November 11th, 2015

огонь

Лев Толстой: я не могу жить в условиях роскоши



Прощальное письмо Л.Н. Толстого Софье Андреевне

BlXGzXoCIAEvhBC
Фото из ИТ: Л.Н. Толстой и С.А. Толстая


«Отъезд мой огорчит тебя. Сожалею об этом, но пойми и поверь, что я не мог поступить иначе. Положение мое в доме становится, стало невыносимым. Кроме всего другого, я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста: уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни.
Пожалуйста, пойми это и не езди за мной, если и узнаешь, где я. Такой твой приезд только ухудшит твое и мое положение, но не изменит моего решения. Благодарю тебя за твою честную 48-летнюю жизнь со мной и прошу простить меня во всем, чем я был виноват перед тобой, так же как я от всей души прощаю тебя во всем том, чем ты могла быть виновата передо мной. Советую тебе помириться с тем новым положением, в которое ставит тебя мой отъезд, и не иметь против меня недоброго чувства...

Лев Толстой».

Ровно 105 лет назад, в пятом часу утра 28 октября (10 ноября) 1910 года Лев Толстой тайно ушёл из Ясной Поляны. Через 10 дней, простудившись по дороге, он заболел воспалением легких и нашел последний приют на железнодорожной станции Астапово…

ИСТОЧНИК:  лента Андрея Кончаловского в Фейсбуке от 10 ноября 2015 года
огонь

Будете болтать - станете изменниками

Без потерь

7
Фото из ИТ: Антон Орехъ, обозреватель

Ну, конечно, Верховный суд признал указ Путина законным. Вы представьте себе какой-то российский суд, который вдруг скажет, что Владимир Владимирович указал что-то не то. Даже если завтра он издаст указ о том, что с понедельника солнце поднимается над горизонтом на севере, никто не посмеет это оспорить. В конце концов, восход солнца зависит лишь от угла зрения – вполне возможно, что эта часть небосвода и есть север. Ни один правовой акт в России не дает четкого определения, что является «спецоперацией».
С одной стороны, это вроде бы и так понятно. Но законы тем и отличается от понятий, что формулировки «вроде как» или «и дураку ясно» здесь никак не подходят. Так вот Путин указал засекретить потери Минобороны в мирное время в период этих самых неопределенных «спецопераций». Разглашение этой тайны могут приравнять к измене. Чтобы вы понимали, о чем идет речь, теоретически вас могут наказать за то, что вы расскажете о псковских десантниках, погибших в Донбассе или любых других наших солдатах, убитых на Украине. Что у нас там в Сирии сейчас происходит? Может, это и есть спецоперация? А таком случае, следует наказать и тех, кто сообщает о гибели там контрактника Вадима Костенко. Или гибель этого парня мы потерей не считаем?
Указ Путина появился в тот момент, когда сообщения об участии наших военных в боевых действиях в Донбассе стали исчисляться десятками. Когда в Россию стали приходить гробы с телами погибших. И пока счет не пошел на сотни или даже тысячи, пока родные и друзья не разнесли эту правду по всему свету, Путин решил ввести за такую правду уголовное наказание. Не приведи господь, ваш близкий человек погибнет в какой-то Тмутаракани или, напротив, в соседней стране – вы даже не узнаете, где, как и почему это случилось. Потому что его гибель – это тайна. Тайна даже для вас. Горе, которым вы ни с кем не имеете права поделиться, с которым вам некуда пойти. Скажут: несчастный случай – или самоубийство. И вы ничего не сможете ни расследовать, ни доказать. И не ждите от государства компенсаций. Скажут, что ни в какой Сирии его вовсе не было, а что служил он под Ростовом и там случайно попал под танк. А будете болтать – станете изменниками.
Песков говорит, что указ Путина никак не связан с событиями на Украине. А с чем же он связан? Просто так сочинили? Сидели и думали, какой бы указ издать и решили, что вот такой. Ни повода для него нет, ни причины. А вдруг когда-нибудь такие операции станем проводить – дай-ка на всякий случай заранее засекретим. Цена жизни российского солдата – ноль. Он нужен родине только до тех пор, пока может бегать и стрелять. А если убьют – считайте, что никогда его на свете не было. И пока одни бабы будут рыдать, другие новых солдат нарожают. Для войны и спецопераций, в которых нет никаких потерь.

Антон Орехъ, радио «Эхо Москвы», 10 ноября 2015 года