g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

Ф. Газизова: впечатления от Сицилии


«НЕНОРМАЛЬНЫЕ ЛАСТОЧКИ»  В  СИЦИЛИИ

Путевые  заметки, март – апрель  2008


«Билайн приветствует Вас в Италии!»
- Ну и тормознутый же у меня оператор сотовой связи, -подумала я- приветствовать надо было вчера, когда мы приехали сюда, преодолев три плеча перелётов «Люфтганзой»: Казань-Франкфурт, Франкфурт-Рим, Рим-Катания (столица района в Сицилии). И уже из Катании добирались на такси до городка Таормина, основанного норманнами в 4 веке до н.э.
           Вообще-то, сначала мы хотели как-нибудь по-дикому и красиво сесть на поезд или автобус. Но когда потыкались и обнаружилось, что автобусы непонятно когда ходят, а вокзал совсем не тут, то оставили эту идею. И наняли субтильного молодого человека в очках, который закинул наш огромный чемодан в багажник и погнал на север со скоростью чуть меньше 150 км/ч. Нам оставалось только держаться за дверные ручки и подпрыгивать, когда попадались неровности на пути (очень-очень редко, дороги там превосходные). Через час с небольшим, доехав по бесконечным серпантинам до городка, чудом, как мне казалось, помещавшимся между этих скал, он выплюнул нас на маленьком пятачке перед воротами старинного греко-римского вида. И сообщил, что дальше ехать нельзя, но дойти тут – каких-то 50 метров.
              Мы покатили чемодан, и, глазея по сторонам, влились в толпу. Да, как ни странно, хоть это был и не сезон, и довольно холодно для Сицилии (с утра, как нам сказали, шёл снег, ну а так было градусов десять), мы попали в оживлённейшее место. И через две минуты по главной улице дошли до нашего обиталища на следующие полторы недели – гостиницы «Изабелла».





- Ну что, для трёх звёзд неплохо, - заметил папа, осмотрев ванную, тумбочки, телевизор и минибар. Но мне для полной уверенности нужно было прояснить ещё один момент:
- Подожди. Надо посмотреть, какие у них завтраки.
Завтраки оказались отличные. Вроде бы что можно придумать, кроме стандартного набора булок, соков и сыров плюс-минус яичница и бекон? Нет, на этом завтраке каждый день были ещё и корзина помидоров, черри и большая миска с плавающей в ней моцареллой (сыром). Так что каждое утро я кидала всё это в тарелку, заливала бальзамическим уксусом и оливковым маслом и съедала чудесную вариацию на тему салата «Капрезе».
В вечер приезда нам попалась русская женщина, она была зазывалой в ресторане прямо напротив нашей гостиницы. Ну и мы , недолго думая зашли туда, заказали еду по её совету. Кое-что зря, потому что: рекомендованный кролик, как мне кажется, при жизни был вовсе не кроликом, а бараном.  И узнали нечто  полезное о городе, в частности, что тут живут все мафиози на пенсии и поэтому тут очень спокойно, тихо и нет рэкета.


        Всё оставшееся время родители комментировали то одного, то другого пожилого синьора, прогуливающегося по Корсо Умберто: «вот идёт, мафиози на пенсии».
В нашем справочнике было написано, что Таормина либо очаровывает иностранца в первые сутки, либо оставляет совсем равнодушным. Мне не пришлось долго гадать, к какому типу я отношусь. Меня город очаровал в первые же секунды, когда нас вытряхнули на площади . Как оказалось, это была главная площадь города, площадь Святого Панкрация – хотя «площадь» тут понятие условное: каждый пятачок размером чуть больше стандартной комнаты в квартире носит гордое название «piazza». Об улицах вообще молчу: в одну из «улиц» можно было протиснуться с трудом, такая она была узкая, а между тем, на ней и ресторан имелся. Мы пошли по этому светящемуся городку, вокруг звучала переливчатая итальянская речь (“mamm ma mia!” “ragazzzzzi!” “prrrronto!’) и в витринах мелькали сладости, подобных которым я никогда не видела ( о сладостях подробнее расскажу ниже).
Сам город находится довольно высоко над морем, и поэтому половину отдыха мы провели в бодрых скачках по горам. Вниз до моря по каким-то козьим тропкам или чудом найденным ступенькам. Вверх до города – по шоссе, шарахаясь от встречных автобусов, которые совершенно непонятно каким чудом разъезжаются на узких серпантинистых дорогах. По побережью мы, конечно, не просто так слонялись, а искали, искали «тот самый» ресторан из «Голубой бездны»  – кажется, всё-таки не нашли, или его переделали до неузнаваемости.
               Дни пролетали ненормальными ласточками, пока мы с папой, оставив маме пару евро на кофе, уезжали с утра смотреть остров. Сначала мы махнули на автобусе в Сиракузы с пересадкой в Катании (родине капитана Катани, как мне рассказали родители; я ничего не поняла – видимо, опоздала родиться). Там посмотрели на развалины греческого амфитеатра. Амфитеатр как амфитеатр. В Таормине примерно такой же есть, только вид оттуда открывается совершенно другой, на горы и море (говорят, Гёте считал это самым прекрасным видом на земле, а ещё в Таормине любили бывать Мопассан, Генри Фолкнер, голливудские звезды Грета Гарбо, Марлен Дитрих, Лиз Тейлор и другие знаменитости).  Мы, между тем, попали под проливной дождь. На обратной дороге в автобусе я чувствовала себя противно хлюпающей остывшей кашей.
Потом мы решили попробовать местные поезда и, на этот раз прихватив с собой маму, поехали в Катанию. Несмотря на то, что было воскресенье, город будто вымер: всё было закрыто,  переулки мрачно глядели на нас и отгоняли развевающимся на балконах бельём – национальной итальянской особенностью. Даже присесть и выпить кофе было почти негде. Тем не менее, Катания всё равно впечатлила, она была похожа на сошедшую со страниц книги иллюстрацию к рассказу о средневековой Европе – жуткая и суровая, только по недоразумению носящая на себе отпечатки нынешнего века.
Потом мне снова захотелось прокатиться на поезде, и мы, оставив-таки маму ходить по Корсо Умберто, взяли два билета до Мессины– это уже на север, большой портовый город, безо всяких отпечатков древности и оттого почти безликий.
                     Впрочем, ещё на вокзале мы заметили на открытках с видами города удивительно красивый собор, украшенный золотыми фигурами – и пустились его искать. Обойдя все главные проспекты и так ничего и не найдя, мы опустили руки и попытались найти дорогу к вокзалу – и тут, как по мановению волшебной палочки, перед нами вырос этот самый собор с открыток. Мы походили кругом, посмотрели на задравших головы и застывших так туристов..
- Слушай, который час?
Я посмотрела на часы.
- Без пяти двенадцать. Что, не успеваем на поезд? Ну, на следующем поедем.
- Да нет же! Знаешь, почему они все наверх смотрят? Сейчас тут такое начнётся!
И папа был прав. Я не сразу сообразила, но эти фигуры были механическими и должны были двигаться, а когда? Ну конечно же, в полдень! Так что через пять минут башня ожила:
Сначала три раза прорычал и отсалютовал флагом лев в короне на самом её верху. Потом чуть ниже него спел петух… Потом ангел зазвонил в колокол, и двое спящих стражников вдруг подняли головы: из гроба восстал Иисус. Каждую четверть часа стоящая в самом низу Смерть лязгала косой, и механический человечек проходил четверть своей жизни, и начинал всё заново: мальчик-юноша-мужчина-старец. Пелась «Аве Мария»..


          Каждый раз, возвращаясь в Таормину, мы искали, где бы поесть – и было из чего выбрать. Цены везде были примерно одинаковые, и поэтому мы попробовали почти всё, что хотели. Теперь я знаю, что и в Италии бывает отвратительная пицца, что морепродукты   в принципе, везде одинаковые, и что после недели такого питания страшно хочется мяяяса! Зато – какие там были сладости! Даже не верится, что все эти кулинарные безумия – творения рук человеческих. Марципаны, печенья, пирожные, торты – но особенно, конечно, - трубочки с сыром риккота (не путать с рукколой), которые уже через пару часов не такие вкусные, и которыми мы объедались каждый день, жалея, что нельзя взять немножко домой..
Объездив дальнее побережье и исходив ближнее, мы решили заняться исследованием соседних городков. На юг от Таормины лежал Наксос, где мы гуляли по набережной; на севере был Летоджанни, где мы сидели в баре на главной площади. Впрочем, если бы не указатели, мы бы вряд ли поняли, где кончается один город и начинается другой..


                Над Таорминой, на холме, виднелся замок. Папа всё говорил, что мы туда должны сходить – нас эта мысль слегка пугала, но когда все пункты назначения были исчерпаны, мы начали восхождение. Впрочем, легко сказать восхождение, для этого надо было найти дорогу наверх. Мы пошли наугад – и вышли прямо к указателю «замок Таормины». Теперь осталось всего ничего: полчаса по крутым ступенькам наверх по горам – и мы ..перед закрытыми воротами. Конечно, а кто вас пустит в средневековый замок, нависающий над морем. Поглядев на двух стареньких япончиков, которые рисовали, усевшись на камнях, папа сказал, что мы идём дальше.
                 Мы нашли холм ещё выше («Видите? Там город!» - восклицал восторженно папа). Но я смотрела не наверх, а по сторонам, выискивая кошек, чтобы их сфотографировать . Кошек на Сицилии уйма, они питаются макаронами (сама видела!) и вполне довольны жизнью. Ещё полчаса забирались наверх по более крутому подъёму. Оказалось, наверху и правда город – Кастелмола, ютящийся над обрывом, сверкающий чистотой маленьких улочек, расходящихся по непонятной системе от главной площади. Мы побродили там, восхищаясь этой жуткой высотой. И я с горечью поняла, что чем прекраснее и выше места, которые я вижу, тем невозможнее запихнуть их в рамку кадра или запечатлеть в словах. Вот так и остаётся – оставить это у себя в голове, да показывать два удачных снимка из трёхсот, которые, впрочем, не передадут и доли того восторга, который бушевал во мне эти две недели.
Перед самым отъездом, в предпоследний день, мы купили автобусную экскурсию на Этну. Честно говоря, когда я узнала, что еду на остров, где стоит самый большой действующий вулкан в Европе, у меня мурашки поползли по коже. Но, конечно, не посмотреть на него вблизи, ограничившись живописными видами с холмов , мы не могли. В солнечные ясные дни Этна гордо возвышается над островом, сверкая снежными склонами; а часа в четыре начинает «дышать» ¬– пускает тонкий серый дымок, который причудливо перемешивается с облаками.


                Придя с утра на автобусную станцию, мы сомневались, будет ли достаточно хорошо видна Этна в такую пасмурную погоду: ночью прошёл дождь, небо хмурилось тучами. Но по пути на вулкан все сомнения рассеялись – чем выше мы забирались, тем пасмурнее становилось.  Пошёл сильный дождь, а уже на подъезде к автобусной стоянке на высоте почти двух тысяч метров над уровнем моря и вовсе повалил снежище. Мы, конечно, вышли из автобуса . Но только чтобы перебежать в местное маленькое кафе (где, кстати, я в первый раз в жизни увидела настоящий музыкальный автомат с грампластинками) и выслушать неутешительный диагноз гида: из-за снега ничего не видно, подниматься дальше нет смысла мы можем посидеть тут и посмотреть кино об Этне или пройти с ним вокруг одного из мелких кратеров.
               Совершив этот круг почёта (давшийся, кстати, довольно тяжело – пошёл град, и сильнейший ветер немилосердно хлестал нам жгучими кусочками льда по лицам, рукам и даже ногам сквозь джинсы – до сих пор, как вспомню, вздрагиваю), мы погрузились обратно в автобус. Буквально дотерпели оставшуюся часть экскурсии – Алькантары, природное чудо, система гротов. Обычно туристам дают забавные костюмы, приваренные друг к другу резиновые штаны и сапоги: вся эта конструкция держится подобно комбинезону на лямках. Тогда можно заходить в гроты, но не в это время года, как нам объяснили, потому что уровень воды слишком высокий. В общем, прокатила нас погода в тот понедельник…
           А на следующий день солнце светило вовсю, на небе не было ни облачка, и Этна ухмылялась нам в тридцать два белоснежных зуба.


P.S. Когда мы уже собирались домой, папа раз десять напомнил мне, чтобы я уложила свой ножик с багажом. Дело в том, что ещё в Казани, сразу после паспортного и таможенного контроля , случился конфуз.Но сначала о самом контроле, который прошёл довольно весело: меня спросили, с кем я еду, я сказала, что с родителями.
- А, так это только что была ваша мама?
- Ага.
- А вы можете как-то подтвердить это? Документом?
Секундный ступор..
- ..Но мне уже есть восемнадцать.
- Да? – сотрудница лихорадочно полистала паспорт. – Ой, точно. Извините. Просто вы молодо выглядите.
Стараясь не выпасть в осадок, я поблагодарила её и стала думать, хорошо ли это, если я в восемнадцать «молодо выгляжу»…
Так вот, сразу после контроля я полезла в сумку за блокнотом и вдруг похолодела, наткнувшись на …ножик, на свой карманный «Викторинокс». Со скорбным видом я вытащила его наружу и папа фыркнул:
- Молодец! Всё, можешь  его выкидывать.
               Ну конечно, я не забыла о том, что провоз всяких опасных вещей, а с некоторых пор даже жидкостей (к которым относятся также гели, пасты и почему-то губная помада) в ручной клади запрещён. И, значит, мой ножик, который почему-то не заметили на контроле в Казани, непременно отберут где-нибудь во Франкфурте или Риме. Я поозиралась по сторонам в поисках мусорки, но потом решила не делать преждевременных глупостей.
              Как оказалось, правильно, потому что во Франкфурте мою сумку после рентгена долго обсуждали, потом в ней копались, потом бдительные искатели попросили саму меня вытащить нож. «Ой, наверное, я там его забыла» - скорчила я мину и вручила им мой потрёпанный ножик. Те его приложили к какой-то линейке, и, торжественно сообщив, что он слишком маленький, чтобы его отнимать, пропустили меня на борт самолёта…
На обратном пути я догадалась засунуть ножик в багажное отделение.

Фотографии автора путевых заметок.
Сетевая версия – блогера Геннадия Егорова от апреля 2012 года





Tags: Творчество друзей
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments