g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Нина Петровна 40 лет боролась с раком

Оригинал взят у g_egorov в Дачные рассказы
          

Д В Е Т А Й Н Ы




the-secret-logo1

Фото из Интернета

     

     Покупать новую мебель на дачный участок в Ключищах в 1998 году нам с супругой Делей не хотелось. И вот тут выручила нас подруга Дели по работе в Н-ском полунаучном учреждении Казани Гуськова Нина Петровна (для краткости –НП, а все имена и фамилии здесь изменены)). Выручила … посмертно!

      НП была из числа немногих женщин учреждения, с которой контакты у Дели не прерывались и после завершения её службы там (1973 год). Общались они до самой кончины НП на 78-м году жизни в 1997 году. Заметим, что жила Гуськова одиночкой, схоронив свою мать в Казани в 1981 году. А отец ещё раньше умер в Ленинграде…

Гуськова была из питерских. У неё в Ленинграде оставалась сестра с мужем-генералом и дочерью Полиной. Собственный муж НП навсегда остался лейтенантом: погиб в первые же дни ВОВ в 1941-м. Хороший был человек, как сказывала сама НП:

-Бывало поджарю котлету, ну просто отвратительно. Сама кушать не могу, а он ест и похваливает!

        Вторым мужем и детишками покойница так и не обзавелась. Потому единственной наследницей всего нажитого оказалась 40-летняя племянница Полина. Полина, в прошлом студентка Суриковского института, в Казани ни разу не бывала. Вышла замуж за офицера Безрукова. Родила дочку Оксану. Нынче Полина с мужем в разводе, он неплохо устроился в Москве. До 1998 года мы знали Полину заочно.

Нина Петровна была дамой обычной внешности, не красавицей и не дурнушкой. И довольно энергичной, любознательной. Много читала. На дому собрала библиотечку. И была завсегдатаем районной библиотеки, поглощая издания одно за другим. Вместе с Делей я был у неё 2-3 раза дома, в её однокомнатной квартире. Было всё там как-то сумрачно и неуютно. Иногда НП заглядывала и к нам, но не засиживалась. Всё же она на 16 лет старше. Но это было и причиной того, что Деля не оставляла её без внимания и заботы. Тем более что НП вызывала чувство сострадания: более 40 лет (редкий случай!) она боролась с самым страшным недугом- онкологическими заболеваниями…

Уже в возрасте 30 лет у Нины Петровны обнаружился рак горла. Почему-то облучать гортань «пушкой» она ездила в город на Неве. Потом ей пришлось вырезать из-за опухоли грудь и, кажется, матку. Ближе к пенсии признали рак губы и оперировали. Но процесс не остановился. И умирала она от рака «рта», то есть той же гортани, с которой всё началось в молодости.

По врачам НП ходила часто и, пожалуй, проявила недюжинную любовь к жизни, настойчивость и оптимизм (унывающей я её никогда не видел!). Книги знаменитой Травинки попались ей уже поздновато. В них она искала исцеления, приготовив какую-то настойку из трав…

        Чувствуя себя уже совсем плохо, Нина Петровна «расписала» своё имущество по знакомым. Соседке по площадке достался хороший холодильник. Библиотека – сотруднице по месту работы. Про свою квартиру она как-то «забыла». Деля надоумила и помогла ей приватизировать жильё. И Гуськова однажды мелонхолично скалала:

-Деля, ТЕБЕ что ли завещать квартиру?

   - Нина Петровна, у вас же в Ленинграде родная племянница! - проявила свою щепетильность (по обыкновению) моя благоверная…

Так Полина Безрукова и стала собственником главной недвижимости тётушки. Племянница появилась впервые в Казани летом 1998 года, когда истёк полугодовой срок, установленный законом для претензий наследников. Никто другой не объявился…

   Однокомнатную квартиру Полина продала за 12,5 тысяч долларов, хотя дом был некапитальный (уже снесён на сегодня). Это была большая удача. И удача вдвойне. Потому что через неделю после сделки разразился страшный дефолт («черный август» 1998-го).

Всю мебель, потёртую, но ещё крепкую, наследница отдала нам: платяной шкаф, кухонный буфет со всей посудой, кровать, пылесос, стулья, круглый стол, за которым я пишу эти строки. Одним рейсом заводского КАМАЗа добро было доставлено в Ключищи и верно нам служит. Чем мы можем отблагодарить покойницу? Да лишь помянув её благодарным словом, да прибирая её и матери могилку…

Наследницу Полину ждал и интересный сюрприз в виде ПЯТИ потаённых сберегательных книжки тётушки! Только на одной из них лежало 16,5 тысяч рублей, на которые в советское время можно было купить три легковушки! Полновесными были и другие. Увы, деньги обесценились в начале 1990-х годов в ходе гайдаровских реформ. В итоге Полине со всех книжек не более 1 тысячи зелененьких.

Но откуда такие деньги у скромно жившей и экономившей на всём совслужащей? Оказывается, отец Гуськовой работал … ЮВЕЛИРОМ!

Никто из сотрудников Н-ского учреждения не знал и о другой, уже трагической, тайне Нины Петровны…

      В 1940 году, проживая с мужем в Риге, она родила ребёночка. И летом 1941 года она спешно покидала Прибалтику беженкой с 10-месячным младенцем на руках. На одной из железнодорожных станций она выскочила из поезда на минутку, чтобы купить ребенку молочка. И никому никогда (кроме близкой родни) не призналась, что казнит себя всю жизнь за одну оплошность. А именно: не отхлебнула молока из горлышка первой. Потому что в купленном сосуде оказалась … растворённая в воде ИЗВЕСТЬ! Не божьей ли карой неосторожной матери за мучительную смерть младенца оказалась эта вереница онкологических заболеваний?

Уже написав этот рассказ, я обнаружил, что не знаю одного существенного момента: зловещая станция располагалась в Латвии или в России?


        А с племянницей НП художницей Полиной, женщиной очень приятной в общении, мы стали друзьями. Ведём активную переписку, видимся с ней, бывая в Питере ...

   Село Ключищи под Казанью, август 2006 года

     
Tags: Человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments