g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Адресаты лирики Пушкина

 

                                                          

  ПУШКИН  БЛАГОГОВЕЛ  ПЕРЕД  КРАСАВИЦЕЙ  ЗАВАДОВСКОЙ

 

Всё в ней гармония, всё диво,

Всё выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц, нет подруг;

Красавиц наших бледный круг

В её сиянье исчезает.

 

Куда бы ты ни поспешал,

Хоть на любовное свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье,-

Но, встретясь с ней, смущенный, ты

Вдруг остановишься невольно,

Благоговея богомольно

Перед святыней красоты.

           А.С.Пушкин.  «КРАСАВИЦА» / в альбом Г****/, 1832

 

          Это стихотворение, появившееся в 1835 году в «Библиотеке для чтения», доставило немало хлопот пушкинистам. Кого воспел Александр Сергеевич?  В чей альбом вписаны его рукой эти великолепные строфы? Буква Г с четырьмя звёздочками давала простор для догадок. И в разное время назывались вдохновительницами комплимента жена поэта Наталья Гончарова, жена Николая 1 государыня Александра Федоровна и графиня  Дарья Фикельмон (кандидатура графини представлялась более вероятной).

         Лишь столетие спустя, в 1930 году, нашелся автограф стихотворения. Он оказался вырванным из альбома графини Елены Михайловны ЗАВАДОВСКОЙ (годы жизни 1807-1874). Целое исследование автографу и графине Завадовской посвятил авторитетный пушкинист М.А.Цявловский. Он привел и стихотворение друга  Пушкина князя Вяземского о красавице севера,  которую князь противопоставляет красоте южанок:

Сын севера признал другой закон…

………………………………………..

Красавиц севера он любит безмятежность,

Чело их, чуждое язвительных стрстей,

И свежесть их лица, и плеч их белоснежность,

И пламень голубой их девственных очей.

Цявловский своё расследование закончил так: «Образ красавицы, даваемый в стихах Вяземского, очень близок к тому, который начертан в стихах  Пушкина. И здесь, и там – женщина ослепительной, но холодной, спокойной красоты. Такой, конечно, и была графиня Е.М.Завадовская, внушившая Пушкину одно из совершеннейших его лирических стихотворений».

       Елена Михайловна была женщиной исключительной, прямо-таки легендарной красоты. С ней сравнивали всех других красавиц как с эталоном. Генерал Ермолов, впервые увидев жену Пушкина, Наталью Николаевну, писал в 1831 году: «Гончаровой-Пушкиной не  может быть женщина прелестнее. Здесь многие находят её несравненно лучше красавицы Завадовской». В Париже, на балах в 1837 году, Завадовская, по отзыву А.Н.Карамзина, была первой красавицей. Как вспоминала современница М.Ф.Каменская, Завадовская на балах  «всегда убивала всех своею царственной красотой»…

        Эту  «святыню красоты» Пушкин встречал в петербургском обществе и, конечно, был принят в её доме. Кроме того с фамилией Завадовских поэт поддерживал отношения ещё и по линии брата мужа красавицы, бретёра (заядлого дуэлянта ) и игрока графа А.П.Завадовского. Его Пушкин хотел во весь рост изобразить в ненаписанном романе «Русский Пелам».

       В восьмой главе «Евгения Онегина» изображен большой свет. О своей героине Татьяне поэт пишет:

Она сидела у стола

С блестящей Ниною Воронскою,

Сей Клеопатрою Невы;

И верно б согласились вы,

Что Нина мраморной красою

Затмить соседку не могла,

Хоть ослепительна была.

       К этой блистательной, гордой и надменной Нине относится сохранившаяся в рукописи строфа:

В волненьи перси, плечи блещут,

Вкруг стана вьются и трепещут

Прозрачной сетью кружева,

Горит в алмазах голова;

И шелк узорной паутиной

Сквозит на розовых ногах…

      Живое лицо, введенное в роман Пушкина под именем Нины – графиня Завадовская. Писатель Вересаев в 1926 году пытался доказать, что это была А.Ф.Закревская. Но есть авторитетное свидетельство о живом прототипе Нины Воронской. Князь Вяземский в письме к жене, тогда неизвестном Вересаеву, просит её прислать образцы материи для Нины Воронской: «так названа Завадовская в Онегине».  Да и Аграфена Закревская, женщина капризной чувственности и густого сладострастия, не подходит под эпитеты гордой, надменной, «мраморной» красавицы…

         Ещё одно открытие последовало в 1930 году: нашлось письмо графини Завадовской Пушкину от 16 мая 1832 года. Ровным, мелким почерком она писала по-французски: «Вы осуществляете, Милостивый Государь, живейшее и постоянное моё желание, разрешая мне послать к Вам мой альбом. –Я слишком ценю возможность владеть памяткой от Вас, чтобы не быть Вам весьма благодарной за сделанное Вами обещание. Примите уверение, прошу Вас, в этом, как и в моих самых отличных чувствах».

     В посланный графиней альбом и был вписан автограф стихотворения «Красавица». Вежливое письмо графини свидетельствует о буднях Пушкина, когда он исправно нёс альбомную повинность светским красавицам.   Однако нет сомнения, что свой прекрасный мадригал «ВСЁ В НЕЙ ГАРМОНИЯ, ВСЁ ДИВО»  гений поэзии писал не по принуждению, а в приподнятом настроении и в творческом порыве!

                                                              

 

 

 

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments