g_egorov (g_egorov) wrote,
g_egorov
g_egorov

Categories:

А.Н.Вульф - приятель Пушкина



«ЗДРАВСТВУЙ, ВУЛЬФ, ПРИЯТЕЛЬ МОЙ!»
      В августе 1824 года «ссылочный невольник» Александр Сергеевич Пушкин прибыл из Одессы в Михайловское, в имение своих родителей, под надзор местных властей.
     Он жаждал свободы, а потому задумал даже побег за границу при всех опасениях, что «угаснет в чуждой стране». Один из вариантов отъезда из России был связан с Александром Николаевичем Вульфом, старшим сыном тригорской соседки поэта П.А.Осиповой-Вульф.
      Её сын мог бы выхлопотать для себя заграничный паспорт и увезти с собою Пушкина через Дерпт (Тарту) под видом крепостного слуги. Однако вскоре Пушкин оставил планы «отправиться за море» и стал обживать свой дом над Соротью …
      
                  Когда Пушкин юношей впервые побывал в Тригорском, Алексей Вульф был мальчиком. В 1822 году Вульфа после строгого экзамена зачислили на кафедру военных наук философского факультета Дерптского университета. Кроме военных наук, здесь он изучал математику, всеобщую историю, русскую словесность и философию.
       Тогда в Дерпте, где традиционно преобладал немецкий язык, обучались всего 16 русских студентов. Среди них – молодой поэт Н.М.Языков, знакомый с публикациями Пушкина, но относившийся к ним скептически.
 


       А.С.Пушкин установил приятельские отношения и часто виделся с Вульфом в 1824-1826 годах, когда тот бывал на каникулах у своих родных. Их сблизил интерес к литературе, искусству, политике. Алексею Николаевичу первому Пушкин прочитал почти законченную поэму «Полтава», найдя в нём заинтересованного и понимающего слушателя. Вульф первым узнал от Пушкина и о создании двух глав «Арапа Петра Великого».
                 После выхода поэмы Пушкина «Евгений Онегин» Вульф заметил: «Многие из мыслей, прежде чем я прочёл в «Онегине», были часто в беседах глаз на глаз с Пушкиным в Михайловском пересуждаемы между нами, а после я встречал их, как старых знакомых».
           Узнавал Вульф себя во Владимире Ленском, а своих сестёр – в Татьяне и Ольге. Хотя позднее первый биограф Пушкина П.В.Анненков отмечал, что герои «Евгения Онегина» не имеют «ни малейшего признака портретов с натуры», ясно, что поэт в Тригорском черпал материалы и краски, рисуя патриархальный быт семейства Лариных.
       Возможно, Вульф был прототипом Алексея Берестова из «Барышни-крестьянки», героя «Романа в письмах» и отрывка «Русский Пелам». Обосновавшись в 1824 году в Михайловском, поэт уже через месяц пишет А.Н.Вульфу в Дерпт письмо, начинающегося строками:
«Здравствуй, Вульф, приятель мой!
Приезжай сюда зимой,
Да Языкова поэта
Затащи ко мне с собой …»
       Пушкин желал живого общения с собратом по перу. Однако малообщительный Языков находился в раздумье и не торопился на свидание с Пушкиным, подкреплённое и приглашением Прасковьи Александровны Осиповой-Вульф: дерптский студент привёз своего круглолицего и кудрявого друга лишь в июне 1826 года.
      Языков провёл в Тригорском не пару-тройку дней, как собирался, а почти целый месяц. Его очаровали природа, гостеприимство хозяев, сердечное расположение Пушкина. Молодые люди почти не разлучались: гуляли по парку, палили из пистолетов, катались верхом на лошадях, плескались в Сороти (лето тогда выдалось жаркое). И распивали жжёнку, «напиток благородный, слиянье рому и вина, без примеси воды негодной». Стеснительный в женском присутствии, Языков мог долго декламировать свои стихи Пушкину и Вульфу.
         К концу этого памятного для всех троих 1826 года Алексей Вульф завершил своё образование в Дерпте. Здесь он состоял членом одного из многочисленных кружков – «Союза во имя Бога, чести, свободы и Отчизны». Этот «Союз», по признанию самого Вульфа, «дал направление юношеским нашим умам к высокой цели добра».
       В дерптский период своей жизни склонный к скептицизму и эгоизму А.Н.Вульф стал «человеком независимого образа мыслей и характера» (Л.Майков).
       Весь 1827 год, проведённый в деревне, понадобился Алексею Николаевичу для выбора дальнейшего пути в жизни. В декабре этого года он поселяется в Санкт-Петербурге, поступает на службу в департамент разных податей и сборов. В 1828 году в столице он часто встречается с Пушкиным и его родными, с поэтом Дельвигом и его супругой, своей кузиной Анной Керн и её сестрой Лизой.
       Здесь он начинает вести свой «Дневник», представляющий и сегодня определённый историко-литературный интерес. Дневник издавался частично в 1899 году Л.Майковым, в 1915 году М.Гофманом и полностью в далёком для нас 1929 году П.Щеголевым.
      Щеголев дал к своему изданию дневника А.Н.Вульфа подзаголовок «Любовный быт пушкинской эпохи». Он писал в предисловии: «Вульф, девятнадцатилетний студент, только что вступивший в жизнь, не мог не покориться обаянию личности Пушкина. Поэт для студента стал образцом во многих отношениях и прежде всего оказался его учителем и наставником в науке страсти нежной, в привычках и нравах любовного обхождения. Изучение любовной науки не было только теоретическим, тут же происходили и практические упражнения при участии всей женской молодёжи Тригорского. Ученик не отставал от учителя и даже выступал с решительным успехом в роли конкурента поэта».
             В своём дневнике, не предназначавшемся для печати, кроме самых обыденных событий своей жизни, Вульф с нескрываемыми подробностями повествует о романах с Анной Керн, Лизой Полторацкой, Софьей Дельвиг, Екатериной Гладковой, Александрой Осиповой (падчерицей П.А.Осиповой-Вульф).
          Как явствует из дневниковых записей, Вульфу были ведомы все виды любви – от платонической до чисто физической. А.С.Пушкин, весело подыгрывая Вульфу, неоднократно в письмах называл то Вульфа, то себя Ловласом, именем безнравственного героя-соблазнителя романа английского писателя С.Ричардсона «Кларисса Гарлоу». Например, в конце 1829 года, проезжая из Арзрума в Петербург, поэт писал Вульфу из Тверской губернии, где они ранее вместе гостили: «Как жаль, любезный Ловлас Николаевич, что мы здесь не встретились. То-то побесили б мы баронов и простых дворян!»
        Вспоминая свои и Пушкина развлечения в тверских имениях Вульфов, Алексей Николаевич записал: «Он (Пушкин.-Автор) принёс в наше общество немного разнообразия. Его светский блестящий ум очень приятен в обществе, особенно женском. С ним я заключил оборонительный и наступательный союз против красавиц, отчего его и прозвали сёстры Мефистофелем, а меня Фаустом».
       Но если любовные легенды поэта-гения и действительные проявления им страсти были окрашены «чудными мгновениями», то Вульф выступает холодным обожателем женщин. В 1833 году он пометил в дневнике: «Я был в 20 лет хватом, слыл забиякою … пил также в своё время из удальства, потом волочился за женщинами, как франт».             
        В 1829-1833 годах А.Н.Вульф проходит военную службу в гусарском принца Оранского полку. На малоизвестной акварели Н.Шаде он – молодой красавец-гусар с двумя воинскими наградами. Но его военная карьера не сложилась, в чине штабс-ротмистра он уходит в отставку «по домашним обстоятельствам».
       14 апреля 1836 года, приехав в Михайловское на похороны матери, Пушкин писал Языкову: «Отгадайте, откуда пишу я Вам, мой любезный Николай Михайлович? Из той стороны …, где ровно тому десять лет назад пировали мы втроём: Вы, Вульф и я; где звучали Ваши стихи и бокалы с ёмкой, где вспоминаем мы Вас – и старину … Алексей Вульф здесь же, отставной студент и гусар, усатый агроном, тверской Ловлас – по-прежнему милый, но уже перешагнувший за тридцатый год».
            Александру Сергеевичу оставалось жить меньше года. У Вульфа впереди было ещё долгих 45 лет. Летом 1866 года уроженец Псковской области М.И.Семевский, будущий редактор журнала «Русская старина», совершит поездку из Петербурга в пушкинские места.
          Из прежних обитателей Тригорского Семевский застанет в живых только А.Н.Вульфа и М.И.Осипову, записав с их слов биографические рассказы о поэте. Бывший романтик и либерал, покоритель женских сердец с годами превратился в скуповатого помещика, закоренелого холостяка. Демон зла Мефистофель в «Сцене из Фауста» у Пушкина саркастически спрашивает Фауста (его роль, как видим, отводилась рассудочному Вульфу):
«… Хотел влюбиться – и влюбился.
Ты с жизни взял возможну дань,
А был ли счастлив?»
       Ответом была фраза Фауста: «Перестань, не растравляй мне язвы тайной …».
        Умер А.Н.Вульф 17 апреля 1881 года в Тригорском от воспаления лёгких в возрасте 75 лет и был похоронен на семейном кладбище Осиповых-Вульф в городище Воронич.

Геннадий Егоров, газета «Новости Пскова», № 102 от 1 июня 1995 года.
Сетевая версия – автора от мая 2012 года.



Tags: Моя пушкиниана
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments