g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Не только о рябине, но о пении и любви ...

Оригинал взят у irina_sbor в Ах, эта красная рябина!
Вчера пошли с маменькой гулять. На дальнюю скамейку.
День был празднично великолепным!
Ослепительно синее небо, ослепительно жёлтое солнце и ослепительная же рябина.
Красная, пролетарская, никем не съеденная, ветром не оборванная.
Птицы зажрались, подумала я, дерутся у меня на подоконнике за каждую семечку, а тут такая жирная рябина.
Такая сочная!
Аппетитная такая!
Если бы я была  птицей, я бы  всё  склевала за один присест!
Полюбовались на рябину, сели с маменькой на скамейку. Сидим. Гуляем.
И разные воспоминания.,..


А я в детстве очень петь любила. Прям до одури!
Но страшно стеснялась делать это прилюдно.
Считала, что пою отвратительно.
Поэтому голосила я только на берегу моря.
Охотское море всегда шумное, с мощным громким прибоем.
Я орала дурниной и никто меня не смущал.

А в отсутствии морских далей приноровилась распевать песни в нашей баньке.
Папаня построил маленькую аккуратную баньку с деревянными полками, с печкой и с камнями…
И вот, как положено, по субботам я шла в баню с полотенцем, мочалкой и устраивала представление. Для тазиков, кувшинов, мыла …
Репертуар был фиговый. Я и в юном возрасте почему-то любила песни на иностранном языке, поэтому исполнить их вслух никак не получалось. Пела, что попало.
Помню пела про цветы, у которых есть глаза, про всё пройдет, как с белых яблонь дым…
Очень любила песни про несчастную любовь.
Счастливая любовь казалась мне явлением скучным, пошлым и толстым.
Да, почему-то все счастливые влюблённые мерещились мне довольными толстяками с маленькими масляными глазками.
А вот несчастная любовь была худая, с горящими глазами, с всклокоченными волосами.
Настоящие влюбленные должны были говорить невпопад, совершать странные поступки…
О, как я им завидовала! У меня-то никакой любви не было. Никакой…
И я, начитавшись «Дикой собаки Динго», сочиняла  разнообразные страдания, безответные чувства, бормотание невпопад и горящие безумием взоры.
А из песенного репертуара про несчастную любовь особенно с чувством и придыханием я исполняла Нани Брегвадзе «Ах, эта красная рябина».
Хорошо помню  с каким воодушевлением я распевала в полутемной баньке:

Я на тебя смотрю, любимы-ы-ый,
Теперь уже со стороны.
Со стороны страданий пре-е-е-ежних,
Со стороны ушедших ле-е-е-ет,
Которым словно зорям вешним
Уже возврата больше нет.

Я даже понять не могу, чем меня эта песня так пленила?
Наверное, медленной, тягучей мелодией, наверное, сдержанным и благородным лицом Нани…
Ведь смысла в этих словах я, естественно, по малолетству не понимала…
Понимала, что это очень красивая песня, очень грустная, про очень несчастную любовь и петь её необходимо так же мужественно и печально, как поёт Нани Брегвадзе.
Я до сих пор очень люблю эту песню.
Но редко её вспоминаю.
Может быть, потому что теперь сама оказалась на невозвратной стороне?

Ах, эта красная рябина
Среди осенней желтизны.
Я на тебя смотрю, любимый,
Из невозвратной стороны.



Я вспомнила эти простые и мудрые слова, эти растянутые с легким грузинским акцентом звуки, глядя  на  рябиновые деревья. Уже безлистные, но так густо запорошенные красной ягодой, что и листья не нужны.
Вспомнила и подумала, что в несчастной любви нет ничего хорошего.
Ничего.
И быть толстым не так уж и плохо.
И пусть глаза будут маленькие и масляные. И плевать. На всё плевать.
Лишь бы любимый человек был рядом.
И любил меня.





Tags: От Ирины Егоровой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments