g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Профессор Жобар не был сумасшедшим

 

 

 

УВАРОВ  И  ПУШКИН,  МЕЖДУ  НИМИ  -  ЖОБАР

 

В «Евгении Онегине» А.С.Пушкин писал:

Приятно дерзкой эпиграммой

Взбесить оплошного врага.

Не так уж редко «шевелилась эпиграмма» в глубине его беспокойной души. Он яростно преследовал пером «украшенных глупцов, святых невежд, почётных подлецов». Объектом его сатиры бывали и довольно именитые сановники, в том числе тогдашний министр народного просвещения С.С.Уваров.

           Уварову Пушкин посвятил в 1835 году оду «На выздоровление Лукулла». Тогда тяжело заболел богатый граф Д.Н.Шереметев, не имевший потомства. И Уваров, женатый на его двоюродной сестре, заранее почувствовал себя наследником шереметевских миллионов. Но богач выздоровел, и Уваров оказался в смешном положении, так как заранее принял меры по охране имущества больного.

      Ода Пушкина оказалась в петербургском обществе на виду, так что императору пришлось через Бенкендорфа сделать поэту строгий выговор.

        Нанесенную Уварову обиду усилило вмешательство в  скандал профессора Казанского университета француза Альфонса Жобара. Беспощадно прямолинейный, фанатически честный, Жобар столкнулся в Казани с консерваторами в учебной администрации и с самим  Уваровым. Министр пытался его  обезоружить в 1835 году, объявив сумасшедшим.

               Появившаяся в этот момент ода Пушкина подлила масла в огонь ненависти, которым пылала мятежная душа профессора. Жобар немедленно перевёл стихи Пушкина на французский язык. И послал их Уварову с язвительным пиьмом, угрожая напечатать свой перевод в просвещенной Европе со всеми комментариями.

              Примечательно, что в молодости Уваров, как и Пушкин, был членом литературного общества «Арзамас». Встречался поэт с ним у общих знакомых, но расположения к этому человеку не испытал. Уваров позднее получил репутацию карьериста и приобретателя. «Историю Пугачевского бунта» министр считал поджигательской книгой и в начале 1837 года советовал издателю А.А.Краевскому не иметь дела с людьми «столь вредного  образа мыслей, каким отличается Пушкин».

          Жобар свой перевод оды послал автору. В ответном письме от 24 марта 1836 года Пушкин назвал работу переводчика  «прелестной», но косвенно предостерёг профессора  от её публикования. Жобар последовал совету Александра Сергеевича, однако был всё-таки выдворен из Казанского университета. Он уехал в Австрию и издал «Лукулла» там… 

        Постскриптум: Портрета Жобара, увы, в архивах не обнаружено, в том числе в Казанском университете…

Tags: Великие люди, Этюды о Пушкине
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments