g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Category:

ТРУДОМ МАСТЕРОВОГО МОЖНО ДОБИТЬСЯ МНОГОГО


Сапожник Розенштейн и граф фон-Мантейфель. ТРИЛОГИЯ

Часть первая. КАК САПОЖНИК РОЗЕНШТЕЙН
ОБОСНОВАЛСЯ В ЭСТОНИИ

Но вечен род!
Едва слетят
Потомков новых поколенья,
Иные звенья заменят из цепи выпавшие звенья.
Младенцы снова расцветут,
Вновь закипит младое племя….
А.И.Одоевский
           На протяжении пятидесяти лет мне удалось бывать в Тарту у родной сестры, прожившей счастливо те же полвека с мужем-эстонцем Рейном. В начале 1990-х годов Рейн стал владельцем 48 гектар земли, возвращенных колхозом его ныне покойному отцу. Эта земля, в 30 километрах к северу от Тарту, в местечке Ухмарду (церковный приход святой Маарьи-Магдалены), принадлежала его прадеду по материнской линии Иоханну Розенштейну.  Сапожнику-немцу, приглашенному на рубеже 1850-х - 1860-х годов из Германии послужить по своей специальности одним из прибалтийских баронов, графом Эрнстом Готтхардом фон-Мантейфелем (годы жизни 1801 – 1880).
В кадре из Интернета – герб фон-Мантейфелей от 1759 года.
         Будучи не самым богатым из разветвлённого рода Мантейфелей, выехавших в Лифляндию из Германии ещё в 13 веке, Арист Андреевич (так на русский манер звали графа) высоко оценил мастерство и преданность хозяину сапожных дел мастера (подлинные полусапожки графа, исполненные мастером Розенштейном):


           И 150 лет назад одарил его большим домом и упомянутыми 48 гектарами с пашней и лесом, что в 4 километрах к югу от живописного озера Сааре. Усадьба (мыза) самого графа Саарярве располагалась совсем близко к озеру, занимающему площадь 27 га, но севернее его.



      Родословную Розенштейнов, начиная от Иоханна Розенштейна (годы жизни 1832 – 1889) и его жены Эмилии ( 1834 – 1882), в 6 коленах я нарисовал в 2004 году.
         Мать Рейна Алиде-Эльфриде Розенштейн  ( 1901 – 1989) была дочерью одного из сыновей сапожника, а именно Карла Хейнриха Розенштейна (годы жизни ориентировочно 1870 – 1923). В жены Карл взял тоже Эмилию ( Emilie) , но немкой она была или эстонкой, точно неизвестно. Не обозначены на её надгробии и годы жизни, примерно это 1880 – 1940 годы.
          Вторая Эмилия нарожала 8 детей. Из них только три дочери оказались жизнестойкими: старшая Алиде прожила 88 лет, самая младшая Алли – 81 год (1923 – 2004), средняя Ида-Армильда трагически погибла вместе с мужем-эстонцем в 1997 году, уже будучи в преклонном возрасте.



На фото автора 1961 года в Тарту: Алиде в возрасте 60 лет
        Алиде Карловне, как старшей сестре, пришлось нянчить своих трех братьев и двух сестёр, ушедших из жизни ещё до войны в возрасте от 18 до 32 лет. Имена двух из них – Рудольфа и Акселя- сохранились в памяти и на надгробиях (без обозначения годов жизни). Всех косил туберкулёз, очень опасный при низком уровне медицинского обслуживания. Воспитательная нагрузка на Алиду оказалась столь большой, что она сама заболела экземой (хорошо, что поддержал один из дядей).
        Когда в 1939 году Гитлер обратился к прибалтийским немцам выехать «нах Фатерланд» (в Отечество), то от Розенштейнов со стороны Карла Хейнриха ехать оказалось некому: женщины были уже выданы замуж за эстонцев и привязаны прочно к Эстимаа.
        Тогда поехали в Германию лишь два дяди Алиде Карловны (увы, их имена забыты). Оба они пережили войну, став зажиточными людьми: один в Западной Германии владел двумя домами и удачно сосватал дочь Регину за шведского офицера флота (она поселилась в Швеции). Другой умер в Австралии бездетным, но завещал наследственные деньги и имущество сестре Эмме, оставшейся в Тарту. 
          Братья и сестры Карла Хейнриха Эдмонд и Эмма долго жили в Тарту. Работоспособный Эдмонд в 70 лет построил себе индивидуальный дом в Тарту и жил в нём до 80 лет. А брат Арни (Арнольд?) до конца жизни скромно работал сапожником в деревне Касема близ Маарья и оказался единственным продолжателем профессии основателя рода.
        Здоровые потомки Иоханна были очень трудолюбивыми людьми. К сожалению, Карл Хейнрих умер в возрасте 50 с небольшим, так как надорвался зимой, поднимая в одиночку тяжеленные сани с дровами.
         Несчастье постигло Розенштейнов на стыке 19 и 20 веков: сгорел прежний господский дом. Часть семейства устроилась в уцелевших хозяйственных постройках в Ухмарду. Другая часть выехала на жительство в местечко Ныо южнее Тарту.
        Давно уже нет и второго дома, возведенного в Ухмарду на старом фундаменте в течение 20 лет. Но сохранились две фотографии от 1925 года этого второго дома в Ухмарду:



        Интересно, что на вывешенном фотоснимке просматривается справа дубок, посаженный юным Акселем Розенштейном. Посадил Аксель ровно 21 дерево, прожив сам по совпадению 21 год. Дубы дошли до нашего времени (кроме двух) и тесно  стоят в линию вдоль объездной ветви дороги Тарту-Нарва (см. здесь наше фото двадцатилетней давности).

Так вот Аксель оставил о себе долгую-долгую память очень простым поступком, до которого не догадались его братья.
         Основатель рода Иоханн Розенштейн и его жена Эмилия нашли упокоение на кладбище в деревне Маарья. Причем  имя немца оказалось переделанным на эстонский манер Яаном, да и  гравировка латунной таблички на чугунном кресте выполнена на эстонском языке. На табличке мы читаем слова: «Здесь отдыхают с Божьим миром Яан и Эмилия Розенштейны. Усните, дорогие, спокойным сном до часа Воскрешения». Рядом – каменное надгробие с надписью «Семья Карла-Хейнриха Розенштейна», но без указания имён погребённых здесь людей. Жена Эмилия и сыновья Рудольф и Аксель схоронены на другом, более современном участке кладбища, через дорогу (влево, если смотреть на кладбище спиной к храму святой Марии-Магдалены).


На фото 1980 года: 16-летняя праправнучка Марика (на переднем плане) у могил основателей рода Иоханна и Эмилии Розенштейнов на кладбище в Маарья
          В реальной действительности, конечно, не имеет значения, как чистокровные немцы перемешивались с эстонцами (отец Рейна был эстонцем). Ведь позднее в это древо Розенштейнов вплелись кроме эстонских русская, а поколением позже и украинская, ветви. В конечном итоге самое важное, как потомок интегрирован по языку, культуре, истории в своей родине- Эстонии.
       Интересно, что Алли Розенштейн, выходя замуж за эстонца (где наберёшься немцев?), в память о своих предках-немцах не стала менять свою девичью фамилию. И что не менее любопытно, муж согласился с этим. Так что сегодня молоденькие Розенштейны, эстонцы с немецкими корнями, ещё бегают где-то в Тартуском уезде!
       А самым юным в упомянутой родословной схеме от 2004 года оказался Матиас-Эрик Тиирик (фамилия изменена), родившийся в том же 2004 году. Настоящий эстонец, однако с капельками немецкой крови. Ведь он – прапраправнук сапожника Иоханна из Германии. Вот и имя ему дали двойное, на немецкий манер…
            Завершить первую часть хочу чудной фотографией из Интернета, где другая прапраправнучка немца-сапожника ведет целый раздел в Фейсбуке под своим именем Мариан Тобро (набирать надо имя и фамилию латинскими буквами). Она своими мастерскими фотоработами приобрела в этом популярном Фейсбуке почти 900 друзей. Прилагаемый кадр Мариан Тобро сделан как раз в Ухмарду, на границе дедовских владений, где резвится разная непуганая живность:


          Одновременно выражаю благодарность матери Мариан, моей тартуской племяннице Регине Юриссон (фамилия изменена) за большую помощь в подборе материала ко всем частям повествования.


                          

Tags: Моя Эстония, Эстония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments