g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Category:

Адресаты лирики Пушкина

 

 

ЖИЗНЬ АННЫ КЕРН: ЛЮБОВЬ И СЛЁЗЫ

 

       В дошедшем до нас дневнике молодых лет Анна  Керн записала фразу, вычитаную из французского романа: «Течение жизни нашей есть только скучный и унылый переход, если не дышишь в нём сладким воздухом любви». В связи с этим пушкиновед П.Е.Щеголев в 1929 году заметил: «Жизнь А.П.Керн не была скучным и унылым переходом; до преклонных лет она сохраняла жар своего сердца и бестрепетно, с упованием молодой страсти шла навстречу новым и новым обольщениям».

      Начинавшая жизнь провинциальной барышней Анна Петровна была щедро награждена судьбой: своим посланием « К А.П.Керн» .Пушкин обессмертил её имя, как Петрарка  Лауру, а Данте – Беатриче.

 

«ПЕРЕДО МНОЙ ЯВИЛАСЬ ТЫ…»

     Её мимолетная первая встреча с поэтом, случившаяся в Петербурге в начале 1819 года, запала в душу лишь впечатлительному Пушкину. Тогда на вечере в доме Олениных  девятнадцатилетняя Анна смотрела больше на литературных знаменитостей: И.А.Крылова, И.М.Муравьева-Апостола и других. Не обладавший привлекательной внешностью начинающий поэт безуспешно пытался обратить на себя внимание юной Анны льстивыми комплиментами («Можно ли быть такой прелестной?»).

       Пасху 1819 года Анна Керн встретила у своих родственников в Тверской губернии, где часто гостила беззаботной девочкой. А потом выехала к месту службы своего 54-летнего мужа Ермолая Фёдоровича Керна, израненного в боях ветерана Отечественной войны 1812 года. Около 6 лет жизни молодой генеральши прошли в военных гарнизонах немецкоязычного Дерпта (современного эстонского Тарту), древнего Пскова, Старого Быхова, Риги, а также у родителей в Полтавской губернии. Как раз через полтавского писателя А.Г.Родзянко она получила письменный намёк Пушкина, что он не забывает её. К тому времени  Анна  Петровна уже следила за поэтическими достижениями Пушкина. Возникло и непреодолимое желание увидеть засверкавшую звезду русской поэзии…

        Новая встреча состоялась в июне 1825 года в селе Тригорском Псковской губернии, когда Керн гостила у своих родичей Осиповых-Вульф. Есть свидетельства тому, что «африканская» натура Пушкина тогда пришла в необычайное возбуждение. По словам пушкиниста Б.Л.Модзалевского, «мгновенный порыв страсти был чрезвычайно силён, ярок, и доходил до экстаза, до бешенства, переливаясь всеми оттенками чувства – от нежной сентиментальности до кипучей страсти». Стихотворение «Я помню чудное мгновенье», рукопись которого поэт вручил прелестнице в липовой аллее Михайловского, превозносило до небес Анну Керн и любовь поэта к ней:

Я помню чудное мгновенье:

Передо мной явилась ты,

Как мимолётное виденье,

Как гений чистой красоты.

…………………………..

И сердце бьётся в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слёзы, и любовь…

      Есть мнение, что даже если бы Пушкин написал только один этот стих, его можно было бы отнести к первоклассным поэтам. А платоническая страсть, по-видимому, обоюдная, полыхала уже почти месяц и неизбежно должна была приземлиться. Но бдительная тётушка Анны Петровны  П.А.Осипова-Вульф, ревниво следившая за развитием романа, поспешила увезти племянницу от греха подальше, в Ригу к мужу.

      Борьба Пушкина за обладание предметом своих мечтаний продолжилась в эпистолярном жанре. Сохранившиеся от 1825 года 6 писем поэта к А.П.Керн – это столь же примечательный памятник, как и всем известный шедевр лирики. В письмах небесный образ Анны проступает живым обликом очаровательной и необычайно притягательной женщины. Одно из посланий, например, поэт заканчивает так: « Уже полночь, и ваш образ является мне, грустный и сладострастный; мне кажется, будто я вижу ваш взгляд, ваш полуоткрытый рот. Прощайте. Мне кажется, будто я у ног ваших, сжимаю их, чувствую ваши колени, - я отдал бы всю кровь мою за одну минуту такой действительности…». У какой из дам не закружится голова от таких строк?

 

«ВАВИЛОНСКАЯ БЛУДНИЦА»

    Однако годом позднее в письме к своему приятелю, дерптскому студенту А.Н.Вульфу (кузену А.П.Керн), Пушкин называет Анну «вавилонской блудницей». И не без оснований. В 1826 году А.П.Керн решительно порвала с опостылевшим мужем-генералом, с которым обвенчалась по настоянию отца. И, отдав двух дочерей в пансионат Смольного, стала вести довольно свободный образ жизни в Петербурге, вращаясь в литературных кругах. Её сердечная привязанность в последующие годы пала на нескольких интеллигентов: Веневитинова, Никитенко, Подолинского, Глинку, Сомова, Соболевского, Флоранского, Александра Дельвига. В любви этой прелестнице объяснились между прочим брат Пушкина Лёвушка, посвятивший ей своё стихотворное упражнение, и даже почтенный Сергей Львович, отец великого поэта…

     В 1830 году Анна Петровна сообщила в письме кузену Алексею Николаевичу Вульфу, которому ранее подарила свою близость, об очередном своём увлечении. И тот занёс в дневник слова: « Её  страсть чрезвычайно замечательна не столько потому, что она уже не в летах пламенных восторгов, сколько по многолетней её опытности и числу предметов её любви… Пятнадцать лет почти беспрерывных несчастий, уничижения, потеря всего, что в обществе ценят женщины, не могли разочаровать это сердце или воображение, - по сю пору оно как бы в первый раз вспыхнуло!».

    Поклонники оставили противоречивые характеристики этой незаурядной женщины. Большинство отмечали весёлый, приятный характер, доброе сердце, наблюдательный ум, порою – простодушность. Однако студент А.В.Никитенко (позднее- профессор Петербургского университета), чувство которого к Керн быстро угасло, заметил:  «Женщина эта очень тщеславна и своенравна…». А вот и признание самой Керн : «Я не могу оставаться в неопределенных отношениях с людьми, с которыми сталкивает судьба. Я или совершенно холодна к ним, или привязываюсь к ним всеми силами и на всю жизнь».

      Живой нрав Анны Петровны и её желание нравиться давали повод к разговорам и сплетням в петербургском обществе. Злые наветы на любимую женщину побудили поэта написать такие строки:

Когда твои младые лета

Позорит шумная молва

И ты по приговору света

На честь утратила права,

Один, среди толпы холодной,

Твои страданья я делю…

    В конце 1820-х годов встречи А.П.Керн с Пушкиным в Петербурге были случайными, а после женитьбы поэта в 1831 году почти прекратились. В январе 1828 года им на короткое время удалось остаться наедине. После этого Александр Сергеевич в письме С.А.Соболевскому сообщил о своей решительной победе над мадам Керн. Этому заявлению не склонны верить некоторые исследователи. «Комментаторы в своём стремлении во что бы то ни стало обелить Пушкина заходят чересчур далеко и достигают результатов, как раз обратных тем, какие для них желательны», - напишет П.К.Губер в 1923 году в своей книге «Дон-Жуанский список А.С.Пушкина»…

 

ЗАВЕРШЕНИЕ «ТЯЖЕЛО-ГРУСТНОГО ВЕКА»

      В  воспоминаниях, которые Керн написала уже в солидном возрасте, она не оставила особых откровений о своих интимных переживаниях, да и о  чувствах к Пушкину рассказала скромно. Может быть, от убеждения, к которому она пришла, что поэт «никого истинно не любил, кроме няни своей и потом сестры». Кстати, М.Н.Волконская  в  «Записках»  отметила, что Пушкин «обожал только свою музу».

      В 1841 году умер генерал Керн, не перестававший все годы призывать жену вернуться в лоно семьи. И нуждавшаяся  в деньгах Анна Петровна получила хорошую пенсию. Но пользовалась ею недолго, так как всего годом позднее по взаимной любви вышла замуж за Александра Васильевича Маркова-Виноградского. Он был ей троюродным братом и был моложе её на 20 лет (генерал Керн годился  Анне  в отцы, будучи на 35 лет старше). «Василич», как ласково звала она второго мужа, являлся скромным служащим. И супруги вели странническую жизнь, переезжая из города в город в попытках экономить на расходах. Их любимым времяпровождением было чтение. «Моей доброй голубушкой» величал Марков-Виноградский спутницу жизни, с которой прожил в мире и согласии почти 40 лет.

         Писательница М.В. Алтаева-Ямщикова вспоминала, как в 1870-е годы на одной из вечеринок у её отца тенор Ф.П.Комиссаржевский исполнил известный романс М.И.Глинки «Я помню чудное мгновенье». Проникновенные слова и музыка захватили присутствующих. Среди них, где-то в уголке, сидела старенькая дама. Она слушала, восторженно улыбаясь, а по её морщинистым щекам текли слёзы. То была Анна Петровна Керн…

        «Василич» скончался от рака желудка в январе 1879 года. Всего  4  месяца пережила его 79-летняя  Анна Петровна, завершив свой «тяжело-грустный век», как заметил её сын от второго брака.

       А.П.Керн ( потом  Маркова-Виноградская, в девичестве Полторацкая) была погребена на кладбище села Прутни Новоторжского уезда Тверской губернии. Смерть её в Москве прошла незамеченной. И только годом позже, когда открывали первый в России памятник А.С.Пушкину на Тверском бульваре в Москве, о ней вспомнила газета «Неделя»: «…Всесторонне образованная, чуть не наизусть знавшая всех европейских классиков, А.П.Керн до последних дней жила мыслящей, живой жизнью». Князь Н.Н.Голицын заключил некролог словами: «Теперь уже смолкли печаль и слёзы, и любящее сердце перестало уже страдать. Помянем покойную сердечным словом, как вдохновлявшую гения-поэта, как давшую ему столько «чудных мгновений». Она много любила, и лучшие наши таланты были у ног её. Сохраним же этому «гению чистой красоты» и благодарную память за пределами его земной жизни»

 

                                            

Subscribe

  • Городские рассказы

    Городские рассказы « М Н О Г О К Р О В И» Кровь людская – не водица. (почти поговорка) Пишу всего-то…

  • Городские рассказы

    Городские рассказы Б Л А Г О Д А Р Н О С Т Ь В жуткое время доживаем мы, пенсионеры, свой жизненный век, начатый при социализме.…

  • Дачные рассказы

    Дачные рассказы ПРЕДИСЛОВИЕ К ИСТОРИИ ЖАНРА Н ынче, в июле 2008 года, исполняется ровно 5 лет, как я пробую силы в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments