November 12th, 2017

огонь

Профессор Бартельс учил и Гаусса, и Лобачевского - создателей неэвклидовой геометрии


НЕМЕЦКИЙ ПРОФЕССОР БАРТЕЛЬС УЧИЛ СТУДЕНТОВ
12 ЛЕТ В КАЗАНИ И 16 ЛЕТ В ДЕРПТЕ

Default
     Исторически так сложилось, что почти в один год в Российской империи открылись два университета. Это восстановленный из академиа дорпатенсис в 1802 году Дерптский (позднее – Юрьевский, Тартуский) университет. И вновь открытый в 1804 году Казанский университет, оба – императорские. Дерптский университет – второй после Московского по времени восстановления, и он с самого начала своего существования и на протяжении всего 19-го века занимал самостоятельное место в российской университетской жизни, признаваясь «особенным».
    Конечно, учёный люд при всём консерватизме во взглядах в ту пору был непоседливый. И обмен кадрами учёных имел место всегда и с участием других университетов. Но перетекание кадров происходило больше всего между «особенным» университетом Дерпта и провинциальным университетом Казани, когда-то единственным в Поволжье.
Collapse )
огонь

Моя домашняя коллекция масок


Я С НИМИ ЗДОРОВАЮСЬ, КАК С ЖИВЫМИ

     Фото Л. Решетниковой и О. Полянской

       Уже давно, считай в прошлом веке, довелось мне два года пожить в экваториальной Африке, в её глубинке, небольших городках. В море чёрных тел и чёрных лиц каждый встреченный белый человек воспринимается как близкий и родной. Умом этого не понять, я почувствовала это кожей. Поэтому и не удивилась, когда нас пригласили в гости венгры, увидевшие, что мы заселяемся неподалёку от их дома.

      И вот, переступив порог их дома, я замерла от удивления и восторга: напротив входной двери на зелёной стене висели два барельефа из какого-то диковинного дерева янтарного цвета – ОН и ОНА. На НЕГО я только мельком взглянула, а вот ОНА – такая грациозная, трепетная, страстная и нежная с кольцом в носу – снилась мне всю ночь. Так началась моё знакомство с африканскими масками:

                                      4       5
Collapse )