g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

"Не тушите огонь, не спасайте их!"

  



ДАЧНИК ТАЛГАТ ЗАДОХНУЛСЯ В ГОРОДЕ

       Вот уже конец августа, а дачных рассказов 2010-го засушливого года у меня совсем мало. Пользуясь сегодняшней прохладной (20 градусов) и по-осеннему дождливой погодой, решил осуществить замысел: почтить память ветерана Казанского ремонтно-подшипникового завода и дачника товарищества «Чишма» ( с 20-летним стажем) Талгата Загидуллина (фамилия изменена).

        Он и впрямь в этом году задохнулся в Казани от дыма. И умер. Но не в знойные и с дымом от горящих лесов месяцы, а … в январе!

    Талгат и его жена Фоадия уже давно, как и автор этих строк, пенсионеры. Оба на заводе были рядовыми рабочими. Талгат, сухонький и неторопливый мужичок небольшого роста, трудился сантехником, а невысокая и располневшая с возрастом Фоадия была разнорабочей.

            Достаток в этой трудовой малообразованной семье был скромный. Но смогли родить и поставить на ноги двух сыновей: в 1961 году появился Максум, а 4 года спустя – Руслан. Оба также пошли по рабочей стезе.

            Максум несколько лет прожил в Литве, вероятно, после армейской службы там же, в Прибалтике. В Литве женился, обзаведясь сыном. Были условия закрепиться в той республике, где материальный уровень жизни был выше (по крайней мере так считалось в советское время). Но мужикам вечно чего-то в жизни не хватает. Он начал выпивать и частенько. Семья распалась. Магсум вернулся в Казань, поселившись в двухкомнатной квартире родителей, где жил ещё и младший брат.

          Биографию младшенького (Руслана) я как-то не потрудился узнать, хотя с родителями много лет общался в Ключищах. Их небольшой садовый домик , сколоченный из древесных отходов, располагается у самого обрыва в овраг. На расстоянии прямой видимости от нашего участка и совсем по соседству с дачным участком Шакирзяновых (здесь в кадре дом Загидуллиных, весьма бедный). В скобках напомним читателю, что ровно год назад о судьбе покойного Шакирзянова я написал дачный рассказ «Заглохнет бор и сад…», который по смыслу является продолжением моих дачных рассказов «Эличка», «Сердце не камень», «Свадьба».

            Поскольку нынешним августом 2010 года умерла и хозяйка шакирзяновской дачи, 79-летняя вдова Хадича, то нам с супругой Делей пришлось взять шефство над совсем заброшенным участком Шакирзяновых. Тем более что они были родными дедом и бабкой нашей внучки Фариды по её матери. И, следовательно, нам тоже – не чужие люди.

          Дача Загидуллиных была у нас, таким образом, на виду. Да и прежде мы общались с этим семейством. Водопроводчик на грядках – всегда востребованная профессия. Услужливый Талгат, например, за деньги присматривал за нашим садом весь июнь 2007 года, когда мы уезжали в Эстонию.

         Увы, в 2010 году семейство Загидуллиных убавилось … ровно наполовину. И домик над обрывом почти опустел, как и соседский, шакирзяновский. Потому что в январе 2010 года квартира моих героев в Казани загорелась. В поднявшейся суматохе и спросонья Талгат не успел найти путь к спасительной двери. И задохнулся в дыму…

         А месяц спустя умер от болезни 45-летний сын Руслан, потому что много лет страдал туберкулёзом. Ему нужен был свежий воздух, так что он нередко бывал в Ключищах, где я его и видел, но не общался. Так что не знаю, как его угораздило схватить палочку Коха (сидел в колонии?).

            Надо сказать, что оба брата нигде давно не работали. Естественно, пьянствовали. Да и родители были охотниками «заложить за воротник». И все четверо жили только на две пенсии…

           Максум не только выпивал, но и курил. Так что не раз под ним вспыхивала от непотушенной сигареты постель. Ужасный пожар случился прошлой осенью, когда по вине Максума сгорела дотла вся квартира с мебелью и одеждой. С помощью деревенской родни семейство кое-как оправилось от беды. Обгоревший старший сын долго лежал в больнице.

         Но не прошло и полгода, как по его вине случился новый пожар в их квартире многоэтажного дома. Соседи по подъезду, уже натерпевшиеся от злополучного семейства, кричали пожарным и медикам: «Не тушите у них, не спасайте их!». Жутковато такое слышать, но такова правда жизни. Жизни сложной, непростой. Хотя чего уж там сложного: надо взять себя в руки, бросить вредные привычки, а молодым – работать…

         Фоадия нынешним летом несколько раз заходила на наш участок, справляясь, когда приедет Деля. Больше, видать, некому пожалеть старушку. Хотя прямо в Ключищи к ней стала приезжать 50-летняя двоюродная сестра с взрослым сыном. Но долго задерживаться на грядках Фоадия не может. Ведь надо в городе кормить непутёвого сына и присматривать за ним. Это её «материнское счастье».

   Сфотографировал Фоадию я в самом конце дачного сезона (её фото со сложенными на груди натруженными руками здесь НЕ прилагается).

Талгат так ни разу и не попал в объектив моего фотоаппарата. А жаль, хотя человек был маленький, пребывавший постоянно «под градусом». Но спокойный и никому не приносивший вреда.

          А я всё так и не успеваю (или забываю) спросить Фоадию: была ли жена Максума литовкой или просто русской женщиной, родившейся или поселившейся в Литве. Интересно, чем он мог бы соблазнить литовку? Сам-то казанский татарин вряд ли красавец (ударение на последнем слоге)      

ПОСТСКРИПТУМ:

Как позднее сообщила мне Фоадия, жена старшего сына была натуральной ЛИТОВКОЙ по имени РОМУАЛЬДА. Женщина была «очень душевной». Сын Оскар, которому сейчас около 20 лет, в Казань приезжал лишь в малолетстве, сейчас связи с отцом не имеет…

ПРИМЕЧАНИЕ на май 2015 года:
 ФОАДИЯ умерла, старший сын МАКСУМ умер, так что ВСЯ семья ЗАГИДУЛЛИНЫХ перестала существовать. Садовый участок остался БЕСХОЗНЫМ ...

Tags: Дачные рассказы, Дачные рассказы 2010 года
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments