g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Антошка, Антошка! Пора окучивать картошку!

    

 

 

КАК Я НЕ ВСТРЕТИЛ АНТОНА ВОЛОДЬКО В КАЗАНИ

 

            В прошлом году я написал городской рассказ «Швейцария: Чортов мост и пион-пионные атомы». Там я упомянул, что нашего сокурсника по Горьковскому университету Антона Володько моя внучка Фарида лет 5-7 назад вполне могла трижды случайно встретить в Женеве. Потому что оба там бывали.

            Увы, ровно неделю назад, 10 июня 2010 года, я мог увидеть  дубненского ученого и маститого чиновника от атомной науки прямо тут, в стольной Казани. Однако встреча не состоялась. И по совершенно казусным, почти мистическим обстоятельствам…

             5 июня Антон из Дубны, а я из Казани прибыли в город нашей молодости Нижний Новгород на встречу выпускников-физиков образца 1960 года. Встреча юбилейная, о ней я уже сделал обширную дневниковую запись. Особенность встречи в том, что мало с кем из 17 собравшихся сокурсников удалось поговорить. Разве что только обмолвиться бегло, на ходу.

           Вот и при первом подходе ко мне на месте сбора  перед бывшим главным зданием ГГУ  Антон Володько, поздоровавшись, успел мне сказать одно: он из Нижнего вскоре едет на теплоходе до Елабуги и на обратном пути будет остановка в Казани. Ни названия теплохода, ни даты проезда Казани он не мог вспомнить. А я успел только сунуть ему свою визитную карточку «ветерана социалистического труда» со своими координатами (к сожалению не получил ответной визитки).

                                                                 
На фото: Антон Григорьевич Володько, Нижний Новгород, 5 июня 2010 года

          Потом началась эта суетливая карусель юбилейной встречи. И я вспомнил о проезде своего сокурсника через Казань только в разгар пирушки в банкетном зале Дома учёных. Решил как-то обговорить с путешественником детали возможной встречи.

             Но подошёл прямо у стола не к Антону Володько, а к нашему тамаде Марату Сорочкину.

       -Марат, ТЫ всё-таки когда едешь по путёвке в Елабугу?

Он посмотрел на меня удивлёнными и совершенно трезвыми глазами и ответил:

      - Да я уже давно никуда не уезжаю из Нижнего!

           Но я-то был не пьян, правда, мотался по Нижнему уже четвёртый день и заметно подустал. Что-то из происходящего тогда воспринималось как чуть туманный сон.

          Как раз перед обменом репликами с Маратом за столом Саша Стрелков и Марина П. меня невинно разыграли. Я спросил Марину, как её отчество. Она кивнула на сидящего рядом Сашу и ответила: «Да отчество такое, как у Стрелкова, Владимировна!». При этом кто-то из них двоих (не помню точно кто) сказал: «У нас был один и тот же отец, только матери разные».

          Я сначала было подумал, что это серьёзная новость. Но быстро сообразил, что сегодня все мы немножко молодые студенты и можем себе позволить пошутить.

         Вот и на ответ Марата я мысленно прореагировал так: «И этот, чертяка, шутит! Ведь едет же, едет!».

         Сев на место, я, правда, засомневался, что едет именно наш зычный и статный фигурой тамада. И оглядел мужиков (и было-то их всего шестеро), кто же мог мне сказать, что едет по Волге в Елабугу? Ехать мог Миша Самойлович или Антон. Но чтобы подойти к ним, надо было обогнуть весь стол. А делать это я посчитал неудобным для присутствующих и самого себя…

        В ночь с 7 на 8 июня я вернулся из Нижнего в Казань и 8 июня приводил себя в чувство. А 9 июня выехал по обыкновению на дачу, так как живу там практически всё лето безвыездно.

       Раздавшийся на дачной веранде 10 июня ровно в полдень звонок с голосом Антона Володько («Гена, я в Казани, возвращаюсь из Елабуги») был для меня совершенно неожиданным.

       Пришлось извиниться, что я в Ключищах, мимо которых Антон проплыл полчаса назад. И никак не могу его повстречать в речном порту при всём своём желании!
                                                                     

            Большая досада, что не обговорили всё пораньше! Ведь на дачу я мог бы выехать днём-другим позднее…

          Телефонный разговор был недлинным. Я успел спросить Антона о том, что меня волновало: почему Стрелков был на встрече 5 июня каким-то таинственно грустным? Ответ был обескураживающим:

       - А кто его знает!?

      Ничего себе, они, дубненцы, должны знать и понимать друг друга с полуслова и полувзгляда! Неужели видятся и разговаривают так редко?

          «Нет, ребята, всё не так, всё не так, ребята!» - пел Владимир Высоцкий. Эту фразу можно сделать и заголовком всей этой дневниковой записи.

         Не знаю, удивился ли Антон, набрав тогда мой семизначный ГОРОДСКОЙ телефон, моему ответу: «Антон, а я ведь не в Казани, а на даче в Ключищах!».

           Дело в том, что по моему адресу в городе был установлен 20 лет назад сотовый СТАЦИОНАРНЫЙ телефон. Обычный аппарат  висел на стене и питался от провода, подключенного к коллективной сотовой антенне с городским номером. Полгода назад нам объявили, что телефонная кампания переходит на стандарт ДЖИэСэМ, номер телефона сохраняется, но нам надо купить аппарат сотовый. Что и было сделано

           Это стало и помехой (надо постоянно следить за подзарядкой аппарата), и удобством. Потому что аппарат можно таскать по городу и за город, а он за пределами квартиры функционирует как ОБЫЧНЫЙ сотовый телефон. Разница в том, что из квартиры я звоню по тарифу 20 копеек в минуту, а за городом это стоит 2 рубля в минуту….
                                                           

         Да что эти копейки и рубли, если не удалось прогуляться с приятелем по похорошевшей столице Татарстана?

      
Tags: Дневниковые записи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments