g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

ЭТО БЫЛО НА УЗМЕНИ

 
Часть 8. «Дневная опера»
О! Проклят будь, кто потревожит
Великолепье старины,
Кто на неё печать наложит
Мимоходящей новизны!
Н.М.ЯЗЫКОВ, стихотворение «Ау»
     Не только советская историческая наука, но и так называемое искусство социалистического реализма было мобилизовано на «военно-патриотическое воспитание трудящихся». Чувство национальной гордости, осуждаемое у других народов, как национализм, поощрялось у русских людей. Поощрялось как необходимый компонент «классовой национально-освободительной» борьбы за прогресс, гуманизм и мир.
        Однако советским историкам, порою отрицавшим труды Н.Карамзина, Н.Костомарова, С.Соловьева как монархически ориентированным, не удавалось ввести в историю Человека. Эта задача возлагалась на направляемое партией искусство.  Григорий Бакланов писал: «Сейчас много говорят об истории, куда устремились толпы литераторов. А когда куда-либо устремляется толпа, то она больше вытаптывает, чем находит».
        И действительно, реконструкции прошлого в художественных образах страдали зачастую плакатной декларативностью и беспомощным примитивизмом. Вряд ли к удачным произведениям Константина Симонова можно отнести его поэму 1937 года «Ледовое побоище»:
     И действительно, реконструкции прошлого в художественных образах страдали зачастую плакатной декларативностью и беспомощным примитивизмом. Вряд ли к удачным произведениям Константина Симонова можно отнести его поэму 1937 года «Ледовое побоище»:
Князь клялся раз и вновь клянется:
Руси ливонцам не видать.
Он даже в Новгород вернётся,
Чтоб им под зад коленкой дать.
    В концовке поэмы, делая обязательную связь с современностью, он пропагандирует тогдашнюю сталинскую стратегию борьбы с будущим противником малой кровью на его собственной территории, ставшую в действительности фикцией:
Как мы уже тогда их били,
Пусть помнят эти господа,
А мы сейчас сильней, чем были,
И будет грозен час, когда
… не забывая, не прощая,
Одним движением вперёд,
Свою отчизну защищая,
Пойдёт разгневанный народ.
       В предвоенном 1937 году принимается решение срочно снять художественный фильм об Александре Невском, воспевающий авторитет сильной государственной власти и идею военного могущества России.
      Талантливый режиссер Сергей Эйзенштейн не был захвачен сделанным ему предложением снять фильм. Но вынужден был согласиться на постановку. Прелесть её он видел в том, что в этой теме «никто ничего не знает, всего несколько строк летописи. Что ни сделай, всё будет правильно, опровергнуть-то никак невозможно!» (актерская газета «Созвездие» №5, 1991 год).

        По воспоминаниям жены Николая Черкасова  актер в главной роли горевал, что у него нет биографии героя, нет человеческих подробностей. Смущали его и картинная героичность, за рамки которой Эйзенштейн его не выпускал. В конце концов оба создателя фильма приняли к исполнению главную задачу: эпитет святой раскрыть превосходной степенью таких качеств как храбрый, мудрый, сильный, суровый, добрый, светлый. Суровый к врагам, добрый к «нашим».
       Спешка со съемкой была столь отчаянной, что сцены ледового боя, занимающие без малого 200 кадров, снимались летом 1938 года даже в 35-градусную жару. Для имитации снега в ход пошли белый песок, опилки, нафталин, соль, которыми было покрыто сельское поле площадью 300 на 100 метров. А безликие боевые роботы-рыцари проваливались под фанерные щиты-льдины на подмосковном озере. В съемках участвовали опытные пловцы. «Оперой днём» метко окрестил фильм кинорежиссер А.Довженко.

        Подготовленная к 21-й годовщине Октября картина понравилась первому кремлёвскому зрителю и вышла на массовый экран. Её создатели получили почетные звания, премии, ордена. Н.Черкасов, умерший в 1966 году, удостоился чести быть погребенным в Некрополе деятелей искусства у стен Александро-Невской лавры. Фильм, критически оцениваемый сегодняшним трезвым взглядом, стал, однако, заметным событием в советском киноискусстве. Он собирал большую аудиторию и за рубежом.
       Популярность фильма была столь велика, что отдельные фразы из этого фильма стали крылатыми и прочно срослись с именем героя 13-го века. В фильме, обращаясь к пленным, Невский произносит слова: «Идите и скажите всем, что Русь жива. Пусть без страха жалуют к нам в гости. Но кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет». Последняя фраза была вынесена крупным шрифтом на изданном в 1942 году плакате, где на картинном историческом фоне краснозвёздные всадники с саблей в руках мчались на … танки со свастикой!
             Между прочим красивые слова, вложенные лукавыми пропагандистами в уста князя-победоносца, являются перефразировкой из «Евангелия от Матфея»: «Все, взявшие меч, мечом и погибнут». И гневное применение этих слов можно прочесть в послании Совету народных комиссаров Патриарха Московского и всея России Тихона, сделанное в первую годовщину октябрьского переворота: «Реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды… Обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междуусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк.Х1, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф, ХХУ1, 52)».
       В разные годы появились романы о средневековой Руси и лицах русской истории. Их авторы имеют, конечно, право на художественный вымысел. Досадно лишь, что частенько этот вымысел попадает на страницы научно-популярных изданий, причём без всяких оговорок. Например, в брошюре кандидата исторических наук Ю.Соколова «За землю русскую» (издательство «Знание», 1990) можно прочесть трогательные подробности о детстве и юности Александра Невского. Однако они переписаны из романов и лишены всякой достоверности. При этом во вступлении названный автор привычно делает историю текущей политикой, обращенной в прошлое. Говоря о необходимости консолидации «здоровых» сил в СССР, автор тоскует, что занятой перестройкой стране не хватает «горячего патриота Невского».
        В годы насилия над творчеством страдали и добросовестные романисты. Увлёкся образом Александра Ярославича писатель В.Ян (В.Янчевский), повторявший, что очень беспокоился Невский о родной земле русской. В 1949 году писатель закончил книгу «Александр Беспокойный и Золотая Орда», которая была отвергнута Гослитиздатом. «Вы недостаточно показали историческую роль и величие Древней Руси и славного сына великого русского народа Александра Невского», - писали рецензенты автору. По свидетельству самого В.Яна, отзыв был наполнен издевательством и бранью, обвинениями романиста в «воспевании предательства, желании возвеличить врагов (немцев, шведов) и принизить русских» (из предисловия к четырёхтомнику В.Яна, 1989).
      Геннадий ЕГОРОВ, Казань, январь 1992 года.
Опубликовано с сокращениями в «Профсоюзной газете» (Псков),
 №8, апрель 1992 года

Tags: Воспоминания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments