g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Воспоминания

     

 

Воспоминания

МОИ  ПЕРВЫЕ  КНИГИ

Книга есть жизнь нашего времени.

 В ней нуждаются – и старые, и молодые,

 и деловые, и ничего не делающие, дети – также.

В.Г.Белинский

 

       Какие книги первыми держит в руках современный ребёнок, даже ещё не умея читать? (читают книжки ему родители и бабушки, а он только листает их и смотрит картинки, а затем распознаёт буквы).  Наверное, это МОЙДОДЫР или Доктор АЙБОЛИТ Корнея Чуковского, про дядю Стёпу недавно умершего патриарха детской поэзии Сергея Михалкова, разные сказки и, наконец, азбуку.

         В наше голодное военное детство ничего этого мы, городские дети, эвакуированные  в деревенскую глушь, не видели. Убежав в 1941 году от немцев из-под Пскова в калининскую (тверскую) деревню Рождествено, мы с сестрой Зоей на 5 лет вообще изолировались от благ цивилизации. Сестра была меня моложе на три года и в первый класс пошла в 1946 году в городе Архангельске, куда как раз в этом году получил перевод на воинскую службу майор Сергей Васильевич Егоров, наш отец.

          Мне по возрасту надо было идти в первый класс в 1943 году, но школы близко не было. И я отправился на учебу впервые в 1944 году, отходив в первый класс недели две за весь год. 1945-й год был победным, но семья продолжала жить на селе. И во второй класс я проходил около двух месяцев за учебный год.

        В Архангельске я отправился в 1946 году в третий класс. Сейчас хорошо помню, что на первом же уроке арифметики получил двойку, так как не знал тривиальную… таблицу умножения! Правда, собственным упорством и несколько подхалимскими стараниями матери Марии Ивановны, державшей постоянную связь с учительницей (помню, что её звали Зоя Ивановна), уже в четвертом классе я получил похвальную грамоту. Был отмечен ею и в пятом классе.

         Ясно, что русский язык и литература мне давались с трудом, так как в босоногом деревенском детстве не видел книг и азбуки ни дома, ни в библиотеке. Да и сегодня, признаться, несмотря на то, что немало в юности читал, моя письменность и устная речь изобилуют КОСНОЯЗЫЧИЕМ (черновики приходится править не один раз, а устное слово, понятно, не воробей и улетает в необработанном виде).

        Книги, книги, книги… Они, конечно,  привлекали, когда началась регулярная школьная учёба. Но стихийно и спонтанно, никто не формировал у меня культуру домашнего чтения. Школьная программа всё же как-то (пожалуй, не слишком хорошо) направляла чтение.  А из внеклассного чтения запомнились мне навсегда три книги, которые, однако, в нашей семье надолго не сохранились,  потому что потом были снова переезды в города Горький и Псков.

         Первая из запечатлевшихся в памяти книг называлась «Суворов» и была не художественной, а биографической книгой для взрослых. Её купил я сам на те немногие карманные расходы, которые могла выделить мать (она сама не работала, а детей в семье было уже трое).  Купил её в магазине Военторга.

         Вряд ли прочитал Суворова «от корки до корки», потому что писалась она для кадрового состава Красной армии, только что одержавшей верх над гитлеровцами. (О славном полководце, кстати, я писал в недавнем своём городском рассказе « Швейцария: чортов мост и пион-пионовые атомы»),  Но отлично помню, что книга была напечатана на мелованной бумаге, обложка сделана мягкой, глянцевой, малинового цвета.

             Лет пять назад мне захотелось подержать её в руках как далекую память о школьном детстве. Я перебрал в каталоге Лобачевки, библиотеки КГУ, раздел о Суворове. Некоторые из книг о нём наугад (автора-то не помню) выписал. Но это были издания другие. Впрочем, не использовал я ещё фонд Национальной библиотеки Республики Татарстан. И при вспышке книжной ностальгии могу  там поискать…

         У генералиссимуса А.В.Суворова в его «Науке побеждать» мы сегодня можем прочесть такие поучительные строки из обращения к рядовому воину::

       «Немецкие лекарства издалека тухлые, сплошь бессильные и вредные. Русский солдат к ним не привык. У вас есть в артелях (тогдашних объединениях солдат –примечание блогера) корешки, травушки, муравушки. СОЛДАТ ДОРОГ. Береги здоровье. Чисти желудок, коли засорился. Голод – лучшее лекарство.

       КТО НЕ БЕРЕЖЁТ ЛЮДЕЙ: офицеру – арест, унтер-офицеру и ефрейтору – палочки, да и самому палочки, кто себя не бережёт». Да вернётся читатель к этой суворовской фразе, когда будет читать концовку сегодняшнего повествования!

        Второй из памятных книг оказались «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека. Книга вряд ли была купленной, но в нашей комнате (всё пятеро ютились  на 10-15 квадратных метрах по коридорной системе в доме офицерских семей) она находилась долго. Произведение опять же не для детей, очень объёмистое (не менее 500 страниц) и потому вряд ли было мною прочитано целиком. Но содержание меня забавляло. Как и смешные изображения Швейка, которые я любил перерисовывать (увы, ни один из набросков не сохранился).

          В Казанском книжном издательстве творение Гашека в 1982 году было напечатано без иллюстраций массовым тиражом (150 тысяч экземпляров) по доступной цене 3 рубля 40 копеек. И имеется теперь в каждой читающей казанской семье. Её страницы желтеют и желтеют, а желания прочитать эту политическую сатиру, хотя бы частично, нет и нет. Сатира и юмор Гашека, симпатизировавшего большевикам – коммунистической направленности. Свой роман, изданный в СССР более 100 раз, он не успел закончить, умерев в Праге в возрасте 40 лет.

         «Библией саботажа» назвала книгу Гашека одна из буржуазных газет Чехии того времени. Другая вторила: «Это литература для коммунистов, а не для чехов».

           Замысел талантливого писателя состоял в том, чтобы под конец через русский плен, революцию показать бравого Швейка с его народной хитрецой и мудростью сознательным борцом против империализма В РЯДАХ КРАСНОЙ АРМИИ.  Не испортило бы это книгу  насовсем?

        Прочитав на днях биографию Ярослава Гашека, я с интересов узнал, что он в качестве красного комиссара работал в Самаре, в татарском уездном центре Бугульме, в Уфе, а потом и в Сибири.

         Зато вот третью мою «архангельскую» книгу уже никто не помнит и не вспомнит, так как она не переиздавалась после 1941 года (первое издание было в 1940 году). Я её легко обнаружил в Лобачевке и ностальгически пролистал. Это «Бои в Финляндии. Воспоминания участников, часть 1-я и часть 2-я», Военгиз, Москва, 1941. Дешевая серая бумага, иллюстраций нет, кроме портретов Сталина и Жданова.

         Книга подписана в печать в апреле 1941 года, тираж не указан, но издание 1940 года было напечатано солидным числом - 200 тысяч. Есть помета без указания фамилий: «В собирании и литературной обработке материалов приняли участие писатели и журналисты». За титульным листом следовал лист с надписью: « «За Родину, за Сталина!» С этим лозунгом шли мы в бой и победили». Предисловие гласило: «Военные действия советских войск с финской белогвардейщиной по своему напряжению, трудностям и массовому героизму становятся в ряд с наиболее яркими событиями в истории русского оружия…».     

               Это как раз то издание, которое я читал ЗАПОЕМ (все 300-400 страниц), восторгаясь искренне  подвигами наших солдат и офицеров и наполняясь совершенным  ПАТРИОТИЗМОМ.

           Увы, при просмотре этой книги 55 лет спустя, я нашел её очень скучной и написанной казённо, по шаблонам  советской идеологии. Вот выписка наугад со страницы 296 первой части:

         «Ливень пуль хлестал по рядам бойцов, рвались снаряды. И всё-таки возглавляемая политруком Болеславом Матусием рота неудержимо продвигалась вперед. Но вот Матусий покачнулся, упал. Товарищи хотели вынести его с поля боя. Но доблестный большевик, обливаясь кровью, поднялся и, высоко подняв красный флажок, первым взобрался на высоту. На руинах белофинского дзота взвился победный красный флаг.

    … Матусий выполнил свой долг воина, коммуниста, питомца славной партии Ленина-Сталина. Так, по-большевистски, выполняли в бою свой долг перед Родиной сотни и тысячи коммунистов».

      Ни в этой книге, ни в Большой Советской энциклопедии Зимняя война 1939 – 1940 годов не названа агрессией против независимого государства - Финляндии. Не названо число наших потерь. И война шла совсем не по-суворовски, который призывал россиян побеждать врага не числом, а умением. Фактически Зимняя война шла, как потом и  Великая Отечественна, под девизом: «Атаковать!», давить врага массой тел.  В расчете, что хоть кто-нибудь из атакующих да убьёт финна (немца).

           Сегодня легко найти все факты и цифры войны против финнов в Интернет-энциклопедии ВИКИПЕДИЯ. Численность сражавшихся солдат Финляндии – 250 тысяч человек, СССР  выставил 425 тысяч человек (по финским данным – до 1 миллиона). Танков было на той и нашей стороне соответственно 30 и 2300, самолетов 130 и 2400.

Никита Хрущёв в своих воспоминаниях пишет, что на совещании в Кремле Сталин сказал: «Давайте начнём сегодня… Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведем только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся».[ Но итог боевых действий оказался плачевным для Красной армии.  Безвозвратные потери Финляндии – 23 тысячи человек, СССР – 127 тысяч человек (по именным спискам Управления кадров Красной армии).

   Первую потерю в этой войне понесла и семья моего деда по матери, псковского машиниста паровоза Ивана Герасимова. По призыву ушел атаковать укрепленную линию Маннергейма его сын и мой дядя Василий Герасимов, оставив дома 10-летнего сынишку Анатолия и жену Александру. С этой войны он не вернулся, как не вернулись с войны 1941-1945 годов ещё четверо сыновей Ивана Герасимова. Полегли ВСЕ ДО ЕДИНОГО!

       По семейному преданию, один из погибших Герасимовых в 1941 году в последнем письме родным из окопа на Пулковских высотах под Ленинградом написал: «Завтра идём в бой. Настроение хорошее!». Сегодня мне хочется его спросить: «Отчего же хорошее настроение, дорогой дядюшка?». Даже среди немецких пулемётчиков случались УМОПОМЕШАТЕЛЬСТВА (о том сегодня вспоминают ветераны вермахта). Ведь им, иногда простым немецким рабочим и крестьянам, приходилось  из укрытия косить  свинцом ряд за рядом плохо вооруженных красноармейцев, бежавших ПО ПРИКАЗУ офицера навстречу огню. Среди атаковавших в первый год войны было много ополченцев, то есть не обученных военному делу гражданских лиц.

          А Толик Герасимов, которому нынче исполнилось 80 лет, оказался моим единственным двоюродным по материнской линии. Дружим с ним давно, но, увы, видимся  сейчас совсем редко. А человек он интересный…

           Ну вот и всё о книгах. О книгах и немного - о людях. И, прежде всего, о себе самом, любимом…

Город КАЗАНЬ, 11 октября 2009 года

      
Tags: Казань
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments