g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Судьба офицера Семёновского полка

  

 

КАК  ФОН-ДЕН-БРИНКЕН  СТАЛ  ЕГОРОВЫМ

 

     «Три вещи обсуждаются вообще – и по справедливости… 3) Выдача гвардейского офицера фон Бринкена курляндскому дворянству. Бринкен пойман в воровстве, государь не приказал его судить по законам, а отдал на суд курляндскому дворянству. Это зачем? К чему такое своенравное различие между дворянством псковским и курляндским, между гвардейским офицером и другим чиновником?»

А.С.ПУШКИН. «Дневник», 29 ноября 1833 года

 

         За этими пушкинскими строчками стоит проделка подпоручика лейб-гвардии Семеновского полка Рихарда (Романа Григорьевича) фон-ден-Бринкена, выходца из Курляндии (нынешней Литвы).

         История связана с Английским магазином в Петербурге, который навещал и Пушкин. Этот магазин содержали иностранцы Никольс и Плинке. И находился он на углу Невского проспекта и Большой Морской. Это был первый в северной столице универсальный магазин.

            Газета «Северная пчела» в разделе «Письма провинциалки из столицы» писала: «Английский магазин есть столица всех магазинов. Не знаю, почему он называется Английским, ибо в нём продаются русские, французские, немецкие и всякие товары… Здесь кожаные чемоданы, ковры, тут бриллиантовые вещи и ордена, а там иголки, здесь готовые платья, плащи, шинели… Непостижимое дело!» Цены в Английском магазине были доступны немногим. Говорили, что здесь «самая ходячая монета есть пятидесятирублевая ассигнация» (почти двухмесячное жалование мелкого чиновника).

           Вот это небедное торговое заведение и «поддел» на несколько тысяч рублей плутоватый дворянин. В мундире, назвавшись графом Ламсдорфом, он отобрал разных товаров для якобы больной жены. И, не оплатив счёт, попросил прислать их в номер расположенной неподалёку гостиницы «Лондон».

        Когда в гостиницу явился из магазина с товарами посыльный торговец, его перед дверями встретил мнимый Ламсдорф и молодая женщина из прислуги. Женщина решительно заявила, что к барыне войти сейчас нельзя. Чтобы посыльному не дожидаться, «граф» взял у него вещи, вошел в спальню. После чего мошенник и его помощница исчезли через заднюю лестницу.

       Прождав около часа, «англичанин» заглянул в спальню. И никого там не обнаружил. А увидев заднюю лестницу, догадался, что его обманули.

        Хозяин «Лондона» заявил, что жильца номера не знает. Но тот час назад заходил посмотреть номер. Дал задаток и сказал, что пошел за паспортом. А вместо этого, как известно, побежал скорее в Английский магазин. Некоторое время спустя, когда подпоручик захотел таким же образом надуть русского купца, владельца оружейной лавки, его схватили…

       Курляндское дворянство по тем временам имело особые права. И вынесло фон-ден-Бринкену свой приговор.

             Фактом использования именно курляндского закона и был недоволен Пушкин, делая запись в личном дневнике. Но запись была бы более резкой, если бы поэт знал окончание этой истории. А концовка случилась в таком варианте:

             Император Николай Первый, как это нередко тогда бывало, вмешался в ход судопроизводства. И определил вору наказание, не предусмотренное никакими законами. Он предписал: «Лишив подпоручика Рихарда фон-ден-Бринкена чинов, дворянского достоинства, знаков отличия и исключив его из числа дворян Курляндской губернии, отослать его к командиру Отдельного Оренбургского корпуса для определения на службу в один из тамошних линейных батальонов рядовым без выслуги, под именем Рихарда Егорова с воспрещением навсегда именоваться фамилией фон-ден-Бринкен».

             Император, таким образом, взамен предусмотренного законом разжалования офицера как бы сотворил нового человека, взяв на себя прерогативы самого Бога.
                         

        Что и говорить, приговор императора был очень суровым. И при том не подлежал огласке. А в приказе по Семеновскому полку было сказано, что подпоручик исключается из службы за «нерадение».
                                           

        ПРИМЕЧАНИЕ от составителя этого текста Геннадия Егорова (город Казань): Жаль, что мы так и не знаем сегодня, как сложилась далее сломанная жизнь новоявленного «Рихарда Егорова». Быть может, он был всё-таки позднее помилован? Помилование было актом благородства верховной власти и случалось тогда нередко…

 

                

 

        

     
Tags: Моя пушкиниана
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments