g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Псковско-Чудской водоём мы бороздили вдоль и поперёк! Но это было 40 лет назад...

 

«ПРЕКРАСНО ОЗЕРО ЧУДСКОЕ…»

Прекрасно озеро Чудское,

Когда над ним светило дня

Из синих вод, как шар огня,

Встаёт в торжественном покое:

Его красой озарена,

Цветами радуги играя,

Лежит равнина водяная,

Необозрима и пышна…

                 Н.М.Языков

         В Интернете сейчас много вывесок с пейзажами Псковско-Чудского водоёма, да и текстов немало. Правда, описаний турпоходов я не видел, хотя они должны быть. Добавим к ним эти мои воспоминания об одном плавании , состоявшемся ровно 40 лет назад. Набраны они по памяти, так как ни дневника, ни тем более записей в 1971 году я не вёл…

       Путешествие по водоёму мы с Виктором Ивановичем ЕВСЕЕВЫМ (его годы жизни 1930-2005) спланировали заранее на лучшее время  – июль. Оно заняло 17 дней, с 6 по 22 число. И тогда мы преодолели 450 км по трём озерам (Псковскому, Тёплому и Чудскому). Плюс 70 км по реке Эмайыги до Тарту и обратно к  устью эстонской «Мать-реки».

        Двигались на  деревянной  лодке В.И.Евсеева, оснащённой двигателем от списанной кинопередвижки. Этот движок давал скорость 10 километров в час, да больше нам и не требовалось. На лодке ранее В.И. лет 5-7 катал по выходным дням по реке Великой с выходом в Псковское озеро родных и друзей (автомобили в личном пользовании были редкостью). А меня не раз брал с собой на рыбалку и охоту .

 

      Мой спутник был человеком превосходных душевных качеств, проработавший всю жизнь на Псковском заводе радиодеталей (ПЗР), в том числе руководителем теплотехнической лаборатории отдела главного энергетика. В молодые годы Виктор Иванович где-то обучался морскому делу (увы, запрошенные нынче подробности его биографии жена и дочь мне так и не прислали). Это нам очень пригодилось, когда плыть оказывалось опасным из-за непогоды. Водоём становится суровым не только в осеннее время, в чём мы убедились в первые 11 дней этого нестандартного плавания.

       ПРИМЕЧАНИЕ: Это проба паруса в мысе Раскопель. Фактически под парусом мы не ходили.
         
Уже тогда мы понимали, что другой возможности повторить путешествие не будет, тем более что В.И. собирался лодку продать. Ну а до этого я проплыл место знаменитого Ледового побоища 1242 года лишь однажды, когда завкомом ПЗР была в 1967 году организована экскурсия на маломерном судне «Александр Невский».Тогда заводчане позагорали в русле реки Желчи с ночёвкой в палатках.

     Сожалею, что в поездке 1971 года я фотографировал мало и плохо. Так что хорошего фотоальбома на память не получилось. Немного разрозненных снимков попробую здесь вывесить в отдельном фотоприложении.

      Мне тогда исполнилось всего 35 лет. Виктор был на 6 лет постарше. Оба были здоровы и в хорошем настроении, готовые каждую зарю встречать в новом месте побережья. Вот только погода, хотя и тёплая, но капризная, не позволяла нам двигаться плавно и равномерно.

         Читателю это не так важно, скорее для себя, я перечислю здесь места наших ночёвок с указанием пройденного за день расстояния (тогда  я сумел раздобыть к отпуску лоцманскую карту водоёма с грифом «Для служебного пользования»).

           Итак, устье реки Пиузы (Пимжи) у деревни Будовичи (после 37 км перехода), мыс Старый Мтеж (18,5 км), мыс Яблонька (6.5 км), посёлок Мехикоорма в Эстонии (19,5 км), поселок Самолва (18 км), деревня Сосно у мыса Раскопель ( 38 км), город Гдов (43 км), посёлок Васкнарва (31 км), устье реки Пунгерья на северном побережье, три ночевки (44,5 км), деревня Праага в устье реки Эмайыги (89 км), в городе Тарту две ночёвки (36 км), устье реки Эмайыги (36 км), река Выханду (51 км) вблизи поселка Выыпсу, деревня Круппи (39 км).

          Места ночёвок обозначены на спутниковой карте красными точками на пути ТУДА и синими точками – на пути ОБРАТНО:

       Продвинуться вперёд лишь на 6.5 км нам довелось на третий день из-за сильного ветра и высокой волны, а трое суток в устье реки Пунгерья стояли на якоре не только мы, но и рыбацкие сейнеры: погода бушевала штормовая!

         Настоявшись здесь, мы по тихой погоде «пилили» 9 часов до устья Эмайыги, как бы навёрстывая упущенное время. Выполнили в тот день лишь заходы в Калласте и в бухту Муствээ с краткой прогулкой и обедом.

       Впрочем, сильнейшая волна заставала нас до шторма прямо в пути. Это случилось  на 7-й день при переходе от Сосно к Гдову. Отчаливали после отдыха как бы в нормальный ветер. Но внезапно он разыгрывался . И прямо в борт била волна высотой метра в полтора. Так что наше судёнышко подбрасывало высоко-высоко, затем резко опуская. Такое напряженное состояние длилось часа два. А пристать к берегу мы не могли: на 200-400 метров от береговой кромки тянулись песчаные отмели, да ещё и тина наматывалась на винт. Если бы волной нашу тяжелую лодку забросило на отмель, то снять её оттуда нам бы никто не помог.

    «Лодка-то КИЛЕВАЯ!» - от порции адреналина восклицал, подпрыгивая на грозных волнах, мой капитан Евсеев, когда мы проходили мимо деревни Ветвеник. Это означало, что при постройке было очень точно рассчитано днище лодки. При плоском дне её мгновенно бы опрокидывала боковая волна. При слишком остром киле она была бы также неустойчивой. А в нашем конкретном случае был самый оптимальный вариант. Конечно, в Гдове на суше нас качало при ходьбе как настоящих матросов …

       Ловлей рыбы заниматься много  не удавалось. Хорошо запомнилась удачная рыбалка в мысе Раскопель на 6-й день. Тогда выдалась лунная ночка, и мы задумчиво посидели у костра за стаканом водки. И много горбатых и черных со спины окуней надёргали донкой в вечер перед штормом. Напротив дачного местечка Каукси, что на эстонском песчаном берегу. Таких больших окуней я ранее и потом не ловил в Псковском озере и в Пейпси (эстонское название Чудского озера)…

      Приключений, кроме упомянутого рискованного перехода к Гдову при сильнейшем боковом (западном) ветре, у нас не случалось. Хотя был такой неожиданный случай. Спали мы всегда в лодке, имевшей в носовой части крытый отсек. В третью ночь мы вдруг проснулись от плавного покачивания. Оказалось, что на мысе Яблонька мы слабо укрепили на берегу швартовый канат. И нас просто-напросто унесло ночью от берега в дрейф километра на два…

         А самым красивым местом ночлега показалась мне мелкая речушка Выханду, что у посёлка Выыпсу в Эстонии. Это была наша последняя ночь и последнее тихое-тихое, ласковое солнечное утро:

     В общем, воспоминания самые приятные!

         Не буду приводить статистику по географии. А именно, что Чудское озеро вытянуто с севера на юг на 80 км (по другим данным – на 96), а с запада на восток от Муствээ на 50 км. Все данные теперь есть в Сети Сетей.

ЭПИЛОГ ЖИТЕЙСКИЙ

        Годом позже Виктор Иванович Евсеев круто повернул  личную жизнь: расторг свой первый бездетный брак. И справил свадьбу с юной Валентиной, работницей ПЗР. После убытия в Казань с ним и его приятным семейством я поддерживал дружеские отношения. К сожалению, в последние годы мы с В.И. разошлись идеологически. И почти не общались.

        Виктор Иванович умер от жестокой аритмии сердца, едва отметив своё 75-летие (после юбилея его хватило только на два месяца). В 2011 году я догоняю его по возрасту. И на сколько-то месяцев и лет мне посчастливится пережить приятеля – стойкого коммуниста?
Вот мы вместе в Тарту в 1971 году на фоне нашей лодочки (она не зачехлённая):

       Повторить это памятное плавание сегодня никто не сможет: водоём прорезан государственной границей пополам. Да и к российскому побережью имеют доступ лишь люди с местной пропиской. Пограничные правила, увы, так же строги, как и  в советские времена…

       Геннадий ЕГОРОВ

5 июля 2011 года, город Казань

Tags: Воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments