться, и вот  я – обладатель этой замечательной игрушки! Она - в руках фотографа с 57-летним стажем.

     Но как далеко вперёд ушла за эти годы фототехника! Нет теперь ни химикатов, ни многочасовых сидений в ванной комнате с красным фонарем, ни постоянных затрат на фотобумагу. Цифровая камера вносит отснятые кадры в блок памяти компьютера или на лазерный  диск. Или на так называемую «флешку» размером с зажигалку курильщика. После этого снимки можно не печатать на фотобумагу, а разглядывать на экране компьютера (мониторе) с приличным увеличением. И всё это в цвете, с размером фотоальбома в 500-1000 и более снимков! (в первые 4 месяца обладания камерой я нажал спусковую кнопку  …2500 раз)

         Конечно, при всей простоте обращения с этим чудом техники полностью всё  узнаёшь, лишь прочитав 80-страничную инструкцию на приложенном при покупке лазерном диске. Признаться, я уже без малого год эту инструкцию всё читаю и читаю. И  усвоил, увы, не всё.

            Прежде всего изучил всегда привлекавшую меня МАКРОСЪЕМКУ. Это когда с очень близкого расстояния снимаешь объект крупным планом в мегабайтах (я люблю фотографировать на даче цветы, ягоды и даже насекомых).  А потом кадры обрабатываешь, выхватывая что-то кусочками (фрагментами, как вот здесь справа), а также уменьшая размеры снимка до объёмов, пригодных для их пересылки электронной почтой или для хранения…

        Но некоторые кадры, снятые большим объемом, я сохраняю на КОМПе и флешке в отдельном альбоме, названном «Цветы и ягоды в мегабайтах». Просматривать их – особое удовольствие. Потому что постепенно продвигаешься от одного края снимка к другому, словно в «джунглях».  Но если настоящие джунгли – это огромный тропический лес с крупными деревьями и животными, то мои «джунгли» - это стебли и листочки одного, отдельно выхваченного фотокамерой, куста (и даже кустика) цветов, ягод . Двигая курсором кадр, видишь то листочек, объеденный вредителем, то пожелтевший и поникший стебелёк, то сияющий во всей красе бутон. Особый эффект даёт съемка ПРОТИВ света, когда каждый листок становится прозрачным и видна каждая его жилка.

       При этом удивительно, что сиять и выделяться необычной красотой становятся давно знакомые СОРНЯКОВЫЕ цветы, на которые никогда не обращал внимания. Теперь они отсняты у меня в изрядном количестве. И особенно будут радовать глаз на досуге осенью или зимой, в городской квартире…

      Да вот и ещё одно фотоКОМПчудо. Недавно благоухавшая на грядке белая ЛИЛИЯ, уже завяла, а у меня на рабочем столе ноутбука она по-прежнему сияет во всей красе. Даже капельки воды от полива поблескивают на солнце. И красоваться этот цветок на мониторе может долго-долго. Пока его не сменит другой (внучка Фарида начинала 9 лет назад с БАРВИНКА).

       Кстати, у меня есть предостережение для милых дам. Если вас снимают ЦИФРОВОЙ фотокамерой, то поинтересуйтесь цифрой объёма съёмки. МЕГАбайты (то есть миллионы килобайт) вырисовывают каждую морщинку и прыщик на лице. Так что  лучше попросить сделать портрет с КИЛОбайтами.

          Нынче сделал редкий кадр спаривания майских жуков. Быть маленьким жучатам! В этот годе жуки летали над нашим участком в особенно большом количестве не только май, но и первую половину июня. Пролетали всегда строго с юга (из низины оврага) на север (в горку). А вот что они делали там, на севере, и почему не возвращались обратно, я так и не понял. И где они гнездятся? Почему летают лишь в сумерки, как совы? Надо читать книги или бродить в Интернете (это быстрее), чтобы узнать об их жизни больше. Чем также можно заняться зимой.

            Неплохо бы поснимать птичек, но они слишком подвижны. И тут требуется не макросъемка, а съемка «телеобъективом», что также заложено в характеристике фотокамеры САМСУНГ С-760, которой я пользуюсь…

       Эх, чего жалко и жалко очень,  если не доведётся побывать с цифровой фотокамерой в излюбленной Эстонии. Тартуская сестра не теряет надежды на нашу хотя бы ещё одну встречу там. Ну а я уж дорвусь! Тысячу или две фотокадров привезу оттуда. С макро, микро, теле и всякой другой съемкой. Словом, тряхну стариной!                 

 село Ключищи  под Казанью

в жаркий солнечный день 11 июля 2009 года

   
огонь

дачные рассказы

  

 

 

 

Яма и Я: последний трудовой подвиг?

 

               Всё когда-то падает: деревья, заборы, столбы, даже дома. (Падает и мужская сила, как нам неустанно твердит в рекламе здесь, на дачных грядках, ФМ-радио ШАНСОН, излюбленное, как и радио ЭХО МОСКВЫ).

             Решил проверить свою силу, но только физическую, совершенно упавшую, даже по сравнению с прошлым годом, я, Геннадий Сергеевич ЕГОРОВ, инвалид второй группы по онкологии. Со многими дополнительными заболеваниями, от которых впору умирать. А не то, чтобы проверять…

         Но бренная жизнь ЗАСТАВИЛА меня, инвалида и человека солидного возраста, взять в руки лопату и … тяжеленный ЛОМ (!). И вкалывать четыре дня до упаду. Чтобы вырыть в известняковом грунте яму в мой собственный рост (один метр и 70 см).

       Всё дело в том, что деревянный столб нашего доброго соседа, от которого мы питаемся электричеством, за 4 года опасно наклонился (есть и фото). И приготовился … рухнуть на землю, срывая электропровода, тянущиеся к нашему фургону. Соседу-то легче, он может запитать свой домишко напрямую от центральной линии. А нам что делать? Вновь переходить на приготовление пищи на костре, как это было пять лет назад и ранее? А как быть с холодильником, телевизором, соковыжималкой, тем же ноутбуком? К комфорту и цивилизации мы привыкли и без них жизнь уже немыслима…

      Новый столб,  с железобетонным основанием, нашелся сравнительно быстро. Но где копать для него двухметровой глубины яму? На эту тему разгорелся сыр-бор, на что ушло недели 3-4. Когда было определено место для ямы (на проездной части садового товарищества – СТ- ЧИШМА), председатель Мансур никак не мог найти парня, чтобы продолбить в твёрдом грунте яму. Хотя я, как самое заинтересованное в яме лицо, обещал НАЧАТЬ копать, пока грунт мягкий. Стоимость работы Мансур оценил в 200 рублей, потом добавил ещё 100 рублей. Но охотник продолжить углубление с ломом уже начатой мною ямы так и не объявился…

      Я уехал в город, чтобы отметить 1 сентября своё 73-летие. И, вернувшись в Ключищи 2 сентября, увидел всё в  состоянии застоя. А председателя – беспомощным.

           Вспомнив кинофильмы, когда каторжники медленно и верно делали подкоп для побега из неволи,  я взял в руки лом. И хотя ещё не зажили швы от зимнего грыжесечения в паху, начал долбать известняковую толщу.

      На следующий день мой каторжный труд продолжился.

Из злополучной ямы едва виднелась моя голова, следовательно, на метр  и 65 см углубление состоялось. После  чего я вызвал к яме Мансура и электрика. Они предложили копать ещё 35 см. Но я ответил, что для этого надо яму расширять (а иначе, как выбрасывать отходы известняка?), а силы мои уже КОНЧИЛИСЬ. Я убеждал обоих, что хотя яма менее 2 метров, но она УЗКАЯ. Следовательно, столб будет стоять прочно, не наклоняясь…

      Мои аргументы подействовали. Уже 5 сентября с утра Мансур собрал человек 8 дачников-мужиков. И на этом столбе они начали пробовать свою мужскую силу.

Бетонное основание весило кг 400. Кто-то предложил подогнать грузовой кран. Кто-то сказал, что столб к яме (это метров 40) потянет легковой автомобиль НИВА.  Но решили тянуть столб вручную канатами на круглых деревянных поленьях.  

       По команде самого сильного и горластого, под кряхтение и возгласы типа ЭЙ, УХНЕМ!  столб медленно, с остановками для отдыха,  прополз по траве 40 метров. И  скоро опустился в яму. УРА!

       Больше всех радовался я. У меня были дополнительные хлопоты: подать канаты, обеспечить лопатами для засыпки ямы, подать битые кирпичи, которые я собирал по всей округе, чтобы основание столба упиралось во что-то твёрдое.

     За этой суетой я совсем забыл про фотоаппарат. Группового кадра на память не получилось. Бригада добровольцев («постоянные люди», заметил Мансур) быстро разошлась, когда столб занял вертикальное положение. Разошлась, не потребовав оплаты наличными или выпивки. То есть награды за минут 40 (по одному метру в минуту) УПОРНОГО мужского труда…

     Так что вместо фотографии бригады читатель  увидит (если смогу вставить в блог и фото) лишь голову автора, торчащую из ямы. Фотографировал я сам себя, держа фотокамеру в вытянутой руке. Мансур, прощаясь, предложил мне подойти к кассиру СТ, чтобы получить 300 рублей. Первый мой заработок после выхода на пенсию в 2001 году!

      Мой организм в очередной раз (читай дачный рассказ ДЕНЬ КРАСНОГО ПЕТУХА) выдюжил! Значит, рано ещё на Тот Свет???

        Сегодня за один день набил на ноутбуке ВТОРОЙ дачный рассказ (читай про БУКЕТ). А это уже проверка умственных и писательских возможностей инвалида-дачника. Рассказ этот, опять же, как и БУКЕТ, не остросюжетный. Но нынешним годом я не делаю выписок из дачного дневника (хотя веду его понемногу). Пусть этот непритязательный рассказ (бахвальский?) и заменит не состоявшиеся выписки…

Село КЛЮЧИЩИ на Волге, 8  сентября 2009 года (на улице 29 градусов в тени)

Постскриптум от 19 сентября: СТРАННОЕ ДЕЛО, но когда электрик отсоединил нас от падающего столба и провода наши (они на фото слева) подвесил на новый столб, то грозивший грохнуться на землю соседский столб самопроизвольно почти … ВЫПРЯМИЛСЯ!  Так значит, мы своими проводами его клонили к земле?

       
огонь

дачные рассказы

    

 

 

Букет

 

      Дачному сезону подошёл конец. В начале сентября стоит ещё летняя жара, чего не наблюдалось с 1938 года. Вчера, 7 сентября 2009 года здесь, под Казанью, на высоком правом берегу Волги, было 27 градусов при безветренной погоде. А сегодня синоптики обещают 29 градусов жары, чего не было в это время года целых 70 лет.

    Сейчас за 2 часа убрал основную, самую урожайную, гряду картофеля (его у нас нынче немного). И сел перед обедом что-нибудь настучать на ноутбуке из дачной тематики. Ноутбук через недельку будет переправлен в город. И начнутся  рассказы совсем не дачные.

      Вообще-то этим дачным сезоном в селе Ключищи я сделал Большой Скачок в жанре нетрадиционных  для меня  рассказов,  дачных и городских. Май и июнь как бы раскачивался. Писал только очерки в китайский дневник внучки Фариды. А за июль-август БЕЗ ОТРЫВА от огородного производства «выдал» кроме заключительных 4-х частей  китайского дневника (он состоит теперь из 19 частей) ещё и  25 невыдуманных рассказов из реальной жизни. Исчерпав все ранее запланированные сюжеты.

          А потому сегодняшний рассказ не имеет фабулы. И является простым рассуждением … о цветочках.

          Вырастить цветы, оказывается, не так уж просто. Помню, как увлеченно занималась в Пскове этим моя  покойная матушка Мария Ивановна Егорова (Герасимова), по социальному положению – домашняя хозяйка. Условия для этого имелись: семья проживала в отдельном домике (так называемом «финском»). с участком соток в шесть. Совсем рядом с храмом Александра Невского, а тогда – филиалом Псковского гарнизонного Дома Офицеров.

      Помню, что у нас были типовые цветы, которые можно встретить всегда на цветочном базаре. Последнее материнское фото выполнил я в 1968 году : она сидит среди выращенных ею тюльпанов. Но мама старалась что-то оформить перед окнами. И то были «альпийские горки» из гранитных валунов с мелкими и редкими  цветочками.

          Признаться, в Ключищах заниматься цветами не успеваем. Всё, что удается воткнуть в почву, усердно поливаем, пропалываем. Но диковинными сортами цветов похвастать не можем. И соседи нас частенько опережают в деле их культивирования.

         С ранней весны цветы попадают в объектив моего цифрового фотоаппарата. В ноутбуке им отведены отдельные папки, для соседских – особая папка.

        При отъезде в город супруга Деля всегда формирует 1-2 букетика. И 2-3 букета постоянно стоят на веранде в вазах. Веранда построена окнами на восток, откуда восходит солнце. И оно с раннего утра освещает на обеденном столе букетик, стоящий в прозрачной стеклянной вазе.

         Встречные лучи солнца насквозь пронизывают  каждую жилку цветка. И вся ваза превращается в какое-то изумительное природное явление, которое мгновенно поднимает хорошее настроение. Даже если ты не выспался. И рука сразу тянется к фотоаппарату. Хочется запечатлеть эту красоту, чтобы любоваться и зимой под вой снежной пурги. Любоваться, несмотря на экономические кризисы и собственные болезни. Цветы - как раз те «мелочи», которые поднимают тонус. И делают повседневную и зачастую печальную жизнь радостней.

Село КЛЮЧИЩИ НА ВОЛГЕ

8 сентября 2009 года  

 

              
огонь

дачные рассказы


          

 

Дачные рассказы

 

ЖИВНОСТЬ  ПОКИДАЕТ  ДАЧНИКОВ

 

        Вспомнил я толстую, в 400 страниц, книгу канадского писателя и естествознателя  Сетона-Томпсона «РАССКАЗЫ О ЖИВОТНЫХ», которую подарила наша приятельница-москвичка ПЯТИЛЕТНЕЙ внучке Фариде Газизовой. Подарила в  мае 1995 года, когда моя супруга Деля через столицу ехала с внучкой в Эстонию на побывку (я тогда был чем-то загружен по службе на объединении ЭЛЕКОН). Книга издана для взрослых, со скудными черно-белыми рисунками автора. Тем не менее в 8-комнатном коттедже на улице Архитекти в городе ТАРТУ, где живёт моя сестра с мужем-эстонцем,  Фарида нередко уединялась с этой книгой. Усаживалась в кресло на час-полтора, с увлечением вчитывалась в рассказы у нас малоизвестного писателя. Чем (вот этим погружением в недетскую книгу) немало удивила мою сестру-учительницу. Ведь своих двух внучек того же возраста она  приобщала к чтению не без усилий…

      Но я это вспомнил попутно, обнаружив книгу недавно в нашем дачном домике. Увы, почитать её просто не успеваю. А вот порассуждать немного  о живом мире Ключищенского оврага с его холодными родниками хочется. Хочется не потому, что много впечатлений. А как раз по обратной причине: контактов с дикими животными, насекомыми становится всё меньше год от году.

      Первыми как-то тихо и незаметно из оврага улетели СОЛОВЬИ. Теперь их заменила громкая музыка по выходным дням. Да что там соловьи! На выходные дни уезжает в город с дачи наша знакомая пенсионерка Валентина Пирожкова.  Жалуется: просто нет покоя от молодёжи, приезжающей пожарить шашлыки и покрутить магнитофоны на полную мощность.

            Ещё как-то сохранились КУКУШКИ, которые до середины лета не прочь предсказать, сколько дачнику осталось жить. Хотя я, например, и без них знаю, что осталось немного.

        До конца лета всего 10 дней (да и от всего дачного сезона - дней 30), а я так и не увидел  ПОЛЁТ СОВЫ. А ведь летала, всегда летала красиво и бесшумно в сумерках эта осторожная птица. Садилась даже на наше телеантенну, тем более что мы живём на краю товарищества, рядом с просторным полем, где совы охотились на мышей.

      Деловитый ЁЖИК, которого я лет пять назад в темноте даже пнул ногой как футбольный мячик,  нынче повстречался лишь ОДИН РАЗ. Хотя всегда жил под самым нашим домиком, можно сказать, под полом. И выходил на охоту ежедневно, особенно с появлением на земле яблок или огурцов.

      Вроде бы докучали год-два назад взрослые ГАДЮКИ (о поединках с ними я рассказывал в 2008 году в дачном дневнике). Маленькие их детёныши попадались нередко. Нынче я не встретил у себя ни одного  змея, ни большого, ни маленького. Разве что встречаются ящерицы, да и то реже и реже. Сосед как-то раз демонстрировал в руках детёныша гадюки, которого он с внуками в конце концов порешил жизни (после их отъезда я заснял на фотокамеру замершее тело). А между тем мой друг-физик из Дубны в керженской таёжной избе на отдыхе всяких  приблизившихся гадов не убивает, а осторожно относит в лес. И даже обнаруженное под крышей гнездо громадных диких шмелей не раздавил или потравил, а «упаковал» и вынес на простор (а ведь покусали его при этом изрядно!).

          У нас обычных полосатых разбойниц ОС я в этом сезоне всё никак  не встречу: не летят они ни на яблоки, ни на мёд. А ведь уже конец августа и пора, пора осам кружиться вокруг сладостей. Конечно, от них – докука, но и без них как-то скучновато. Куда они подевались?

         ПТИЧКИ вроде бы пытаются прямо под крышей или на соседних деревьях меж стволов вить гнёзда, но, заметив людское скопление, улетают гнездиться подальше от человеческого жилья.
 
Вот одно гнёздышко, свитое в ближайшей яблоне, мы сохранили на память. Я вложил в него купленное в магазине перепелиное яйцо и подаю эту композицию на первой странице. Живого птенчика в овраге я заснял на ветке дикой яблони этим летом опять же лишь один раз. Да и это случилось от его нерасторопности и отсутствия страха к человеку  по неопытности…

        Мало стало КУЗНЕЧИКОВ И БАБОЧЕК. Впервые появились бабочки ЧЕРНОГО цвета, которых ранее почти не замечал.

          Вместе с тем в сумерках два раза наблюдал  СТРАННЫХ птичек типа ласточек или стрижей (они очень стремительные в полете), но размером вдвое-втрое меньших. Что это за существа? Я принял было их за летучих мышей, но ведь не похожи на них. И появились эти «летуны» с быстрым крылом впервые. В темноте их просто не разглядеть, хотя облетают дачный домик совсем рядом, на высоте 3-5 метров и делают 3-4 круга, кажется, парами. Не разгадает ли кто-то из опытных читателей-натуралистов это новшество?

         В общем, автомобили (в иных дворах уже до четырех моторов скапливается, а колея вдоль заборов по выходным просто забита автотехникой), шумная музыка, костры, куда бросают и синтетику, мусор, ядохимикаты делают своё мерзкое дело: всякая дикая ЖИВНОСТЬ ПОКИДАЕТ ЖИВОПИСНЫЙ ОВРАГ! Ещё общаются с человеком завезённые кошки и собаки (кстати, тоже распугивающие «дикарей»).

         А автор, которого покидает здоровье, ещё  цепляется за эти зелёные склоны, цветы, ключевую воду и чистейший воздух! И пытается  разглядеть что-то живое при свете или в сумерках…

Село Ключищи, 20 августа 2009 года

     ПОСТСКРИПТУМ от 3 сентября 2009 года:

    Однако, однако… Сегодня в теплый, безветренный день при солнечной погоде вылезла из-под дома некрупная, но взрослая ГАДЮКА! У крыльца, в том же месте, где я видел такую же змею в прошлом сезоне.

      Шел я отобедать с грядок, но при моём приближении она быстро скрылась под верандой. Несколько дней назад наверняка ЭТА особа прошуршала по траве и скрылась под нашим фургоном с противоположной стороны, от бочки. Я подумал, что пробежала крупная ящерица.

      Живёт гадюка постоянно под домом? Хотя ведь шумим мы изрядно, хлопает звучно входная дверь, да и старый холодильник в кухонном отсеке при переключениях реле вздрагивает как паралитик и трясётся (мешает спать хозяевам).

     Видимо, носительница яда нарожала детёнышей, но ПОКА они не попадались. Сегодня начал обрезать малину. В ней-то змеёныши и встречаются уже много лет. Один в 2008 году попал мне под лезвие лопаты при копке картофеля (обычно осенью травмируются лопатой ящерицы, закопавшиеся в землю).

     А чем питаются гадюки? Не успеваю заглянуть во Всемирную Паутину, узнать. Но мышки перестали попадаться. Весной они нахально бегали по веранде. Змейке легче вылезть на веранду. Но пол в комнате и на веранде покрыт линолиумом, который для них дискомфортен.

       А вот ОС, уже исчезавших в начале сентября, по прежнему нет и нет. Вернее, залетают отдельные особи, но стайками не слетаются, даже на самые-самые сладкие яблоки (год нынче яблочный, даже начали гнать из плодов соки)..

     Так что главный вывод этого рассказа остаётся в силе!

   
огонь

Малле Салупере


     

                 

   Малле Салупере

 

                 Неизвестная мне ранее фамилия М.САЛУПЕРЕ появилась впервые в моих библиотечных конспектах 4 января 2007 года. В этот день я в третий раз \после 1994 года\ обратился к пререканиям между АСом русской поэзии Пушкиным и его литературно-журнальным противником Фаддеем Булгариным \годы жизни 1789-1859\. И тут вот случилось редкое событие. Автора интересного источника \М.Салупере\, о котором дотоле совсем ничего не знал, всего через полгода я не только увидел  «живьем», но и стал его (её) … домашним гостем!

                Итак, за 5 месяцев до отъезда в Тарту я еще ломал голову на берегах Волги, расшифровывая букву «М»: Матиас? Марко? Март? Оказалось, это ОНА-Малле. Тартуский историк и литературовед.Малле Салупере  в начале 1990-х годов оказалась в дотошной тройке исследователей булгаринских архивов. Как и россияне А.И.Рейтблат и А.Г.Алтунян, она утверждала, что писатель и журналист-предприниматель Ф.В.Булгарин, которого долго и страстно ругали, не  заслужил сурового к себе отношения. Потому что он не был ни штатным сотрудником жандармского отделения императорской канцелярии, ни платным агентом всемогущего графа Бенкендорфа. Вообще не был доносчиком в подлинном смысле этого слова. Заметим, в отличие от некоторых советских писателей, которые доносили в КГБ друг на друга \ о том, как шла вербовка сексотов в писательской среде, немного поведал в мемуарах, например, Вениамин Каверин\.

              Cтатья Салупере   «Неизвестный Булгарин» появилась в таллиннском журнале «Радуга» ещё в 1991 году \а написана двумя годами раньше\ . И я, как истинный дилетант, о ней не знал целых 15 лет!  Узнав, бросился лихорадочно перебирать собственные экземпляры «Радуги». Но ,оказывается, выписывал зтот журнал лишь в 1989 и 1990 годах, в разгар перестройки и ускорения. Должна была меня выручить библиотека Казанского университета, в которой я «протираю штаны» с того же искомого 1991 года. Согласно каталогу журнал «Радуга» за этот год, о  великая радость, имеется. Есть все номера, кроме… четвертого. Того самого, в котором и опубликовалась Малле Салупере. Досадно!  

               Но оставалась надежда снять копию малленой статьи в древнейшей  \205 лет\  библиотеке Тартуского университета  \ТУ\.Такая попытка мне удалась, пусть и не без труда \ о том  расскажу отдельно, если Господь даст сил и здоровья\ . Однако почему главный консультант императорской жандармерии по Польше и Прибалтике Фаддей Булгарин имеет отношение к Тарту \тогда-Дерпту\? Кое-кто из друзей-читателей моих более ранних «бессмертных произведений» уже знает. Обитая в основном в Петербурге, обруганный Фаддей подолгу живал в двух купленных  в Эстляндии  имениях-мызах. В Дерпте он был и похоронен вместе с женой Еленой и одним из четырех сыновей, которых он, как потомственный поляк, называл именами польских королей…

               Вместе с тем я так бы и уехал из Тарту в 2007 году просто обогащенный  \с помощью ксерокопии из трудов Салупере\  новыми и никому, кроме меня, неинтересными, знаниями о «неистовом Фиглярине», жизнь которого по своей авантюрности \в её самом начале\  достойна целого романа.                                                                          Но непоседливость и дотошность принесли мне знакомство с самой  Салупере.

            Дело в том, что уже давно при наездах я заглядываю в главный корпус ТУ, тем более что и во времена терроризма там нет никаких  секьюрити, то-есть дюжих молодцев на входе. Здесь по обыкновению взял 2-3 номера газеты «UNIVERSITAS   TARTUENSIS». Хотя мало понимаю по-эстонски, разглядел в газете объявление: 30 июня, на кафедре русской и славянской филологии состоится защита двух докторских диссертации. Одна о творчестве друга Пушкина поэта В.А.Жуковского, другая - по теме «Феномен Булгарина. Проблема литературной тактики».

                  Пришлось пропустить плановую поездку в Пюхтицкий женский монастырь: легковушка  VOLVO ушла туда без меня.  Всё-таки в монастыре довелось побывать в 1999 году, а вот окунуться в профессорскую среду не удавалось ни разу. Так что 30 июня за 15 минут до начала заседания Ученого Совета, проходившего прямо на кафедре, я поднялся на второй этаж. дома № 2 по улице Няйтузе, мимо которого я частенько прохожу или проезжаю на велосипеде. Вошел в аудиторию 207 , строго по объявлению в газете.

              Обстановка была простой. Никакого президиума не было.  Маститые члены Совета в количестве  12 человек рассаживались в первых двух рядах обычных столов конторского типа, по 2 стула за каждым.

                 Не занимая места, я подошел к секретарю, которая хлопотала с бумагами рядом с трибункой для докладчика:

-Будет ли сегодня здесь Малле  Салупере?

-Возможно…

 И пока я в нерешительности топтался около секретаря \куда бы мне сесть?\  , она добавила:

-         Да вот же Салупере идёт, она в красной кофте!

            Я увидел, как  женщина приятной наружности и среднего телосложения, лет 75-ти, неторопливо занимает столик в третьем ряду. Она давно известна своими исследованиями русско-эстонских связей пушкинской эпохи..

Быстро подошел я к тому же столику и, не спрашивая дозволения, со всей присущей мне иногда \или всегда?\ неделикатностью сел  РЯДОМ!

               Разложил на столе бумаги из прозрачной папки. Демонстративно выложил из пакета и расчехлил фотокамеру-«мыльницу» ,купленную дешево специально к поездке. И, представившись Салупере  любителем литературы из Казани, положил перед Малле ксерокопию её статьи о Булгарине:

     - Прошу Вас, дайте, пожалуйста, автограф!

              Малле молча, но с видимым удовольствием  стала медленно расписываться, однако без принятого в таких случаях посвящения из нескольких слов. Я же мигом вскочил и щелкнул затвором фотокамеры, осветив вспышкой часть публики. Впрочем наш столик располагался у прохода, и никого я не потеснил.

            Едва вернул статью в папку, Салупере предложила мне свою визитку. В ней не было никаких должностей и ученых званий, лишь домашние координаты и электронный адрес с сайтом Интернета, где есть перечень её трудов. В свою очередь протягиваю собеседнице свой загранпаспорт, не выпуская его из рук. Малле читает мою фамилию и тотчас спрашивает:

-Вы не родственник Бориса Федоровича ЕГОРОВА?

-Увы, нет!

        Тут мне пригодилось некое исходное знание близкой истории ТУ. Профессор Б.Ф.Егоров, 1926 года рождения, был послевоенным руководителем кафедры и живет сейчас в Петербурге. В 1960 году  \кстати, зто год моего первого приезда в Тарту\ он передал заведывание кафедрой знаменитому ныне филологу-семиотику Ю.М.Лотману , всем известному по телебеседам по истории русской культуры. И докторскую диссертацию по Булгарину в этот день защищала ученица и личный секретарь Лотмана Татьяна Дмитриевна Кузовкина \она верно служила шефу до его кончины в 1993 году\.

             Заседание между тем уже началось. Разговаривать было неэтично. И я подсовывал Салупере записочки, чтобы она подсказала мне «Whо  is кто» из сидящих перед нами. Без помощи я узнал лишь профессора Исакова с колоритной седой бородой и бакенбардами, да профессора Ларису Вольперт, неоднократную чемпиоку СССР по шахматам 1950-х годов. Имена других присутствовавших,  подсказанные мне Малле,  я знал уже на протяжении 20 лет, но впервые видел их совсем рядом.

              По Булгарину меня очень интересовала родословная схема его потомков, встретить которую не довелось ни в одном из источников. Малле сказала, что такая схема у неё есть, она лично встречалась с некоторыми из них! Как я понял, женщина была не против передать мне экземплярчик родословной, если приеду к ней домой: на заседание она пришла без бумаг. Но предупредила, что завтра утром уезжает на дачу…

       Тут мне пришлось проявить расторопность. Висел уже дома на телефоне, пока на  звонок не отозвалась в  19-30 час уставшая за день Малле. К счастью, под боком оказалась моя племянница Регина со своим ФОЛЬКСВАГЕНом. Она и домчала меня до переулка Пыхья. Это на другом конце города, по совпадению, поблизости от улицы Анне, где жил в Тарту в 1975-1978 годах мой отец Сергей Васильевич.

           Больше часа длился наш интереснейший и содержательный разговор о писателе, на которого  точил зуб великий Пушкин. Вспоминали и корифеев эстонской журналистики. Малле выкладывала передо мной свои публикации, в том числе толстенную книгу «ПостиПАПА» об Яннсене, основателе эстонской профессиональной журналистики и отце национальной поэтессы Лидии Койдулы (позднее Малле прислала мне электронной почтой свою фотографию с этой книгой, которую позднее попробую вставить в свой блог).

       Я  тут невольно, не для лести, воскликнул::

      - Малле, у Вас же энциклопедические знания!

-         Вы угадали, меня ещё в школе называли «ходячей энциклопедией» …

           Однако после школы мою собеседницу ждал не университет, а высылка в Сибирь в 1949 году на  долгих 8 лет! Оказалось,  её отец  Густав Тунгал, работавший всего-то рядовым ЛЕСНИКОМ, в чем-то провинился перед советской властью. Говорить о том подробно Малле явно не хотелось. Но мне подумалось: то ли  Густав в войну дал поленицу дров озябшим гитлеровцам, то ли подал краюху хлеба изголодавшимся «лесным братьям» уже после войны. Вот и угодил в Норильск в концлагерь на стандартные 10 лет!

            И хотя Густав уже заплатил жизнью за свои  надуманные НКВД «преступления», погибнув в 1947 году, его семью два года спустя не пожалели . И как тысячи других вывезли в один день с одной котомкой в руках в   Омскую область \сестра оказалась разлученной и угодила в Красноярский край\.

       Вернушись в Тарту в 1957 году (см.  её фотоснимок от 1957 года на другом Интернет-сайте), красавица Малле дважды закончила здесь университет: 1962 год-филология, 1974 год-психология и социология. В 1962 году вышла замуж и стала счастливой матерью трех дочерей и бабушкой  девятерых внуков.

           Студенткой стала членом компартии Эстонии, причем рекомендации ей давали Юрий Лотман и крупный экономист-либерал Михаил Бронштейн, ныне член эстонского парламента. Салупере штатно работала в университетской библиотеке \в её историческом архиве\, затем в Институте истории Академии Наук Эстонии. Имеет 90 публикации, список которых был любезно предоставлен мне. Но  женщина-трудоголик и эрудит осталась без ученой степени, так как  её удалили из аспирантуры, припомнив  сибирское прошлое. Лишь во времена независимой Эстонской Республики она стала МАГИСТРОМ филологии.

         Пришла минута раскланяться. Встав, я прошу Малле  позировать для фотоснимка. В двух комнатах был естественный в дачный период беспорядок, за который она вовсе не извинялась. Но я сам нахожу уютный уголок у большого стеллажа с книгами. Уставшая собеседница не отказывается, снимает очки и находит силы улыбнуться в объектив …

            В дверях я протягиваю ей две упаковки с разной кондитерией, прихваченной по дороге в супермаркете. Вот тут уже Малле извиняется:

      - Простите, я даже не предложила Вам чаю!

      - Но тогда бы у нас не хватило времени для разговора по интересам!

         Признаться, то были встреча и человек, глубоко запавшие мне в душу. Пока ещё и не пойму, почему так. В Казани я мельком заглянул на сайт Салупере www.hot.ee/mallesalupere/. Здесь вычитал: Родилась 17 февраля 1931 года в северной Эстонии. Свободно владеет русским и немецким  языками и готическим шрифтом, в связи с чем ей удавались некоторые интересные находки, уже отраженные в русском \ Кайсаров, Жуковский, Булгарин\ и эстонском \Петерсон, Яннсен, Койдула\ литературоведении. Имела  свою культурно-историческую передачу на эстонском радио.

              На-днях написал Малле первое письмо, приложив две фотографии в цвете, которые явно удались…

                               Сентябрь 2007 г  город КАЗАНЬ