June 8th, 2012

огонь

Из переписки с друзьями


ПОЛИТИКА В ПИСЬМАХ ПСКОВСКОГО ДРУГА НН

ПРЕДИСЛОВИЕ получателя писем:
 НН – мой ровесник (1940 года рождения), работал на Псковском заводе радиодеталей более 30 лет с 1975 года. Естественно, что не могу назвать его имени. Но вот стопку случайно сохранившихся писем от давней переписки как-то жалко уничтожить, не оставив следа на память…


На фото из ИТ: демонстрация от Компартии РФ в Пскове

       16 октября 1989 года:
    Такая уж у нас уникальная система, что переиначить её вряд ли удастся и за 200 лет… Очевидно, всю систему надо ломать, а не перекрашивать фасады…
       Многое, слишком многое сейчас надо переосмысливать, переоценивать, переиначивать. Вот привёл же Господь жить в столь смутное время!..
     Слушал ли ты 15 октября по программе «Время» вечернюю проповедь митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима? Вот это идеолог! По-моему, самой высшей пробы.
      Всей душой уважаю церковь, и в ближайшую субботу пойду в наш Троицкий собор: отвлечься от суеты, склочности, дрязг. В храме особое состояние духа… По-моему, истинно верующие не могут быть жестокими, несправедливыми, вероломными. Таких людей породила наша двуликая система, когда человек на трибуне говорил одно, в «курилке» (на кухне и т.д.) – другое, а делал третье…


Collapse )

огонь

Поэт Александр Блок полагал, что Россия будет великой



АЛЕКСАНДР БЛОК В 1917 ГОДУ: ЛЮБОВЬ И ПОЛИТИКА

    Судьбоносный 1917 год уготовил поэту-символисту Александру Блоку работу в Чрезвычайной следственной комиссии, учреждённой Временным правительством. Однако, по словам писателя К.И.Чуковского, «политика не ослепляла его». Как человек с романтическим складом натуры, Блок и в это тревожное время не мог жить без любви. Продолжались его увлечения прекрасным полом, но мысль лишиться семейного очага была для него ужасной. Поэтому он призывал супругу Любовь Дмитриевну поскорее уехать из Пскова, где она три с половиной месяца зарабатывала на жизнь актрисой по контракту с местным драмтеатром.

Фото из ИТ: Александр Блок. 1917г.

В роли историографа
       Начало 1917 года Александр Блок встретил на войне. В Полесье он служил табельщиком 13-й инженерно-строительной дружины. Друг Блока, сын псковского аптекаря Вильгельм Зоргенфрей вспоминал, что «вплоть до 1917 года отношение Блока к военным событиям нельзя было назвать иначе как безразличным». Но с начала войны в разговорах и стихах он вспоминал Россию, томился по ней:
Идут века, шумит война,
Встаёт мятеж, горят деревни,
А ты всё та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней.
     Чуковский свидетельствовал: «Порою, когда он говорил о России, мне казалось, что и Россию он чувствует всем телом, как боль». 22 апреля 1917 года в записной книжке Блок будет успокаивать себя: «Всё будет хорошо. Россия будет великой». Но тут же с отчаянием добавит: «Но как долго ждать и как трудно дождаться».
        При первой возможности (март 1917 года) Блок вернулся из белорусских болот в Петроград, «откровенно причислив себя к дезертирам» (В.А.Зоргенфрей). При этом приговаривал: «Война- глупость, дрянь».


Collapse )