g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Они погибли в 1919 году за белую мечту

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АРМИЯ ЮДЕНИЧА В КРУГЕ СТРАДАНИЙ.
КОНЕЦ 1919 ГОДА

1015669-YUdenich_general
Иллюстрация из Интернета: генерал Н. Юденич

   В ночь на 20 октября 1919 года мир облетело поспешное сообщение английского радио о падении Красного Петрограда. Газета «Донская речь» тогда писала: «Пал Петербург. Ожила чудесная сказка, желанная русская мечта».
  Судя по всему, в белые газеты новости приходили с большим запозданием: в середине ноября воинство Юденича не только оставило Пулковские высоты, но и было прижато к реке Нарве частями 7-й армии Советов. 15-я красная армия 31 октября 1919 года заняла Лугу и цепко держала линию обороны на Псковском боевом участке. Из районов центральной России и за счёт принудительной мобилизации на месте обе советские армии в месячный срок получили пополнение в 45 полков.
14 ноября генерал Н. Юденич телеграфировал эстонскому главнокомандующему Я. Лайдонеру: «Во избежание неминуемой гибели армии я прошу вас не отказать немедленно принять под ваше командование вверенную мне армию и назначить ей участок общего с вверенными вам войсками фронта». Однако эстонские власти заявили, что созданное белыми Северо-западное правительство и русская армия с потерей собственной территории должны ликвидироваться и что все перешедшие эстонскую границу русские солдаты будут рассматриваться как беженцы-иностранцы.
Далее читать под КАТОМ:
Вспомним, что Псков ещё в конце августа 1919 года был оставлен эстонскими ополченцами и белой сотней атамана Булак-Балаховича. На это отступление белое правительство, созданное англичанами в Ревеле для управления Псковской, Петроградской и Новгородской губерниями, никак не реагировало.
  Между тем Псков для белых имел важное политическое и стратегическое значение. «Большевики грохнулись на тыл северо-западной армии именно благодаря наличности в их руках Пскова», писал кадет Н. Иванов. Об этом же говорит одна телеграмма из Парижа, помещённая в ревельской газете: «Северо-западное правительство до оставления Пскова имело шансы быть признанным союзниками». Но признание так и не состоялось до последнего заседания министров, имевшего место 5 декабря 1919 года в столице Эстонии.
   Когда в конце ноября белая армия стала разваливаться, военная оппозиция генералу Юденичу сделала ставку на генерала П. Глазенапа, вынудив Юденича 28 ноября сдать командование. Через два дня Глазенап обратился к личному составу армии с патриотическим призывом: «В эти трудные дни каждый русский душой должен напрячь все свои силы, ближе держаться друг к другу, в полном единстве всех от генерала до солдата». Но этим воззванием деятельность нового командующего и закончилась. Он внезапно сложил чемоданы и из Нарвы укатил в Ревель…
Положение северо-западной армии (СЗА) сделалось двусмысленным и трагическим. Некоторые отряды получали разрешение перейти в Эстонию. Здесь они разоружались, раздевались эстонцами, покрывая землю Ээсти могилами несчастных солдат и офицеров, умиравших от начинавшейся повальной эпидемии сыпного тифа.

Памятник_на_братском_кладбище_Северо-Западной_армии
Фото из ИТ: погибшим и умершим в 1919 году под Нарвой воинам СЗА, Эстония

Такая же участь ждала тысячи и тысячи гражданских беженцев. Другие отряды вместе с эстонской армией отбивали в день до 17-ти лобовых атак отборных большевистских полков, норовивших захватить восточные районы Эстонии, богатые горючим сланцем. Генерал А. Родзянко вспоминал: «Хлеба не было, готовить людям было негде, ели болтушку, вообще невозможно описать весь ужас того положения, в которое попала северо-западная армия».
Ранее существовавшая враждебность эстонцев к белым соратникам заметно возросла. «Непрекращающаяся тайная большевистская агитация коварно шепчет каждому эстонскому солдату, что виной всему северо-западники: из-за них эстонцам приходится проливать кровь, из-за их присутствия в Эстонии и упорства откладывается мир с Советской Россией» (из мемуаров В. Горна). Пресса и общественное мнение Эстонской республики  склонялись уже к миру с большевиками. Борьба бок-о-бок с эстонцами для белых добровольцев теряла всякий смысл…
     31 декабря 1919 года в Принаровье и Пскове, наконец, смолкла орудийная канонада: в этот день было подписано перемирие между Эстонской республикой и РСФСР.
Переправившиеся на эстонский берег части СЗА несколько дней провели в лесах и болотах под открытым небом, когда мороз уже достигал десять градусов и более. После позорной сдачи оружия их стали размещать за городом Нарвой в громадных бараках-загонах.
Круг неудач белых добровольцев, начавшихся 25 ноября 1918 года изгнанием из Пскова, стал для них последним и самым жутким кругом страданий. Болезни и голод губили заживо обречённых людей. Десятками и сотнями их вывозили за город на так называемое «трупное поле». После заключения 2 февраля 1920 года Юрьевского (Тартуского) мира значительное число русских солдат, офицеров, беженцев было направлено согласно решению эстонского Учредительного собрания на заготовку леса сроком на 2 месяца.
   Большинству пришлось навсегда расстаться с родиной: около двух третей личного состава армии навсегда сделалось эмигрантами в разных европейских странах. По расчётам В.Белова, сделанным в 1923 году, со всех фронтов гражданской войны эмигрировало около 1 миллиона человек. На постоянное жительство в Эстонии остались 14 тысяч военных и гражданских лиц, 7600 человек подались к красным.
22 января 1920 года генерал Юденич издал приказ о полной ликвидации СЗА. В ночь на 28 января в ревельскую гостиницу «Коммерс», где проживал Юденич, ворвались несколько белых офицеров во главе с Булак-Балаховичем. Они пытались арестовать бывшего главнокомандующего, чтобы предъявить ему обвинения в расхищении казённых денег. Вскоре чинами эстонской полиции Юденич в отдельном вагоне был препровождён на станцию Тапс (Тапе). Однако затем он был освобождён и получил убежище в помещении английской военной миссии, откуда эмигрировал в Британию.
Критически относившийся к социальной и военной политике белых псковский плехановец В. Горн писал, находясь в изгнании в Берлине: «Будущая сильная Россия станет демократической страной …  Вот тогда по-настоящему оценят безвременно погибших северо-западников – тех, кто душу свою положил не за старый плен духовный, а за «белую мечту» о новой, разумно-свободной и дельной России».
Геннадий Егоров,
публикация в газете «Новости Пскова» от 12 января 1995 года под заголовком «Они погибли за белую мечту».
Электронная версия от 18 августа 2015 года по запросу друга-блогера из Финляндии suomilarissa
Tags: Печальные даты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments