g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Владимир Владимирович ЧУМАКОВ. ЗНАЙ НАШИХ!

      
ЕГО МЕЧТОЙ БЫЛ ВОЗРОЖДЁННЫЙ СВИЯЖСК


              Тесно общаться с Владимиром Чумаковым в повседневной жизни автор этих строк был «обречён» с 1977 года, когда переехал жить из древнего Пскова в чуть менее древнюю Казань. Дело в том, что моя вторая супруга Диляра Газизова была давней и задушевной подругой Тамары Калашниковой (на фотографии в Ленино-Кокушкино от осени 1977 года она - справа), ставшей последней женой увлекавшегося мужчины  и одарённого любителя казанской старины.

            В первый же день встречи Володя поднёс мне свою простенько изданную книгу (считай, брошюру)  о Свияжске с размашистой дарственной надписью. И был уверен, что я с особым интересом прочитаю в книге страницы, посвященные участию псковских каменщиков в возведении белокаменного богатыря -Успенского собора сказочного острова Свияжска.

            Увы, за 14 лет знакомства и тесного общения мы так и не собрались вместе съездить познакомиться со свияжскими памятниками архитектуры. Но Володя был первым, кто лихо прокатил нас на своем «Запорожце» после выхода из ЗАГСА (памятное фото о том висит у меня за спиной, когда я набираю на ноутбуке эти строки). А осенью 1977 года свозил нас в Ленино-Кокушкино к музею В.И.Ленина (фото здесь приложено первым).  И вскоре ознакомил с родиной татарского поэта Габдуллы Тукая, селением Тукай-Кырлай, где свеже обструганными бревнами сиял только что возведенный музей.
         Надо ли говорить, что мы были всегда желанными гостями в его квартире, почти музее, в доме 2 по улице Галактионова в самом центре Казани.
На прилагаемом фото от 31 декабря 1978 года автор этих строк (справа) с В.В.Чумаковым в его квартире:

К квартире по праву можно отнести слова Анны Ахматовой:
И комната, где окна слишком узки,
Хранит любовь и помнит старину.
              Особенно примечательной оказалась встреча здесь нового 1979 года  в небольшой кампании. Тогда я сделал много фотоснимков. И очень доволен, что один из этих фотокадров украсил статью Л.Е.Похвалинской в сдвоенном  номере солидного журнала «Казань» (№ 8-9, 1997), целиком посвященного Государственному музею РТ и людям, сохранявшим казанскую старину.
         Володя был общительным и веселым человеком. За столом любил накоротке рассказать что-то забавное. Охотно показывал свои коллекции, порой раскладывая планшеты прямо на полу своей квартиры. Не слишком редкими предметами, особенно из дубликатов, делился и с друзьями. Ну а мы, чем могли, ему помогали сведениями о том, где и что можно отыскать в старых квартирах города.
         Автомобилистом Чумаков был отчаянным. В 1975 году он двинулся на барахлившей малолитражке в очень дальний путь: Москва – Псков и Старый Изборск – Пушкинский заповедник – Белоруссия. А ведь ему материально было нетрудно купить «Жигули», продав всего-то две-три редкие керосиновые лампы из своей коллекции. К сожалению, в упомянутой поездке почти не было сделано фотографий. Много и увлечённо Володя фотографировал излюбленную Казань, прежде всего старые постройки (почему-то, однако, ни разу не щёлкнув свой дом на Галактионова, снесённый в 2005 году).

         Ничто человеческое ему было не чуждо. Однако он не пил и не курил. Любил пельмени. Был хозяйственным  дачником. О людях говорил всегда доброжелательно или сдержанно. Был начитан и многое знал. К сожалению, не писал заметок в газеты, да и не вёл дневников и записей.
        Пожалуй, это от своего душевного и единственного приятеля я мало-помалу всерьёз воспринял старину, прежде всего псковскую, начав с 1991 года регулярные «посиделки» над дореволюционными изданиями в Научной библиотеке Казанского университета. И с той поры написал много заметок по историко-литературной тематике.
         Неточно указание в заметках Л.Е.Похвалинской, что В.В.Чумаков умер от кровоизлияния в мозг. Это как бы предполагает склероз сосудов. Но голова-то у него всегда была светлой. На деле Чумаков много лет страдал астмой, болезнью очень опасной, как я теперь понимаю. Мы все, конечно, видели, что он носит с собой целебный флакончик аэрозоля и словно украдкой и мимолётом им пользуется, расширяя бронхи для дыхания. Не знаю, сознавал ли он сам опасность своей болезни. О ней он никогда не говорил.
                 Астма опасна внезапным осложнением. Когда его прямо на улице 1 ноября 1988 года что называется «прижало», удалось добраться до поликлиники. Володя назвал лекарство, которое надо ему ввести инъекцией. Ампулу искали долго, да ещё заставили своими ногами подниматься наверх по лестнице. Его дыхание остановилось, от кислородного голодания в считанные минуты подверглись изменению жизненно важные органы, в том числе мозг. Казанские медики, сильные в науке, тогда оказались не на высоте в практике…

              Сегодня единственное, что мы можем сделать для замечательного человека Владимира Владимировича Чумакова – это сохранить память о нём. Его коллекции, вошедшие в экспонаты музея, будут долгое время служить людям.
      Отрадно, что нынче усилиями первого президента Республики Татарстан М.Ш.Шаймиева осуществляется мечта одного из первых любознательных и скромных исследователей Свияжска  - В.В.Чумакова. Мечта о возрождении прекрасного острова на Волге с его дивными памятниками культуры.
Геннадий ЕГОРОВ, март 2011 года
город Казань
Tags: Краеведы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments