g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Своих профессоров студенты-филологи ГГУ называли уважительно ...


ПО ПЕРВОМУ МУЖУ ОНА БЫЛА БАРАНОВОЙ, ПО ВТОРОМУ – КОЗЛОВОЙ

филологи ГГУ 1959

        Фото из архива автора: студенты-филологи ГГУ (ННГУ) на фольклорной практике, 1959 год, Горьковская область, справа налево: Владимир Алексеев («Эсер»), Генриэтта Хлебникова, Светлана Клепацкая, Ирина Теплова

        Мне задали вопрос о том, какие шуточные имена давались преподавателям и студентам в годы учёбы? Задумалась …
  Наверное, физики в этом были изощрёнными, а наши филологи вовсе нет. В разговорах между собой мы употребляли сокращёнными или уменьшительными имена или отчества наших почтенных педагогов. Женщины имели довольно редкие по тем временам имена. Например, мы звали за глаза Ариадной – Ариадну Николаевну Алексееву (русская литература, «серебряный век»), Глафирой – Глафиру Васильевну Москвичёву (литературоведение). Симой называли профессора Серафима Андреевича Орлова (декана и заведующего кафедрой зарубежной литературы)
    Жорой называли профессора Георгия Васильевича Краснова, который руководил кафедрой русской литературы. При этом частенько добавляли строчки из песни «Жора, подержи мой макинтош!». Простецки по отчеству звали профессора Кузьмичёва Ивана Кирилловича, который возглавлял кафедру советской литературы.
      А какие прозвища давали студентам, и вовсе не могу ничего сказать. Разве что у нашего однокурсника Владимира Алексеева (он есть на фото вверху) была кличка Эсер. За то, что обычно на семинарах по истории КПСС любил выступать в дискуссиях на стороне партии социалистов-революционеров (в те годы это было уже безопасно). Звание это закрепилось за Володей на все годы учёбы в Горьковском университете, тогда как историю КПСС мы изучали лишь на первом курсе …
Далее читать под КАТОМ:

     Возможно, мальчики нашим девочкам какие-то прозвища и давали, но я этого не знаю и никогда не слышала. Замечу, что от наших сокурсников мы никогда не слышали ненормативной лексики. Сейчас об этом можно вспоминать с гордостью.
     После выхода в свет повести Василия Аксёнова «Коллеги» наши юноши стали называть друг друга коллегами. Правда, чаще других обращались именно так друг к другу историки Виктор Харламов и Женя Филатов. Была даже составлена песня для факультетского «капустника» на один популярный мотив:
Мы с тобой, коллега, дилетанты,
Глубины науки не схватили.
Это потому что за делами
Про учёбу просто позабыли …
     К теме прозвищ примыкает такой сюжет:
  Наши немногие по численности юноши на пятом курсе устраивали мальчишники под общим заголовком «Зверьё». Потому что их имена и фамилии соотносились с животными. Например, одного звали Львом, фамилия другого была Скворцов, третьего звали Зайцев, ну, а четвёртого – Косолапов. Они собирались друг у друга под каким-нибудь девизом. Так, сбор у Зайцева назывался «Заяц трепаться не любит». Точно не знаю, о чём там говорилось. Наверное, вспоминали прошлое, мечтали о будущем. Позднее почти все они стали журналистами.
   Однажды один из наших товарищей, выступая на комсомольском собрании, произнёс фразу, вызвавшую фурор: «Мы  - люди умственного труда: кто в науку, кто – куда». Позже эти слова часто цитировали по разным поводам, особенно в факультетских «капустниках».
   На одной из встреч выпускников филфака однокурсница Неля, смеясь, сказала: «Представьте себе, что я была по первому мужу Баранова, а по второму – Козлова!». И такое бывает …
   Генриэтта Хлебникова           январь 2016 года     Нижний Новгород

 
Tags: Генриэтта вспоминает
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments