April 27th, 2016

огонь

Царь Пётр в глазах современников


ПРИ ПЕТРЕ ПЕРВОМ РЕФОРМАТОРЫ БЫЛИ В МЕНЬШИНСТВЕ

0_b62ed_be98b9b9_XXXL
Иллюстрация из Сети

      Первые реформы Петра Великого указали тот путь, по которому пошло развитие России. Они сразу заставили одних людей отшатнуться от правительства, а других, наоборот, привлекли к преобразованиям.
      Заметим, что у Петра вначале не было заранее обдуманного плана реформ. После первого вояжа за рубеж им была осознана первая общая идея сближения Москвы с Западом. Начавшаяся Северная война со Швецией (1700 – 1721) подсказала направление реформ: для военных нужд ломались старые учреждения и порядки. Вводятся проклятые для русских людей зелье-табак, еретическое брадобритие, короткие одежды.
      Ревнителям старины это казалось уничтожением благочестия, и они противились. Ответные страшный розыск и казни озаряли зловещим светом фигуру Петра. Среди простых людей бытовали слухи, будто Пётр и князь Ромодановский каждый день человеческую кровь пьют, «а которого дня не изопьют, того дня им и хлеб не естся». Царь Пётр вырастал в глазах его противников в сверхчеловека, в одержимого бесом, в самого антихриста.
        Поношение государя шло открыто: хулители были уверены, что народная масса на их стороне. Только после смерти Петра число его сторонников станет заметным. Сам Петр верил в правоту своего дела. В общественном мнении он видел силу, с которой приходилось считаться. Он первый в России признал громадное влияние за печатным словом и поспешил им воспользоваться. С 1703 года выходит первая русская печатная газета «Ведомости». Созданные по инициативе Петра «Рассуждение о причинах войны», а затем «Гистория Свейской войны» были оправдательными записками царя в ответ на народный ропот. История войны превратилась в историю царствования …
       Горячий сторонник Петра проповедник Феофан Прокопович у гроба императора решился сказать: «Россияне! Оставил нас сей великий монарх и отец наш. Оставил нас, но не нищих и убогих; безмерное богатство силы и славы его, которое его делами обозначилось, при нас есть». Уже ближайшее за Петром Великим поколение испытывало к нему чувство восторга. Через всю литературу екатерининского царствования проходит тон преклонения перед преобразователем России с обилием гипербол и условной риторики. Ломоносов позволил себе написать: «Он Бог твой, Бог твой был, Россия».
        Позднее на смену восторженным голосам и слепому поклонению придут историческая критика, серьёзный анализ противоречивой натуры Петра. Известный историк 19 века С.М. Соловьев скажет: «И свели они свои счёты – великий народ и великий вождь народный; за горячую любовь, за глубокую и непоколебимую веру в свой народ народ этот заплатил вождю успехом, превосходившим все ожидания, силой и славой небывалыми».