g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Category:

Городские рассказы

     

 

Городские  рассказы

 

ВАЛЯ  ОСИПОВА  НЕ  БОЯЛАСЬ  КГБ

Быль в трёх частях

ВВЕДЕНИЕ

        Рассказ этот вполне городской, но начинается и кончается по-дачному. Вездесущее КГБ – в серединке рассказа. А суть введения в том, как я  оконфузился  не с КГБ (теперь – ФСБ), а с этой самой Валей. На своем собственном дачном участке. Причем не когда-либо, а именно в день рождения жены Дели, 12 июля 2009 года.

         В этот день в 15 часов Валя появилась  в дверях нашей крытой дачной  веранды (см. здесь вид снаружи), и постучала, хотя дверь была нараспашку. Она просто-напросто разбудила меня в  самое святое время  инвалида – в послеобеденный сон.

         Валя на всякий случай представилась, хотя мы были издавна знакомы. Но я её совершенно не узнал. Во-первых, вместо «Валя» мне послышалось «Галя» (сейчас у меня плюсом и  нелады со слухом). Фамилию она вроде бы назвала, но спросонья я этого даже не понял.  Во-вторых, женщина стояла  в дверном проёме так, что свет падал из-за  спины. То есть, лицо было как бы в тени. Сопровождавший её муж Виктор вообще располагался где-то за углом. Да я его бы тем паче не узнал: встречал давно и лишь однажды.

       Валя спросила, где сейчас Деля.  Ответил, что празднует в городской квартире день рождения. Витя сразу  стал жену поторапливать уходить. Я извинился, что предстал перед ними в таком заспанном виде и для приличия спросил, а где же их собственная дача.  Я ведь решил, что это какие-то знакомые Дели (но не мои), и здесь они гуляют по всему нашему садовому товариществу ЧИШМА, а к нам навернулись попутно. Валя ответила, что их дача у кладбища и близко к  кирпичному заводу. «О, это где-то в Казани вблизи Сухой Реки» – подумалось мне. Но тут супруги и удалились…

      В общем я обмишурился, и  Деля меня уже за это с удовольствием стыдит. И  будет укорять до могилы. Хотя и не очень-то  обоснованно. Валя - из тех её подруг, которых и она-то сама видит редко.  Я повстречал  Валю впервые  тридцать с лишним лет назад, но лет 20 после этого с ней не общался. Хотя и  много был об этой неординарной женщине наслышан. В последние 10 лет её видел мимоходом, не более 3 раз, почти не разговаривая.

       Но если бы Валя в тот самый миг появления на наших ступеньках внятно произнесла  всего два слова « Я  - ОСИПОВА», автор этого рассказа быстро  вскочил бы  со своего одра и … расшаркался. Клянусь! Потому что поговорить с ней интересно: последние 2-3 года она и Виктор обитают  у замужней дочери на острове Крит (название острова, как и все имена и фамилии здесь изменены, кроме ФИО автора и его жены).

             .Главной заслугой всей жизни этой животрепещущей и энергичной дамы 1940-го года рождения  я считаю  СХВАТКУ с КГБ тридцатилетней давности, о которой  наслышан от Дели и её подруги Татьяны. Все трое  в 1970-е годы  трудились в Н-ском полунаучном учреждении Казани.…

Часть первая. НЕЛОВКАЯ  ПОЗА

      Удивительно, но факт: моё знакомство и общение с Валей началось тоже с неловкости, которую, однако, никто не заметил.   

         Около середины  1970-х годов состоялся мой самый ПЕРВЫЙ  выход в свет в столице Татарстана. И потому запомнились все лица, фигуры и позы в кампании, собравшейся отметить круглую дату лучшей Делиной подруги Татьяны. Это сегодня Таня живет с дочерью в огромной двухкомнатной квартире на просторном проспекте, а вторую квартиру они сдают внаём.  А тогда ютилась с дочкой-школьницей в коммуналке, в жуткой тесноте, в двухэтажном обветшалом доме, правда, в центре Казани. Господи, как давно это было! Татьяне тогда стукнуло всего 40, а нынче весной мы отметили уже 50-летие её дочери!

        Много друзей пригласить Татьяна не смогла. Но торжество прошло оживленно. Танцев не было (негде для этого развернуться) и гости, чуть  приустав, занялись мелкими развлечениями.          

         Каким-то невольным образом я оказался рядом с Осиповой, заглядывая сбоку в фотоальбом, который она листала. И  вдруг моя коленка (на клавиатуре при наборе здесь почему-то выскочило слово с большой буквы: «Коленко») непроизвольно уткнулась в её … БЕДРО. Пожалуй, даже не уткнулась, а лишь слегка упёрлась. А быть может, даже всего-то… коснулась. Понятно, что сидя рядом с женщиной, приятной во всех отношениях (а Валя Осипова была и остаётся именно такой), не торопишься делать резких телодвижений. И я замер … в таком  совершенно невинном, но долго не терпимом положении, припомнив стих то ли Евтушенко, то ли Вознесенского:

Взял её под локоток

На виду у всей Вселенной.

И по пальцам хлынул ток

Постоянный, переменный…

       Хотя, понятное дело, никто никого в этой нечаянной ситуации ни под локоток, ни за талию или за что-то более мягкое не взял.

       А продолжение последовало очень скоро и было тривиальным: немного выждав, Валя посмотрела мне в лицо и медленно … отодвинулась. Стандартно, банально. Но очень памятно для самого первого выхода в казанский свет псковского провинциала.     

             Портрета Вали Осиповой у меня нет, да и при наличии я не мог бы здесь его напечатать. Она  в 35 лет не была красавицей. Но привлекала женственностью, примерно как вот эта дама-незнакомка, взятая мною по случайной выборке из Интернета..

          - Отодвинуть тело - естественная реакция целомудренной женщины, - скажет иной читатель. Но на практике  Валя, будучи замужем и имея сына, позволяла себе развлечения на стороне, о чём  знали все её сослуживцы.      Однажды, например, после отпуска  на юге, на её имя пришло в Н-ское учреждение письмо распаленного ею мужчины. С клятвами в любви и воспоминаниями о бурном романе. По странной традиции советских учреждений ЛИЧНЫЕ письма секретарша  учреждения  вскрывала и вкладывала в папку входящих документов директору.  Хотя имя Вали Осиповой напрямую не было никем названо, очень скоро все догадались, что любовное объяснение было адресовано именно ЕЙ. Но разве это плохо, если рядом с вами  женщина ЯРКАЯ и заслуживает внимания мужчин?

         Для меня же очень важным в тот вечер оказалось только одно обстоятельство:  второй Татьянин муж Н.Н., преподаватель одного из вузов, крупный коллекционер всякой старины и большой знаток казанской истории, дал обо мне очень даже положительный отзыв. Моя тесная дружба с ним как единомышленников  продолжалась до  внезапной смерти Н.Н.от астмы в 1988 году (потеря была для всех нас просто огромной!)

Часть вторая. ГОСПОДИН-ТОВАРИЩ  Ю.

       Итак,  непростая  женщина Валя Осипова пользовалась успехом у простых советских мужчин. Но ведь и ИНОСТРАНЦЕВ притягивала наша русская Мадонна!

 

              Примерно в  уже названное время Валя Осипова полетела с туристической группой в Югославию. Уж не знаю, почему именно туда. А соседом по креслу в салоне самолета у Вали оказался – о, игра случая!- какой-то богатый югослав типа бизнесмена, старше её лет на 20-25.

        Вообще-то в почти братской стране строили в ту пору социализм, но социализм какой-то ненастоящий, ревизионистский. И потому в Белграде водились зажиточные люди. По прилете в столицу Югославии Валюша села в автомобиль с господином-товарищем Ю. (обозначим его для краткости именно этой буквой). И объявилась в группе только через две недели, когда уже вылетали обратно. Хотя знала, что в группе для присмотра за безалаберной туристической братией всегда имеется или штатный сотрудник КГБ или сексот (секретный сотрудник) на общественных началах.

        Говаривали, что очарованный Осиповой югослав возил её всё это время по Европе. Во всяком случае подарков поднёс много, что было не скрыть…

      Хотя сразу по прибытии в Казань Валю вызвали в КГБ, связь с югославом продолжалась год-другой-третий. Каналы для общения обоим были перекрыты, кроме телефона. Подарки дарить стало трудно, но Ю. ухитрялся переправлять Вале наличную валюту, нередко бывая по службе в Москве (деньги он передавал своей советской возлюбленной, в частности, через главного редактора одного из московских художественных журналов, своего приятеля).

         КГБ всё это время не дремало! Осипову тотчас переместили внутри учреждения с курирования оборонных предприятий на легкую промышленность. Вообще-то коллеги Вали собирали информацию по передовому опыту не по специальной тематике, а по МЕЖОТРАСЛЕВОЙ, так что никакими секретами Валя не владела. А вот её мужу, кандидату наук Виктору Матвееву, сотруднику НИИ  военного  завода, пришлось сильно попереживать за свою работу. Нет, нет не за жену. Она-то, говаривали, находчиво и с остроумием отбивала нападки рыцарей плаща и кинжала. Крепко отстаивала свои общечеловеческие права на изящную жизнь в строгие брежневские времена (хотя тогда и были уже подписаны  расслабляющие СССР хельсинские соглашения).

       Вряд ли Валюша делилась своим опытом  по части КГБ с подругами. У нынешней журналистки и независимого политика Валерии НОВОДВОРСКОЙ, как она призналась, метод против КГБ один – СУХАЯ голодовка, если её затащат на Лубянку. Валечке этот способ был противопоказан, потому что она в тот острый момент оказалась … беременной. Беременной после сына-первенца вторым ребёнком – дочерью, Опытный адвокат ещё в разгар разбирательств в доме казанских чекистов («на Черном озере») сказал Вале, что её полное спасение – во вторых родах. Молва приписывала отцовство Ю. Но теперь-то дети вполне взрослые, есть внуки. И хорошо видно, что сын – вылитая мать, а дочка – копия Вити (генофонд в полной чистоте).        

            Дочка после буржуазно-демократической революции 1991 года в России занялась продажей квартир и домов на Крите для казанских состоятельных людей, вышла замуж за англичанина, гражданина Республики Крит. Да там теперь и живет безвыездно, приобщив к заграничной жизни и обоих родителей. У предков есть на Крите вид на жительство, требуется жить три месяца там, три – в России (скучают оба по Казани!). А потом, глядишь, и станут гражданами Крита полноправными.

        Пожалуй, Валя всю жизнь стремилась к светлой, безбедной жизни, которую писатель А.П.Чехов обежал россиянам лет через 200-300. И к любой поставленной  цели она шла продуманно, упорно и расчетливо. Целеустремленность – её самое главное качество, как сказала мне о подруге Татьяна.

Часть третья. ПАЛЬТО  ИЗ  ДРАПА

      Покладистый муж Виктор Матвеев удачно перестроился во времена Ельцына,  дети не отставали в  предприимчивости от матери и отца. Так что супруги Матвеевы купили роскошную квартиру невдалеке от нас. Тогда-то Деля стала видеть чуть почаще старинную подругу, взявшую в годы противоборства с могущественным КГБ  фамилию мужа (но это слабая уловка против наследников Дзержинского!).

        Летом 2005 года я появился у Дели в квартире, когда там сидела … Валя. Не знаю уж почему, Валя принесла чуть недоношенное ДРАПОВОЕ пальто Виктора. Жаль было  выкидывать хорошую ещё вещь? Принесла пальто в расчете именно на МЕНЯ.       

       Я пальто примерил, оно оказалось мне точно по фигуре. И поскольку за свою жизнь я на такую ткань заработать не мог, то не постыдился взять старую вещь. Всё же с плеча химика, да ещё кандидата наук! (я сам когда-то подавал в университет заявление на химический факультет, но не прошел по здоровью).

       Увы,  осенью того же 2005 года мне диагностировали злокачественную лимфому и начали интенсивное лечение. Конечно, я был в полном миноре, начитавшись устаревшей литературы об этом грозном заболевании.

        Удивительно, но я вдруг пригорюнился от того, что мне не доведётся теперь … ДОНОСИТЬ гору приличной одежды, которой я к концу жизни обзавёлся прежде всего через Эстонию. Такое «богатство» в шкафу, и на вот тебе – умирай! Да тут ещё Валя подкинула этот  шикарный, так украшающий почти покойника, драп! (прилагаю прошлогоднее фото самого себя аккурат в Витином пальтишке).

      А теперь о самом основном моменте третьей части:

      Осенью упомянутого 2005 –го года я случайно увидел нашу героиню в салоне попутного трамвая, подошел и как-то глупо и  горестно посетовал, что её подношение с драпом… доносить не смогу. По причине болезни. Прямо назвал свою болезнь раковой с перспективой прожить всего год-два, не более того (напомню, что недавно ушедший артист Олег Янковский, наоборот, скрывал свою страшную болезнь).

        Реакция Вали была неожиданной. Она не стала утешать и сочувствовать. А улыбнулась и сказала:

- Ну вот и ХОРОШО, теперь Вы знаете, от чего умрёте!

       Великолепна, чертовка! Представляю, как трудно было казанским чекистам с этого  Черного озера (мрачная слава с 1930-х годов!) заглядывать Вале под юбку!

       А она позднее искренне порадовалась, что этот чудак  Егоров живёт и живёт уже… ЧЕТЫРЕ  года…

ЭПИЛОГ

   Писать этот рассказ я начал  в прямом наборе на ноутбуке 16 июля в Ключищах, когда Деля и Татьяна отправились с бутылкой коньяка навестить Валю и Витю здесь же, в Ключищах, на их даче у кладбища и кирпичного завода (садовое товарищество у них другое).

      Я умолял Таню объясниться за меня по поводу конфуза 12 июля. Да вот так и забыла она это сделать.

              Пришлось мне позвонить  Валентине по мобиле и «дико-дико» извиниться за простофильство (я, конечно, выразился изящнее). А Деля пригласила супругов  к нам на участок с повторным визитом.

      Ждём-с!... (посреди своего не столько вишневого, сколько сливового сада…

Село Ключищи 24 июля 2009 года

      

        

            
Tags: Казань
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments