g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Воспоминания

   

ТРИ  ГЕННАДИЯ  СЕРГЕЕВИЧА


Слева направо: Михаил Николаевич Паснов (янв. 1937 - янв. 1998) и Геннадий Сергеевич Егоров (родился: сент. 1936). Фото от января 1961 года, г. Горький

…Цех, участок, план по валу,

ЖСК, гараж, квартира,

Тёща, юмор и сатира,

Детский сад, велосипед,

Карты, шахматы, сосед,

Сердце, печень, лишний вес,

Возраст, пенсия, собес,

Юбилей, часы-награда,

Речи, памятник, ограда.

О.МОЛОТКОВ «Человеческая комедия»

(фрагмент)

            К этому невыдуманному рассказу я намеревался сделать посвящение «М.Н.ПАСНОВУ, лучшему другу и родственнику». Но это было излишне: весь рассказ о нём и лишь попутно о других.

    Михаил Николаевич ПАСНОВ (далее – МН) родился на станции Черская, что в 25 километрах от Пскова. Здесь стрелочником работал его отец Николай Власьевич (годы жизни 1904 – 1964 ). Это родной брат моей бабки Пелагеи по отцу.

    Михаил был общительным и доброжелательным человеком. Так что близких спутников по жизни у него было немало. Но сам он однажды заметил при мне как-то с гордостью и присущим ему мягким юмором: «А ВОТ ГЕННАДИЕВ СЕРГЕЕВИЧЕЙ У МЕНЯ В ЖИЗНИ БЫЛО ТРОЕ!» Увы, это было сказано незадолго до смерти МН, последовавшей в январе 1998 года в Казани. Смерти на следующий день, как мы отметили его 61-летие. Как пишут в некрологах, кончина последовала после тяжёлой, продолжительной болезни. Читай, онкологической болезни…

     Первым из этих Геннадиев Сергеевичей

называю себя. Мы и родились почти одновременно ( с разницей в 6 месяцев) и почти в одном месте ( я – в Пскове). И он меня одного величал ласково «братишкой Гешкой». Хотя братом ему (двоюродным) был мой отец Сергей Васильевич, родившийся в 1910 году в деревне Ореховая Гора по соседству с Черской. А я был Михаилу, следовательно, двоюродным племянником. И до 19 лет мы оставались незнакомы: война и жизнь забросила Егоровых далеко от Псковщины.

   

Наша семья сначала жила в эвакуации в Калининской (ныне Тверской) области, потом по месту воинской службы отца в Архангельске, а с 1950 года – в городе Горьком (Нижнем Новгороде). С Мишкой мы вдвоём как-то и не снимались. Почти не снимались. Есть редкий кадр от начала 1961 года в Горьком (он вверху) сохранившийся в его архиве (у меня его не было), где мы весело улыбаемся как два пижона на морозе.

   Рок судьбы (в хорошем смысле) в том, что нас с Мишей ДВАЖДЫ свела на своих берегах великая Волга-мать. Впервые мы увиделись с МН в 1955 году в Горьком, встречаясь здесь 6 лет. А ровно через 40 лет сошлись в Казани, теперь уж НАВСЕГДА. На берегах реки Великой на Псковщине мы только иногда рыбачили в каникулярное время.

     В 1955 году Михаил закончил Ленинградский железнодорожный техникум по специализации – промышленный транспорт. И при распределении на работу имел широкий выбор. Но подался именно в Горький, вроде как к родне. Возможно, не зная, что в том же 1955 году Сергей Васильевич подполковником закончил службу в Советской Армии и всей семьёй махнул в Псков. Но я-то никуда не делся: учеба на физфаке Горьковского университета у меня только начиналась.

     Характерами мы с МН вполне сошлись. Спокойный и по-мужицки рассудительный, он дополнял меня с моими невротическими импульсами и интеллигентскими замашками, хотя по дедам я был рабоче-крестьянского происхождения. Помню, что мы никогда не ссорились, хотя кое-что понимали по-разному. Ведь он вращался в рабочей среде. Да и из 6 названных лет по городу Горькому вместе провели полных только три года: ещё три отняла его воинская повинность где-то в Оренбургской области…

     Перемены в жизни были вроде бы нечастыми, но пути - извилистыми. В 1961 году я подался на постоянное жительство в Псков к отцу и матери. А МН, оставив на время жену-горьковчанку с маленьким сыном у её родителей, поехал в 1963 году в Питер получать высшее образование. В Институте железнодорожного транспорта. Я в ту пору часто шлифовал Невский проспект подошвами по служебным делам: на Неве располагался головной НИИ, который давал свои разработки в серию Псковскому заводу радиодеталей. Так что виделись в Питере с Михаилом нередко, даже ночевал с ним в общежитии ЛИИЖТа.

      С 1968 года у МН последовали 10 лет труда в Липецке на знаменитом Ново-Липецком металлургическом комбинате, в транспортном цехе. Но настало время (1978 год), когда его тоже потянуло в Псков, куда он семьёй и перебрался. Однако тут мы не съехались: годом раньше судьба вернула меня на Волгу, теперь уже в столицу Татарстана. Конечно, наведываясь в Псков из Казани, я всегда бывал в семье Пасновых. Миша работал на солидном заводе аппаратуры дальней связи (АДС) заместителем начальника цеха микропереключателей, самого крупного на заводе (270 человек).

     Его цех через 7 лет перевели в Новгород Великий. А Пасновы взяли да обменяли квартиру на … город БАКУ! «Погреться в лучах южного солнца!» - как объяснял глава семейства . И жили они на Каспии очень даже неплохо целых 10 лет. Пока с обретением независимости азербайджанцы не сделали жизнь русских в своём государстве очень неуютной. А уезжать из Баку в Россию в 1995 году моему другу было некуда. Некуда, кроме …Казани! Здесь с 1965 года совсем молодой поселилась его родная сестра Зина, здесь нашла последнее упокоение его мать. Здесь и он сам нашел вечный покой…

      ВТОРЫМ Геннадием Сергеевичем

в биографии М.Н.Паснова был наш сверстник Г.С.ТРУКШИН. С ним Михаил сошелся по работе на АДС. Оба они «звёзд с неба не хватали», как, впрочем, и я сам. Были руководителями среднего звена. МИР ТЕСЕН! С Трукшиным я был хорошо знаком по Псковскому заводу радиодеталей, где он подвизался начальником цеха. Маленького роста, подвижный и неугомонный, Трукшин был полной противоположностью медлительному Паснову. Но ведь и разнохарактерные люди сходятся. В мои заезды в Псков мы не раз сиживали то у одного, то у другого втроём за стаканом разбавленного заводского спирта.

      Геннадий Сергеевич Второй напиток норовил только пригубить, так как был всегда нездоров. Он и умер скоропостижно в 1981 году от сердечного приступа, полежав за месяц до того в больнице с сахарным диабетом. Трукшин между ПЗРД и АДС успел поработать на крупном заводе автоматических телефонных станций, притом везде вёл себя бесконфликтно. Так что провожать его в последний путь пришли представители трех коллективов. И венков набралось немало, ровно 11 (я заглянул сейчас в Мишкино письмо по поводу похорон Трукшина). А человеку-то не было и 50 лет. Царствие ему Небесное! Две-три его фотографии у меня есть, но групповые и мелкие…

       Ну вот дошли до Геннадия Сергеевича Третьего!

Это Г.С.Владимиров. Я его видел лишь однажды в его псковской квартире в 1977 году, привёл меня к нему на улицу Юбилейную 83 Мишка-братишка. Это был его то ли одноклассник по Черской, то ли просто приятель из этой станции, через которую идут поезда на Варшаву (на Ершаву, как говаривали псковские мужики во времена Первой империалистической).Именно Владимирову я сообщил в Псков печальным письмом о кончине нашего общего друга. Хронологически Г.С.Владимирова можно считать Первым Геннадием Сергеевичем: они были вместе со школьных лет. И за 3-4 месяца до кончины МН при мне читал письмо от Владимирова, в котором тот подробно расписывал, кто в Черской ещё жив, а кого схоронили (таковых было большинство).

        Жив ли сегодня Третий Геннадий Сергеевич, я не знаю. Может статься, что автор этого городского рассказа – последний из выживших «динозавров» с этим именем –отчеством: ГС. Вот только к своему стыду редко бываю на могиле М.Н.Паснова на кладбище «ЮДИНО». На том самом лесном кладбище Казани, где «зароют моё тело и голос мой» (Анна Ахматова). Вот и будем с "братаном" навеки вместе ...


          

  
Tags: Казань
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments