g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

ПОСТ ПО КИТАЙСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ НА ПРАЗДНИК ЧУНЬ ЦЗЕ

 

 

КИТАЕЦ – ОН ВЕЗДЕ КИТАЕЦ !

А КТО ДЛЯ КИТАЙЦА ИНОСТРАНЕЦ?

 

Заочный обмен мнениями между инженером Сергеем Колоном (жил в Шанхае в командировке по техническому обслуживанию один год) и студенткой Фаридой Газизовой (дважды по пять месяцев стажировалась по языку в Поднебесной)

 

          С разрешения обоих авторов маленькой дискуссии по электронной почте, вывешиваю тексты в свой блог в четвертый раз подряд по «китайскому вопросу».  Как раз на праздник  Чунь Цзе. То есть на Новый год или Праздник весны, самый важный для жителей Поднебесной.

         В это время китайцы празднуют пробуждение Земли от долгого зимнего сна. Главным цветом праздника является красный, что символизирует солнце, огонь и энергию.

          Китайцы празднуют Новый год 15 дней. И в каждый день – своя церемония. Например, пятый день носит название «По Ву», когда никто не ходит в гости, все встречают дома бога Благословия.

           Жители Поднебесной отмечают Новый год по лунному календарю. И в 2011 году это будет 3 февраля! ПОЗДРАВЛЯЕМ наших китайских друзей и желаем им много радостей и счастья в жизни!

         

      Сергей Колон  из Пскова в Казань 13 января 2011 года:

 

           С детства нам известен перевод с китайского слова «женьшень».  Жень – человек, шень – корень. Человек-корень. Вроде бы по форме корень этого чудодейственного растения бесподобно похож на человека.

          Я бы этого не сказал. Важно другое, жень -человек. Тогда просто перевести с китайского «вайгожень» - иностранный человек.

              Китайцы нас, людей другой расы, практически никогда так не называют. Для этого у них припасено другое слово: лаовай. Сами китайцы утверждают, что это одно и тоже.

              Себя китайцы, оказавшись за границей, иностранцами не считают, так уж устроена их картина мира. Китаец – всегда и везде китаец. Если его встретить в другой стране и назвать лаоваем, он просто не поймет, что это говорят именно ему, ведь он – чжунгожень – человек Срединного государства. А лаовай – что в Китае, что у себя на родине – так и останется для китайца лаоваем.

 Я, когда встречался с китайцами на улицах Мерс эль Кебира (Алжир), после традиционного «нихао»(здравствуйте), поднимал руку и говорил: «русский-китаец – братья навек». Они расплывались в улыбке. В Алжире чжунгожени выполняли примерно те же функции, что и мы, т.е. гарантийное обслуживание приобретенного в Поднебесной корабля.
       Есть уж совсем официальное – гокэ – «гость страны». Но это для делегаций и президентов.

             Выше я приплел к своим наблюдениям размышления Вадима Чекунова, книгу которого, «Шанхай» я недавно прочел. Слово «лаовай» перевести сложнее. На бейсболке два крупных иероглифа – «лао» и «вай». И надпись по русски: «заморский черт».

             Этот вариант кажется наиболее правильным. Меня на улицах Шанхая местные почему-то принимали за немца, ( Where do you come from?) узнав, что я из России, - особенно старшее поколение:

      – О! Москва, Ленинград!

             Мол, как же, как же, в школе учили. И далее пытались что то говорить по-русски. Ведь у них было обязательное изучение русского языка. Вспомните каллиграфическую надпись на русском на оборотной стороне фотографии «псковского» китайца.
         Со «своими» китайцами я впервые столкнулся в Горьком, вернее он уже был Нижним Новгородом, тогда они еще были для меня «все на одно лицо». Это была первая лодки Н-ского проекта, передаваемая в Поднебесную. Уже потом, на швартовных и ходовых, я недоумевал, как же я китайцев поначалу не различал, ведь они все разные.
- «Харя» - это лицо,
- Я не понимаю, почему оно должно у него треснуть?
       Недоумевает китайский переводчик.
Если в Индии или в Алжире на всю группу у нас было по одному переводчику, причем переводчик был русским, то при общении с китайцами на каждую систему представлялось минимум по два переводчика. И это были, конечно же, китайцы. Паша, Боря, Олег, Степа, Юра, Нина, Ваня .... и т.д. При изучении языка китайцы берут себе русские имена, и так к ним и следует обращаться.

         Нашего китайского Пашу звали Чен Юн Чай. Он очень любил поговорить с моей дочкой по телефону, когда я звонил из Шанхая в Псков. А вот то, что китайцы не любят общаться на английском, здесь я с Вашей Фари не согласен.  


ПРИМЕЧАНИЕ: два фото Сергея Колона от досуга в Китае предоставлены им самим, его биографию  можно прочитать в блоге http://istpzr.livejournal.com/4293.html

 

Фарида Газизова из Чанши (КНР) в Казань 14 января 2011 года:

ПРИМЕЧАНИЕ: Биография Фариды ещё не написана ввиду её молодости, но фотография  с китайскими кавалерами здесь вставляется от пребывания её в Чанше в 2009 году:

 

А когда это я говорила, что китайцы не любят общаться на английском? Очень даже любят, при этом иногда нарочно на китайский не переходят, чтобы "попрактиковать свой английский".

           Это у них нормально, особенно у молодёжи. Старшее поколение, и правда, учило русский в школах, как, например, одна из наших преподавательниц (вела у нас в прошлом году). Ей за 60, и когда я принесла в класс привезённый родителями  вафельный торт "Алёнка", она взяла коробку и начала бодро читать состав!

           Правда, как призналась, значений слов она уже не помнила, но вот
алфавит закрепился в памяти на всю жизнь.
          Кроме женьшеня, кстати, есть и ещё несколько слов  в русском из китайского, например, чай (это всем известно), байховый (бай хуа - белые цветы), бадьян (ба цзяо - восемь углов или рогов).
            А насчёт обращеня не соглашучь уже с господином Колоном: "вайгожэнь" (на самом деле звучит скорее как уайгуожэн, просто выше - классическая транскрипция) звучит тоже часто, и если ты идёшь по улице и, например, на тебя показывает ребёнок или молодые люди обращают внимание друг друга на тебя, то, скорее всего, из их уст ты устыщищь именно это: "вайгожэнь".

          Лаовай - это более ласковое, что ли, обращение, оно несёт в себе
определённую оценку, слегка снисходительную - иностранец он и есть иностранец. Но при этом оценку добродушную.
            Зато полностью соглашусь с определением самого понятия иностранца для китайца: он везде китаец, А "чёрт заморский" (такое выражение у них
тоже есть, и оно не такое обидное, как могло бы п
оказаться) – везде

будет иностранцем.

 

  
Tags: Дневниковые записи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments